Фрагмент книги «Греческая магия»

Гоэт был способен вызвать призрак, чтобы помочь или навредить живущим, мог также в успокоить или убрать их (призраков) влияние, когда это было необходимо, это означает, что он много знал о нижнем мире, с которым работал и о том, как получить милости от божества, которое правили призраками живущими в этом мире. Из за этого, гоэты также получили репутацию  людей, которые могли подготовить души живых к загробной жизни, посвящая их в специальные мистические культы, где они обучались тому, как получить достойное существование в нижнем мире. Платон говорит нам об этом в явном виде: Те же специалисты, что путешествуют от двери к двери продавая проклятья против твоих противников, также обещают, что за плату они будут посвящать клиентов в тайны, которые защитят их души в посмертии. Платон утверждает, что не только отдельные люди, но и целые города могли принять благословение от таких бродячих специалистов. Это может быть намёком на работу Святого с Крита — Эпименида, который был приглашён в Афины в конце VII века, для решения проблем, связанных с призраками известных граждан, что были убиты, и кто же ещё, кроме него мог принести эти тайные культы в Афины. Платон так же упоминает, что у этих бродячих специалистов имеются способы сделать посмертное существование того или иного уже умершего человека лучше – это было бы хорошо для призраков, но призраку может помочь любой из ныне живущих родственников, которых этот призрак преследовал. Обязанности гоэтов как и их мистерии сошлись в мифическом образе Орфея, которого несколько древних источников называют гоэтом. Орфей хорошо известен современному кругу читателей своим спуском в Аид, для воскрешения своей жены Эвридики, о чём говорится у Вергилия, Овидия и многих другие авторов того времени. Но в древности, как известно, Орфею были переданы тайны Диониса и Элевсинских Мистерий, которые он использовал для разработки своих песен. Тесную связь между функциями вызова души и посвящения людей в тайны загробного мира выражает сам Орфей в позднеантичной поэме, приписываемой ему: Он утверждает, что всё, чему он научился спустившись в Аид – он изложил в своих песнях.

Орфей знает о секретах подземного мира потому, что он посетил его однажды и знает законы, которые там царят. Мы должны помнить, что он сам подчёркивает в цитате, что он был в состоянии совершить путешествие в подземный мир и вернуть душу своей жены потому, что он был прекрасным музыкантом. В Древней Греции музыка всех видов, как полагали, имеет магические свойства  и власть над людьми, животными, царством мёртвых.

Конечно, в путешествии за душой своей супруги Орфей потерпел неудачу: в конце концов её душа вернулась обратно в царство мёртвых. Если, как многие древние источники говорят нам, Орфей был Гоэтом, почему же он изначально не воспользовался для её воскрешения тайнами гоэтии? Драматические требования повествования являются частью ответа на этот вопрос: История с плохим концом интереснее. Но сама история предлагает нам ещё один вариант, в рамках правил гоэтии: Орфей перевёл взгляд на душу, которую вызвал. Многие греческие тексты предписывают не взаимодействовать никак физически с духами умерших и не смотреть на них прямым взглядом.

Король Адамет, для примера, когда он вернул дух Алцетиса, увещевал не разговаривать с ним в течении трёх дней, после чего он вновь станет живым. Священный закон гор. Селинунта (Selinus) от V века до н.э. советует человеку, который хочет вызвать призрака смотреть «вокруг перед собой» (боковым зрением, прим. пер) перед призраком, которого он призовёт. Когда Орфей обернулся, чтобы посмотреть на призрак жены- он нарушил одно из основных правил гоэтии.

Из вышеописанного ясно, что в вызываниях мёртвых как и в других магических практиках необходимо принять меры предосторожности, чтобы дух действовал по вашей воле, а не пытался навредить. Это было одной из причин появления гоэтов, в греческом  обществе, именно они давали знания и передавали опыт, которых не было у среднестатистического человека. Но если мы прочтём начало этой главы, мы обратим внимание на то, что гоэты были связаны с расами людей, которые жили очень далеко. Орфей был Фракийцем, а гоэт, который призывал дух Павсания – Фессалийцем, в древней греции Фракия и Фессалия считались землями на границе цивилизации. Эпименид был с Крита, считавшегося среди греков таинственным и опасным островом. В Дактилии божественная гоэтия считается, что обучение ей Орфея так же связано с Критом.

Эти мнения, вероятно, не соответствуют действительности, конечно, как говорит нам Платон, было много странствующих гоэтов, которые, возможно, пришли в Грецию из других земель, однако, там, вероятно, было много местных, доморощенных гоэтов. Однако, стойкие ассоциации греков, с тем, что гоэт должен быть иностранцем, вероятно, вынуждало их лгать о своём происхождении. Грекам, возможно казалось, что тот, кто занимается таким незнакомым и пугающим  делом, как общение с мёртвыми, должен быть вне пределов их общества.

Перевод: Etrius для Ордена Хранителей Смерти

Notes

1 Hdt. 5.92.
2 The topics discussed in this chapter are more fully covered in Iles Johnston (1999). Further references to ancient sources may be found there as well.
3 See esp. Plu. Moralia, fr. 126 (Sandbach) and Sertorius 560 e-f; Th uc. 1.134.4, 135.1, D.S. 11.45 and Paus. 3.17.7–9.
4 For a similar practice, see Ch. 5, below.
5 SEG ix 72 (=LSS 115).
6 See esp. A. Ch. 84–164.
7 See A. ibid., 439–43 (cf. also S. El. 444–6).
8 Pl. R. 364 b5–365 a3.
9 Full text in PMG IV 296–466.
10 Th e tablets that are based on the papyrus recipe mentioned above (n. 9) were published by Martinez(1991).
11 Pl. Lg. 933 b 2–3.
12 A. Pers. 598–842 (the necromancy scene).
13 See n. 8 above.
14 Orph. A. 40–2.
15 Strabo 7.330, fr. 18 (=Orph. fr. 40 Kern), Lucian Astr. 10, etc.
16 E. Alc. 144–6.
17 SEG xliii 630.

Перевод осуществлён по изд. J.C.B. Petropoulos. Greek magic: Ancient, Medieval and Modern. N-Y. Taylor & Francis e-Library, 2008, стр. 18-20.