Регистрация
 

CUM TU AFFECTAVISTI IMPERIUM SUPER VITA ET MORTE, MEMINITO QUOD TU ES HOMO TANTUM.

орден хранителей смерти


Школа Ордена Хранителей Смерти

После всестороннего тестирования мы запускаем новую программу дистанционного обучения азам магического искусства и моделирования в школе Ордена. Обучение проводится по курсу редакции 2018 года, под присмотром и постоянным контролем куратора. Узнать подробности, изучить программу курса или подать заявку вы можете нажав на этот баннер.

Ритуал Э. Леви (Аполлоний)
Прочитано 4143 раз
09 Апрель 2010, 11:35:39
Описание ритуала

Цитировать
Весной 1854-го года я отправился в Лондон, чтобы избавиться от
неприятностей и без помехи отдаться науке. У меня были рекомендательные
письма к знаменитым людям, интересовавшимся откровениями
сверхъестественного мира. Я виделся со многими из них и нашел в них много
любезности и столько же безразличия и легкомысленности. Прежде всего от
меня, как от шарлатана, требовали чудес. Я был слегка обескуражен, так
как, по правде говоря, не имея ничего против того, чтобы посвятить других
в тайны церемониальной магии, для себя самого я всегда боялся иллюзий и
утомления; к тому же эти церемонии требуют очень дорогого материала и его
трудно найти. Итак, я занялся изучением высшей каббалы, и совершенно не
думал об английских адептах, когда однажды, вернувшись в свою гостиницу,
нашел адресованное на мое имя письмо. В конверте были - половина поперек
перерезанной карточки, на которой находился знак печати Соломона, и
маленький клочок бумаги, на котором карандашом было написано:

   "Завтра, в три часа, около Вестминстерского аббатства вам предъявят
другую половину этой карточки". Я отправился на это странное свидание. На
назначенном месте стояла карета. Я непринужденно держал в руке свой
обрывок карточки; ко мне приблизился слуга и подмигнул, открывая мне
дверцу кареты. В карете сидела дама в черном; шляпа ее была покрыта
густой вуалью; она жестом пригласила меня сесть возле себя, показывая в
то же время другую половину полученной мной карточки. Дверца закрылась,
карета покатилась, и, когда дама подняла свой вуаль, я увидел, что имею
дело с пожилой особой, с чрезвычайно живыми и странно пристальными
глазами под серыми бровями. "Сэр, сказала мне она, с ясно выраженным
английским акцентом, - я знаю, что закон секрета строго соблюдается
адептами; приятельница г. Б*** Л***, видевшая вас, знает, что у вас
просили опытов, и вы отказались удовлетворить это любопытство. Быть
может, у вас нет необходимых предметов; я покажу вам полный магический
кабинет; но прежде всего я требую от вас ненарушения секрета. Если вы не
дадите мне этого обещания, - я прикажу проводить вас домой". Я дал
требуемое от меня обещание, и верен ему, не называя ни имени, ни звания,
ни местожительства этой дамы, которая, как я узнал позже, была
посвященной, хотя и не первой, но все же очень высокой степени. Мы часто
и долго разговаривали, и постоянно она настаивала на необходимости
практики, чтобы дополнить посвящение. Она показала мне магическую
коллекцию одеяний и инструментов; даже одолжила мне несколько редких, не
доставшихся мне книг; короче говоря, она побудила меня попробовать
произвести у нее опыт полного вызывания, к которому я приготовлялся в
течение двадцати одного дня, добросовестно выполняя все обряды, указанные
в 13-й главе Ритуала.

   Все было закончено 24-го июля. Нужно было вызвать призрак божественного
Аполлония и спросить его о двух секретах: одном, касавшемся лично меня, и
другом, интересовавшем эту даму. Сначала она рассчитывала присутствовать
при вызывании с благонадежным человеком; но в последний момент эта особа
испугалась, и, так как тройное или единство безусловно необходимо при
выполнении магических обрядов, - я остался один. Кабинет, приготовленный
для вызывания, находился в небольшой башне; в нем были расположены четыре
вогнутых зеркала, род алтаря, верхняя часть которого из белого мрамора
была окружена цепью из намагниченного железа. На белом мраморе был
выгравирован и вызолочен знак пентаграммы в том виде, как она изображена
в начале 5-й главы этого сочинения; тот же знак был нарисован различными
красками на белой и новой коже ягненка, распростертой перед алтарем. В
центре мраморного стола стояла маленькая медная жаровня с углями из ольхи
и лаврового дерева; другая жаровня была помещена передо мной на
треножнике. Я был одет в белое платье, похожее на одеяние наших
католических священников, по более просторное и длинное; на голове у меня
был венок из листьев вербены, вплетенных в золотую цепь. В одной руке я
держал новую шпагу, в другой - Ритуал, я зажег огни и начал, - сначала
тихо, затем постепенно повышая голос, - произносить призывания Ритуала.
Дым подымался, пламя сначала заставляло колебаться псе освещаемые им
предметы, затем потухло. Белый дым медленно подымался над мраморным
алтарем; мне казалось, что земля дрожит; шумело в ушах; сердце сильно
билось. Я подкинул в жаровни несколько веток и ароматов, и, когда огонь
разгорелся, я ясно увидел перед алтарем разлагавшуюся и исчезавшую фигуру
человека. Я снова начал произносить вызывания и стал в круг, заранее
начерченный мною между алтарем и треножником; мало помалу осветилось
стоявшее передо мной, позади алтаря, зеркало, и в нем обрисовалась
беловатая форма, постепенно увеличивавшаяся и, казалось, понемногу
приближавшаяся.

   Закрыв глаза, я трижды призвал Аполлония, - и, когда открыл их, - передо
мной стоял человек, совершенно закутанный в нечто вроде савана, который
показался мне скорее серым, чем белым; лицо его было худощаво, печально и
безбородо, а это совершенно не соответствовало моему представлению об
Аполлонии. Я испытал ощущение чрезвычайного холода и, когда открыл рот,
чтобы обратиться с вопросом к призраку, - не был в состоянии произнести
ни единого звука.

   Тогда я положил руку на знак пентаграммы и направил на него острие шпаги,
мысленно приказывая ему не пугать меня и повиноваться.

   Тогда образ стал менее ясным и внезапно исчез. Я приказал ему вернуться;
тогда я почувствовал около себя нечто вроде дуновения, и что-то коснулось
моей руки, державшей шпагу; тотчас же онемела вся рука. Мне казалось, что
шпага оскорбляет духа, и я воткнул ее в круг около меня. Тотчас же вновь
появилась человеческая фигура; но я чувствовал такую слабость во всех
членах, так быстро слабел, что вынужден был сделать два шага и сесть.
Тотчас же я впал в глубокую дремоту, сопровождавшуюся видениями, о
которых, когда я пришел в себя, у меня осталось только смутное
воспоминание. В течение многих дней я чувствовал боль в руке, и она
оставалась онемевшей. Видение не говорило со мной, но мне казалось, что
вопросы, которые я хотел ему задать, сами собой были решены в моем духе.
На вопрос дамы мой внутренний голос отвечал: "Умер" (дело шло о человеке,
о котором она хотела иметь известие). Что касается меня самого, - и хотел
знать, возможны ли прощение и сближение двух лиц, о которых я думал; и
тоже внутреннее эхо безжалостно отвечало: "Умерли!"

   Я рассказываю это происшествие именно так, как оно произошло. Этот опыт
произвел на меня совершенно необъяснимое действие: я уже не был прежним
человеком; что то из того мира вошло в меня; я не был ни весел, ни
печален; я испытывал странное влечение к смерти, в то же время не
испытывая ни малейшего желания прибегнуть к самоубийству. Я старательно
анализировал испытываемые мной ощущения: и, несмотря на испытываемое мной
нервное отвращение, я дважды повторил, - с короткими промежутками, - тот
же опыт. Отчет о происшедших явлениях слишком мало отличался бы от только
что рассказанного мною, - так что мне нечего добавить к этому, и без того
слишком длинному, повествованию. Результатом этих двух последних
вызываний было для меня откровение двух каббалистических секретов,
которые если бы они были всем известны, могли бы в короткое время
изменить основы и законы всего общества.

   Должен Ли и заключить из этого, что я действительно вызвал, видел и
осязал великого Аполлония Тианского? Я не настолько подвержен
галлюцинациям, чтобы верить в это; ни настолько мало искренней, чтобы
утверждать это. Действие приготовлений, курений, зеркал и пантаклей -
настоящее опьянение воображения, и должно сильно действовать на уже и без
этого впечатлительную и нервную личность. Я не объясняю, в силу каких
физиологических законов я видел и осязал; я только утверждаю, что я
действительно видел и осязал, что я видел совершенно ясно, без
сновидений, и этого достаточно, чтобы поверить в реальную
действительность магических церемоний. Впрочем, я считаю это опасным и
вредным: здоровье, как физическое, так и моральное, не выдержит подобных
операций, если они станут обычными. Пожилая дама, о которой я говорил,
могла служить доказательством этого, так как, хотя она и отрицала это, но
я уверен, что она привыкла заниматься некромантией и гётией. Иногда она
молола совершенную бессмыслицу, часто сердилась безо всякого повода. Я
покинул Лондон, не видевшись больше с ней, и верно выполню свое обещание
не говорить никому ничего такого, что могло бы дать повод подозревать,
что она занимается подобными вещами, конечно, без ведома своей семьи,
которая, как я предполагаю, весьма многочисленна и занимает очень
почетное положение в обществе.
©Э. Леви "Учениеи ритуал высшей магии ч. 1 гл.  13

Фрагмент гл.13, на который ссылается автор:
(по ней  вопросов  нет, она практически идентична варианту использованному Моуди и описываемомуво "Все овстречах после смерти", механизм тут понятен.
Цитировать
Призывания должны иметь всегда мотив и оправданный конец; иначе, они -
работы темноты и безумия, самые опасные для здоровья и разума. Вызывать из
чистого любопытства, или чтобы узнать, увидим ли мы что-нибудь, означает
добиваться бесполезного утомления. Трансцендентальные науки не допускают ни
сомнение, ни ребячество. Позволительной движущей силой воскрешения может
быть или любовь или ум. Вызывание любовью требуют меньшего количества
устройств и во всех отношениях легче. Процедура следующая. Мы должны
собрать, во-первых, тщательно, памятные даты его или её, кого мы желаем
видеть, статьи, которые он использовал, и на которых остается его отпечаток
впечатления; мы должны также подготовить квартиру в которой человек жил, или
что-нибудь аналогичное из подобного вида, и поместить его портрет, накрытый
белым поверх, окруженный его любимыми цветами, которые должны быть
обновляемы ежедневно. Установленная дата затем должна быть выбрана,
являющаяся датой рождения человека, или одной из дат, которая была особенно
удачной для его и нашей собственной привязанности, дата - которую, мы можем
верить, что его душа несмотря на счастье в другом месте, не может потерять из
воспоминаний. Это должен быть день призывания, и мы должны подготовиться к
нему в течение промежутка двух недель. В течение этого периода мы должны
воздержаться от выказывания любого подобного доказательства привязанности,
которую мы имеем право ожидать от умершего; мы должны соблюдать строгое
целомудрие, жить в уединении и иметь только один умеренный и легкий ужин
ежедневно. Каждый вечер в один и тот же час мы должны закрыться в комнате,
посвященной памяти об оплакиваемом человеке, используя только один
маленький свет, типа того как в похоронной лампе или тонкой свече. Этот свет
должен быть помещен позади нас, портрет должен быть раскрыт, и мы должны
находиться так в течение часа в молчании; наконец, мы должны окурить комнату с
маленьким приятным ладаном, и удалиться. На утро дня, установленного для
призывания, мы должны украсить нас, как будто для празднества, не приветствуя
перед этим никого, сделав только единственную трапезу из хлеба, вина и
корнеплодов, или фруктов. Ткань должна быть белой, два охвата должны быть
наложены, а одна порция разломленного хлеба должна быть положена в стороне;
немного вина должно быть помещено также в стакане человека, которого мы
намереваемся призывать. Пища должна быть съедена в одиночку в комнате
призывания и в присутствии накрытого портрета; это должно быть все убрано в
конце, кроме стакана, принадлежащего умершему человеку, и его части хлеба,
который должен быть размещен перед портретом. Вечером, в час для
регулярного посещения, мы должны навестить в молчании комнату, зажечь
чистый огонь из кипарисового дерева и бросить ладан семь раз подряд, произнося
имя человека, которого мы желаем видеть. Лампа должна тогда быть потушена, а
огню позволено затухнуть. В этот день портрет не должен быть открыт. Когда
пламя утихает, положите больше ладана в пепел и призывайте Бога согласно
формам той религии, которой умерший человек принадлежал, и в соответствии с
идеям, которыми сам он обладал о Боге. Делая эту молитву, мы должны
идентифицировать нас с вызываемым человеком, говорить как он говорил, верить
в смысле как он верил. Тогда, после молчания в пятнадцать минут, мы должны
говорить с ним, как если бы он присутствовал, с привязанностью и с верой, прося
его появиться перед нами. Возобновите эту просьбу мысленно, закрывая лицо
обеими руками; затем позовите его трижды громким голосом; останьтесь
находящимися на коленях, глаза закрытые или накрытые, в течение нескольких
минут; тогда позовите снова трижды его ласковым и нежным тоном, и медленно
откройте глаза. Если никакого результата, тот же самый эксперимент должен быть
возобновлен в следующем году, и в случае необходимости в третий раз, когда это
бесспорно что желательное появление будет получено, а дальше это будет
препятствием более практическим и снизит желание повторять.
Призывание знакомого и духа выполняются с более торжественными
церемониями. Если касается знаменитой персоны, мы должны размышлять в
течение двадцать одного дня над его жизнью и письмами, формировать идею
относительно его появления, разговаривать с ним мысленно и воображать его
ответы. Мы должны носить его портрет, или по крайней мере его имя, при нас,
следовать вегетарианской диете в течение двадцати одного дня и строгому посту
в течение последних семи. Мы должны затем соорудить магическую аудиторию,
описанную в тринадцатой главе нашей "Доктрины", и позаботиться, что весь свет
исключен оттуда. Если, однако, предполагаемая операция займет место в
дневное временя, мы можем позволить узкий проем на стороне, где солнце будет
сиять в час призывания, поместить треугольную призму перед этим отверстием и
кристаллический глобус заполненный водой, стоящий перед призмой. Если
эксперимент был организован для ночи, магическая лампа должна быть так
расположена, что её одиночный луч должен падать на алтарь курений. Цель этих
приготовлений состоит в том, чтобы снабдить Магические Агенты элементами
материального появления, и ослаблять в максимально возможной степени
напряженность воображения, которое не может быть возвышено без опасности в
абсолютную иллюзию сна. Для остального, это будет понять легко, что луч
солнечного света или луч лампы, окрашенный различно и падающий на вьющийся
и беспорядочный дым никоим образом не может создать прекрасное
изображение. Жаровня, содержащая священный огонь должна быть в центре
аудитории, а алтарь курений рядом. Оператор должен повернуться к востоку,
чтобы молиться, и к западу, чтобы призывать; он должен быть или один или
ассистироваться двумя людьми, сохраняющими самое строгое молчание; он
должен носить магическое одеяния, которые мы описали в седьмой главе, и
должен быть коронован вербеной и золотом. Он должен купаться перед
операцией, и все его предметы нательного белья должны иметь самую
нетронутую и скрупулёзную чистоту. Церемония должна начаться с молитвы,
подходящей для гения духа, который будет призван, и которая была бы одобрена
им, если бы он все еще жил. Например, было бы невозможно вызвать Вольтера,
озвучивая молитву в стиле Святой Бригитты. Для великих людей старины, мы
можем использовать Гимны Клеанфа или Орфея, с клятвой, заканчивающей
Золотые Стихи Пифагора. В нашем вызывании Аполлония, мы использовали
Магическую Философию Патриция для Ритуала, содержащую учение Зороастра и
письмена Гермеса Трисмегиста. Мы рассказывали по памяти Нуктемерон
Аполлония на греческом языке громким голосом и добавили Заклинание
начинающееся: ”Пусть Отцом всего будет Советник и трижды-великий Гермес
направляющий”.
Для вызывания духа, принадлежащего религиям, исходящим из Иудаизма,
следующее Каббалистическое Заклинание Соломона должно использоваться, или
на иврите или на любом другом языке, с которым дух расспрашиваемый, как
известно, был знаком:
Силы Царства, будьте Вы под моей левой ногой и в моей правой руке!
Слава и Вечность, возьмите меня за два плеча, и направьте меня на пути победы!
Милосердие и Справедливость, будьте Вы равновесием и блеском моей жизни!
Разум и Мудрость, коронуйте меня! Духи Malkuth, ведите меня между двумя
Колоннами на которых покоится все здание Храма! Ангелы Netsah и Hod,
установите меня на кубический камень Yesod! O Gedulael! O Geburael! O Tiphereth!
Binael, будь Ты моей любовью! Ruach Hochmael, будь Ты моим светом! Будь тем,
чем Ты являешься и Ты должен быть, O Ketheriel! Ishim, помогите мне во имя
Shaddai! Ангелы, будьте моей силой во имя Adonai! Beni-Elohim, будьте моими
братьями во имя Сына, и властью Zebaoth! Eloim, действительно сражайся за
меня во имя Тетраграмматона! Melachim, защитите меня во имя Yod He Vau He!
Серафимы, очистите мою любовь во имя Elvoh! Hashmalim, просвети меня с
величием Eloi и Shekinah! Aralim, действуй! Ophanim, вращайся и сияй! Haioth ha
Kadosh, кричи, говори, шуми, реви! Kadosh, Kadosh, Kadosh, Shaddai, Adonai,
Jotchabah, Eiazereie! Аллилуйя, Аллилуйя, Аллилуйя. Аминь.
[...]
Когда вызванный дух света проявляется с ужасным или раздраженным
выражением лица, мы должны предложить ему моральную жертву, то есть, быть
внутренне расположенными отказаться от всего, что оскорбляет его; и перед
покиданием аудитории, мы должны отпустить его, говоря:
”Пусть мир будет с тобой! Я не желал беспокоить тебя; не делай ты
мучений мне. Я буду трудиться, чтобы улучшить себя относительно всего, что
досаждает тебе. Я молюсь и буду все еще молиться, с тобой и за тебя. Молись ты
также и со мной и за меня, и возвратись в твой великий сон, ожидая тот день,
когда мы пробудимся вместе. Молчи и прощай!”
©Э. Леви "Учение и ритуал трансцедентальной магии" ч. 2 гл. 13

Пентаграмма, рис. гл. 5 Э. Леви "Учение и ритуал трансцедентальной магии", рис. гл. 5 Э.Леви "Учение и ритуал высшей магии" (начало главы).


Дополнение:
Цитировать
Описание этой церемонии у Леви кажется поразительно простым и откровенным
по сравнению с обычным для него восторженным и напыщенным стилем. Провести
ритуал уговорила его некая таинственная женщина в черном, назвавшаяся
подругой "сэра В -L-". Леви готовился к церемонии в течение двадцати
одного дня, соблюдая пост и воздержание. (21 = 3 Х 7, а 3 и 7 - особо
могущественные магические числа.) Ритуал он совершал в одиночестве, без
свидетелей, в комнате с четырьмя вогнутыми зеркалами и алтарем,
установленным на свежей шкуре белого ягненка. На мраморной крышке алтаря
была вырезана пентаграмма (пятилучевая звезда), которую окружал для защиты
от злых сил магический круг - цепь из намагниченного железа. На алтаре
была установлена небольшая медная курильница с золой сожженных лавровых
листьев и древесиной миндального дерева. Еще одна курильница стояла сбоку
на треножнике. Леви облачился в белую одежду (белый цвет должен был
продемонстрировать чистоту его намерений и привлечь благие силы) и
возложил на голову венок из листьев вербены, перевитых золотой цепью. По
традиции, вербена обладает свойством отгонять демонов. В одной руке Леви
держал новый меч, а в другой - текст с описанием ритуала.
  Леви зажег огонь в обеих курильницах, чтобы образовался дым - материал,
из которого дух создал бы для себя зримое тело, - и произнес нараспев
длинное и таинственное заклинание, призывающее дух из мира теней. "Демоны в
согласии поют Господу хвалу; и покидает их злоба и ярость... Кербер
открывает все три свои пасти, и огонь поет Господу хвалу тремя языками
молнии... душа возвращается в гробницы, магические светильники зажжены..."
Сначала он читал заклинание негромко и низким голосом, но затем голос его
становился все выше и громче. Дым начал клубиться и поплыл над алтарем.
  Леви почудилось, что содрогнулась сама земля, и сердце его забилось
быстрее. Он подбросил еще топлива в огонь, пламя ярко вспыхнуло, и перед
алтарем появилась фигура человека; но спустя мгновение она растаяла в
воздухе и исчезла. Леви повторил заклинание. Зеркало перед алтарем стало
светлее, а затем из глубины его навстречу заклинателю двинулась фигура.
  Закрыв глаза, Леви трижды повелел духу явиться. "Когда я снова открыл
глаза, передо мной стоял человек, с головы до ног закутанный в своего рода
саван - скорее серый, нежели белый; человек был тощ, угрюм и безбород".
  Леви испугался и ощутил, как все его тело пронизывает неестественный
холод. Попытавшись заговорить с духом, он обнаружил, что не в состоянии
выговорить ни слова. Тогда он положил одну руку на защитную пентаграмму, а
острие меча, который держал в другой руке, направил на духа, мысленно
приказывая ему повиноваться. Фигура поблекла и снова исчезла. Леви велел
призраку вернуться. Нечто коснулось его руки, в которой он держал меч, и
рука онемела до локтя. Леви вынужден был опустить меч. Призрак тут же
появился снова, но Леви внезапно охватила слабость, и он упал в обморок.
  Онемение и боль в руке прошли лишь через несколько дней. Призрак не
произнес ни слова, но в голове у Леви сами собой возникли ответы на два
вопроса, которые он намеревался задать духу. Ответами были слова "смерть"
и "мертвый". Сам Леви не верил в то, что явившийся ему призрак
действительно был духом Аполлония Тианского, и утверждал, что подготовка к
церемонии и сама церемония произвели на его разум и воображение опьяняющий
эффект, из-за чего вполне могла бы возникнуть обычная галлюцинация; но при
этом он был убежден, что видел нечто реальное и соприкасался с чем-то
вещественным. "Я не пытаюсь объяснить физические законы, которые позволили
мне видеть и осязать это; я утверждаю только то, что видел его отчетливо и
ясно, не во сне, а наяву, а этого довольно, чтобы подтвердить подлинную
действенность магических церемоний. ...Тем, кто намеревается посвятить
себя подобным опытам, я советую соблюдать величайшую осторожность: они
влекут за собой упадок сил и зачастую вызывают потрясение, грозящее
болезнью"*.
© Р. Кавендиш "Черная магия"


А теперь внимание, вопрос (с) кто делал? как адаптировать? Практичекские  замечания?  Предложения по тексту, используемому для вызывания.
« Последнее редактирование: 09 Апрель 2010, 11:54:35 от Кысь »

Записан
Если хочешь насладиться красотой цветка, его нужно сорвать, взять в руки, затем он начинает увядать в свой самый прекрасный миг. Человек тщеславен, вся эта красота на поверхности, а внутри только мясо, кровь и мясо. Кровь, скверна и тщеславие (с)


* 18 Март 2015, 14:29:57
#1
Потом ищем подходящую могилу. Как правило кладбище знает зачем ты пришел, еще когда ты начинаешь собираться из дома, потому оно подскажет тебе нужную могилу. Она может быть любой, здесь нет логики просто следуешь ощущениям и всё.??

Записан


18 Март 2015, 14:51:01
#2
wickybrook, ветками не ошиблись? Где у Леви про могилу? Он работал в специально подготовленной комнате по всем описаниям.

Записан
Если хочешь насладиться красотой цветка, его нужно сорвать, взять в руки, затем он начинает увядать в свой самый прекрасный миг. Человек тщеславен, вся эта красота на поверхности, а внутри только мясо, кровь и мясо. Кровь, скверна и тщеславие (с)


19 Март 2015, 22:35:53
#3
Да уж. (оговорюсь сразу я не делал) Ритуал слишком обьемистый и требует недюжей подготовки, времени да и кучю артефактов. Можно конечно упростить, обойтись по минимуму например заменить шпагу на ритуальный нож и т. д.  Да вот вся фишка в том что это Апполоний Тианский который  мог предсказывать судьбу ( проще говоря был магом)  ну и философом. По размаху своему равносильно что вызывать Мессинга ну или Вангу. Вопрос стоит ли игра свеч? Тревожить дух Апполония ради простого любопитства типа получится или нет несовсем целеобразно. Всетаки дух мага. А маг как мы знаем усилием воли может влиять на волю других. Все дело в личной силе, и ее у Апполония немало было, стоит только прочесть его историю. Врядли дух окажется"ручным" особенно если потревожить почем зря. Да и если все пойдет тип-топ снос крыши всеравно гарантирован. Да сам ритуал изначально запланирован был на несколько человек, одному оно канечно лутше настроится но и шишки на одну голову полетят. Короче нужна цель, важная цель для призыва. Важность узнаваемого способствует и настройке оператора, прямопорциональна результату

Записан
..............................................................בליעל


30 Март 2015, 18:32:29
#4
вопрос (с) кто делал? как адаптировать? Практичекские  замечания?  Предложения по тексту, используемому для вызывания.
Не делал по описанному. Вообще не люблю и не признаю излишней напышенности в ритуалах.
По тексту видно, что Леви стал кормом для вызванного, а диалога не состоялось.
Перейдя в восприятие с позиции элементёра, мне Леви видится этаким победоносно-величественно-шествующим (с венком на голове и увековеченный золотой нитью - знак избранности и господства) воином враждебно настроенный (победоносный же, типо всё ни по чём, да ещё и с клинком в руке). Этот венок с золотом на голове живого, в едином пространстве выглядит как метка/указатель - вот этот. По свойствам же, венок - некий проводник, имеет проявление и в мире живых и в мире мёртвых. Золото усиливает проявление во вне. Фактически, воспринятое говорит о том, что некто вызывает не поговорить, а конкретно на разборки: оделся величественно, с оружием в руке, нацепил метку (как красный плащь для быка), подготовил ловушку (дым, пентаграмма и комната с вогнутыми зеркалами) и давай вызывать на бой *идиот*. И вполне закономерная реакция элементёра, ему-то все эти разборки "по барабану" давно, вяло поржав, указать на главную ошибку - рука со шпагой, с такими вещами на беседу не приходят, и пообедать несмышлёным обессилившим Леви.
К слову о обессиливании. 21 день обходится только лёгким ужином? - Сумасшедший. За 21 день в таком режиме, вместо набора необходимого избытка энергии, сплошные растраты, да утомляемость пойдёт. Лучше бы он за раз, за день до ритуала, 3 дня на воде посидел - эффекту бы в 10 раз больше было.
То есть ещё одна банальная ошибка новичков - довести себя до полуобморочного состояния и это на пороге проведения ритуала по вызову МЕРТВОГО. Имеем картину (с позиции элементёра): какой-то еле дышащий идиот, нацепил на себя метку, чтоб лучше было видно, воет-зазывает, проходя по "слабым местам памяти" и тычет при этом в сторону мечом. Нормальная реакция любого существа в подобной ситуации, по моему, весьма прогнозируема, а уж с позиции мертвяка... он же, Леви, фактически сам себя приготовил для поедания мертвому.
В остальном, вроде всё нормально. :-)
Теперь вопрос, как адаптировать? - выбросить всё ненужное (венок с золотом, шпага, вогнутые зеркала), оставить самое необходимое по настройке (записи, письма, направление мыслей, вероисповедание, благовония/дым), и нормально подготовиться, подсобрав энергии - дня на три молчания, до ритуала, да разгрузка на воде ну и естественно общий контроль мыслей/эмоций никто не отменял.
И как было сказано:
Цитировать
призывания должны иметь всегда мотив и оправданный конец
, т.е. чёткую цель и намерение.

Записан
Чёрное имеет свои недостатки, равно так же, как и белое...


31 Март 2015, 23:26:59
#5
Хотя нет, с зеркалами погорячился. Зеркала оставить, они способствуют проявлению и налаживанию ходов к поставленной цели.
И по общим предписаниям.... много ненужной шелухи.
Цитировать
Мы должны
собрать, во-первых, тщательно, памятные даты его или её, кого мы желаем
видеть, статьи, которые он использовал, и на которых остается его отпечаток
впечатления; мы должны также подготовить квартиру в которой человек жил, или
что-нибудь аналогичное из подобного вида
тут всё более-менее, далее...
Цитировать
и поместить его портрет, накрытый
белым поверх, окруженный его любимыми цветами, которые должны быть
обновляемы ежедневно.
Вот это маразм. Накрывание портрета и приношение свежих цветов сработает противоположно, в качестве лишнего напоминания, что человек умер. А повторение сих действий усилит эту память и данное проявление, т.е. вместо того, чтоб духа раскачать, "подняв на поверхность", его ещё глубже вгоняют в мир мёртвых, напоминая в том числе и себе, что его нет.
Далее...
Цитировать
Установленная дата затем должна быть выбрана,
являющаяся датой рождения человека, или одной из дат, которая была особенно
удачной для его и нашей собственной привязанности, дата - которую, мы можем
верить, что его душа несмотря на счастье в другом месте, не может потерять из
воспоминаний. Это должен быть день призывания, и мы должны подготовиться к
нему в течение промежутка двух недель. В течение этого периода мы должны
воздержаться от выказывания любого подобного доказательства привязанности,
которую мы имеем право ожидать от умершего; мы должны соблюдать строгое
целомудрие, жить в уединении и иметь только один умеренный и легкий ужин
ежедневно.
Жить в целомудрии и уединении так раз относится к практике набора энергии, поддерживаю, а вот один лишь только лёгкий ужин на протяжении 3-х недель, наоборот приводит к истощению. Потому нет, лучше, как и оговорился выше, 3 дня на воде (а желательно ещё и в тишине) за день до ритуала, эффект гораздо выше будет.
Цитировать
Каждый вечер в один и тот же час мы должны закрыться в комнате,
посвященной памяти об оплакиваемом человеке, используя только один
маленький свет, типа того как в похоронной лампе или тонкой свече. Этот свет
должен быть помещен позади нас, портрет должен быть раскрыт, и мы должны
находиться так в течение часа в молчании; наконец, мы должны окурить комнату с
маленьким приятным ладаном, и удалиться.
Перевожу на понятный язык: каждый день, не меньше часа настраиваться на человека, соблюдая некую последовательность действий для создания намерения. Данный пункт имеет место быть для начинающих практиков, у которых явные проблемы с качеством и глубиной концентрации и им необходимо волевой посыл заставить себя на час в день, несколько дней подряд до ритуала, вспоминать/настраиваться на объект призыва, чтоб потом, на кону ритуала не забыть, зачем и для чего всё это собиралось и не забросить всё. Нормальный практик данный пункт будет выполнять, как само собой разумеющееся, без привязок к конкретному месту, но весьма глубоко настраиваясь на цель, "раскачивая" к процессии искомого.

Цитировать
На утро дня, установленного для
призывания, мы должны украсить нас, как будто для празднества, не приветствуя
перед этим никого, сделав только единственную трапезу из хлеба, вина и
корнеплодов, или фруктов.
Привести себя в порядок, стандартный ритуал перед любой встречей любого нормального человека. Никого не приветствовать, как понимаю, чтоб настройку не потерять и не перечеркнуть 3-х недельную подготовку. Единственная трапеза.... это видимо к людям подверженным булимии и неспособные контролировать количество потребляемой пищи. Нужно покушать так, чтоб насытиться, набраться сил, но не объесться.
 
Цитировать
Ткань должна быть белой, два охвата должны быть
наложены, а одна порция разломленного хлеба должна быть положена в стороне;
немного вина должно быть помещено также в стакане человека, которого мы
намереваемся призывать.

Ткань - в большей степени бред, кому как больше нравится. Хлеб, вино стандартные подношения/жертва, источник энергии. 

Цитировать
Пища должна быть съедена в одиночку в комнате
призывания и в присутствии накрытого портрета;
В одиночку кушать - понятно, чтоб усилить чувство "кого-то не хватает" и предощущение того, что "скоро должны придти". Накрытый портрет - исключить. Накрытый портрет - это потенциальное усиленное прощание, от чего все наши усилия на вызов, могут пойти на противоположное - уход.

Цитировать
это должно быть все убрано в
конце, кроме стакана, принадлежащего умершему человеку, и его части хлеба,
который должен быть размещен перед портретом.
Тут согласен.

Цитировать
Вечером, в час для
регулярного посещения, мы должны навестить в молчании комнату, зажечь
чистый огонь из кипарисового дерева и бросить ладан семь раз подряд, произнося
имя человека, которого мы желаем видеть.

За исключением развода огня и произношения имени, пафос эпохи Просвещения.

Цитировать
Лампа должна тогда быть потушена, а
огню позволено затухнуть. В этот день портрет не должен быть открыт.
Бесполезная информация с приставкой "-должно", т.е. "так надо"... кому надо, зачем надо...? :-)

Цитировать
Когда
пламя утихает, положите больше ладана в пепел и призывайте Бога согласно
формам той религии, которой умерший человек принадлежал, и в соответствии с
идеям, которыми сам он обладал о Боге.

Вот важный момент. Тем самым мы как бы "собираем" из частей в разных проявлениях, целое существо.

Цитировать
Делая эту молитву, мы должны
идентифицировать нас с вызываемым человеком, говорить как он говорил, верить
в смысле как он верил. Тогда, после молчания в пятнадцать минут, мы должны
говорить с ним, как если бы он присутствовал, с привязанностью и с верой, прося
его появиться перед нами.

В этом отрезке всё верно. И вот в этом ключе должна проходить вся подготовка из нескольких дней, что он тут, мы его пригласили и обязательно ожидаем.

Цитировать
Возобновите эту просьбу мысленно, закрывая лицо
обеими руками; затем позовите его трижды громким голосом; останьтесь
находящимися на коленях, глаза закрытые или накрытые, в течение нескольких
минут; тогда позовите снова трижды его ласковым и нежным тоном, и медленно
откройте глаза.
Я бы на коленях, с позиции умаления и раба, элементёра вызывать бы не стал. Потому этот момент исключить. И должна быть не просьба, а волевой посыл. Мы не просим жалобно его появиться, мы вызываем его волей - проявись!

Цитировать
Если никакого результата, тот же самый эксперимент должен быть
возобновлен в следующем году
и в следующем году, при таком подходе- напоминать систематично себе, что его нет в живых, доводить себя до полуобморочного состояния, просить чтоб появился... так же будете обречены на провал, как и в этом ))))))))

Цитировать
и в случае необходимости в третий раз, когда это
бесспорно что желательное появление будет получено, а дальше это будет
препятствием более практическим и снизит желание повторять.
Хоть 5 раз в год, если биться головой о стену, она вряд ли рухнет. Зато на лбу, возможно мозоль и появится ;-) Хотя да, смотря какая стена....))

Цитировать
Призывание знакомого и духа выполняются с более торжественными
церемониями. Если касается знаменитой персоны, мы должны размышлять в
течение двадцать одного дня над его жизнью и письмами, формировать идею
относительно его появления, разговаривать с ним мысленно и воображать его
ответы.

По хорошему, такие же стандартные процедуры по настройке, как и выше. Но таки акцент, мол, если у вас не получается, может просто вы плохо настраиваетесь на объект? :-)

Цитировать
Мы должны носить его портрет, или по крайней мере его имя, при нас,
следовать вегетарианской диете в течение двадцати одного дня и строгому посту
в течение последних семи.

А вот это уже проявления голого фанатизма.

Цитировать
Мы должны затем соорудить магическую аудиторию,
описанную в тринадцатой главе нашей "Доктрины", и позаботиться, что весь свет
исключен оттуда. Если, однако, предполагаемая операция займет место в
дневное временя, мы можем позволить узкий проем на стороне, где солнце будет
сиять в час призывания, поместить треугольную призму перед этим отверстием и
кристаллический глобус заполненный водой, стоящий перед призмой. Если
эксперимент был организован для ночи, магическая лампа должна быть так
расположена, что её одиночный луч должен падать на алтарь курений. Цель этих
приготовлений состоит в том, чтобы снабдить Магические Агенты элементами
материального появления, и ослаблять в максимально возможной степени
напряженность воображения, которое не может быть возвышено без опасности в
абсолютную иллюзию сна. Для остального, это будет понять легко, что луч
солнечного света или луч лампы, окрашенный различно и падающий на вьющийся
и беспорядочный дым никоим образом не может создать прекрасное
изображение. Жаровня, содержащая священный огонь должна быть в центре
аудитории, а алтарь курений рядом. Оператор должен повернуться к востоку,
чтобы молиться, и к западу, чтобы призывать; он должен быть или один или
ассистироваться двумя людьми, сохраняющими самое строгое молчание; он
должен носить магическое одеяния, которые мы описали в седьмой главе, и
должен быть коронован вербеной и золотом. Он должен купаться перед
операцией, и все его предметы нательного белья должны иметь самую
нетронутую и скрупулёзную чистоту. Церемония должна начаться с молитвы,
подходящей для гения духа, который будет призван, и которая была бы одобрена
им, если бы он все еще жил. Например, было бы невозможно вызвать Вольтера,
озвучивая молитву в стиле Святой Бригитты. Для великих людей старины, мы
можем использовать Гимны Клеанфа или Орфея, с клятвой, заканчивающей
Золотые Стихи Пифагора. В нашем вызывании Аполлония, мы использовали
Магическую Философию Патриция для Ритуала, содержащую учение Зороастра и
письмена Гермеса Трисмегиста. Мы рассказывали по памяти Нуктемерон
Аполлония на греческом языке громким голосом и добавили Заклинание
начинающееся: ”Пусть Отцом всего будет Советник и трижды-великий Гермес
направляющий”.

А этот отрывок из оперы "кто на что горазд". "Нужно исключить свет полностью, но если случилось днём делать, то.... можно и со светом" ))))
Тут работает принцип: если кому-то что-то помогает улучшить рабочий настрой - используйте это; если мешает - выбросите.

Записан
Чёрное имеет свои недостатки, равно так же, как и белое...