Книга III, глава XLII. О способах, которые маги и некроманты полагают пригодными для вызывания душ умерших.

Из вышесказанного явствует, что души и после смерти питают любовь к своему покинутому телу; так происходит с теми, кто не получил должного погребения, и с душами, вырванными из тела насильственной смертью: свежий и беспокойный дух продолжает блуждать рядом со своим трупом, словно его влечёт сродство с ним.

Известны способы, при помощи которых в былые времена такие души воссоединяли с их телами; их можно без труда вызвать и привлечь посредством испарений, жидкостей и вкусов[1] ; используют также особый искусственный свет, песнопения, звуки и тому подобные средства, которые воздействуют на воображение и духовный строй души; не следует также пренебрегать священными воззваниями и прочими средствами, относящимися к области религии, ибо они влияют на сверхприродную часть разумной души.

Так, говорят, волшебница вызвала Самуила[2], а фессалийская пророчица у Лукана подняла мёртвое тело[3]. У поэтов и у тех, кто повествует о подобных деяниях, мы читаем, что душу умершего нельзя призвать без крови и трупа, зато привлечь их тени на дым жертв и испарения крови вовсе нетрудно; использовали также яйца и молоко, мед, масло, вино, воду и муку, составляя из них снадобье, при помощи коего душа может вновь обрести своё тело, как о том сказано у Гомера, в наставлениях Цирцеи Одиссею[4].

Полагают, однако, что всё это можно исполнять лишь в таких местах, где души упомянутого рода наиболее склонны к общению: либо по причине некоего сродства, коим душу влечет её мертвое тело; либо ввиду привязанности, возникшей при жизни и манящей душу в определённые места; либо же вследствие того, что место само сродни подземному миру — обиталищу душ, служащему для их наказания и очищения.

Места эти отличаются тем, что по ночам там бывают видения, и нашествия, и прочие подобные явления призраков; иные довольно известны как места погребений и казней, или такие, где недавно было истреблено множество людей, или где в последние несколько лет были преданы земле без очищения и должных погребальных обрядов трупы убитых; ибо очищение и изгнание беспокойных духов и демонов всякого места, равно как и священный обряд погребения, исполненный должным образом над телами, нередко препятствуют возвращению душ умерших и отсылают их далее, к месту, где вершится над ними суд.

Оттого Некромантия и получила своё название, что она имеет дело с телами покойных и добывает ответы у душ и призраков умерших и у подземных духов, завлекая их в трупы умерших особыми адскими чарами и инфернальными заклинаниями, зловещими жертвами и греховными возлияниями; у Лукана мы читаем о ведьме Эрихто, которая вызвала таким образом мертвеца, предсказавшего Сексту Помпею все события Фарсальской битвы. Были также в Фигалии, городе аркадийском, некие маги, жрецы, преискусные в священных обрядах, поднимавшие души умерших; а святое писание свидетельствует, что одна волшебница вызвала душу Самуила; воистину, даже души святых любят свои тела и внимают зову охотнее в тех местах, где сохраняются их мощи.

Есть, однако, два рода Некромантии: один именуется некиомантией, и это — оживление трупов, совершить каковое без крови невозможно; другой же — скиомантия[5], и в ней довольствуются вызыванием тени. Но и Некромантия второго вида все свои опыты совершает при помощи трупов убитых, и костей их, и членов их тел, и того, что можно из них добыть, ибо подобные вещи заключают в себе дружественную душам умерших духовную силу. Потому они без труда привлекают злых духов, будучи родственны им по причине преизрядного сходства; и некромант, укрепившийся с помощью этих злобных духов, способен весьма на многое в делах человеческих и земных и может разжигать противозаконную похоть, насылать сновидения, болезни, ненависть и тому подобные страсти, вкладывая в них также и силу тех душ, которые, умерли недавно и объяты беспокойством. Они блуждают вокруг своих покинутых тел и способны творить всё то же самое, что и злые духи.

Зная на опыте, что грешные и нечистые души, насильственно вырванные из тел, и души людей, неочищенных и лишённых погребения, остаются около своих трупов и влекутся к ним в силу сродства, ведьмы используют их в своём колдовстве; они заманивают эти злосчастные души с помощью принадлежавших им когда-то тел или взятых от них частей и подчиняют их своими дьявольскими чарами; они соблазняют их обезображенными трупами, разбросанными по полям сражений, при помощи блуждающих теней непогребённых; и призраков, высланных обратно в мир из-за Ахерона, и гостей преисподней, коих безвременная кончина ввергла во ад; и чудовищных желаний проклятых, и горделивых демонов, несущих возмездие грешникам.

Но тому, кто желал бы доподлинно возвращать души в тела их, надлежит, прежде всего, узнать, какова природа изошедшей души, сколькими и какими степенями совершенства она обладает и каким она укреплена разумом; какими способами её можно рассеять в теле и какими гармонично и прочно к нему прикрепить; в каком родстве она пребывает с Богом, с разумами, с небесами, стихиями и всеми прочими вещами, чей образ и подобие она в себе заключает.

Итак, чтобы снова крепко сшить душу с телом и оживить умершего, надобно знать все то, чего людям знать не дано, а известно одному только Богу и тем, кому он это откроет, как открыл Елисею, вокресившему сына сонамитянки[6]; также, говорят, Геракл воскресил Алкесту, и она прожила после того ещё долго; и Аполлоний Тианский оживил мёртвую девицу.

И, нужно отметить, что иногда случается с людьми так, что животворящий дух от них отступает и они кажутся мёртвыми и лишёнными чувств, но притом разумное начало остаётся привязанным к телу и пребывает в нём по-прежнему, сохраняя прежнюю же форму; а животворная сила, отступив от тела, всё же не исчезла и остаётся в союзе с разумным началом; и хотя можно сказать, что человек действительно мертв, ибо смерть есть отсутствие животворного духа, всё же последний не отделился полностью; и такое тело возможно вновь пробудить к жизни.

Этим и объясняется множество мнимых чудес; и такого рода случаи нередки были среди язычников и евреев в минувшие времена; в числе их — тот, о котором повествует Платон в десятой книге «Государства», а именно, случай с неким Фереем7 из Памфилии, который десять дней пролежал среди павших в бою, после чего тело его подобрали и стали готовить к сожжению, однако ещё через два дня он ожил и рассказал немало удивительных вещей о том, что видел за гробом; и о подобных вещах мы уже говорили отчасти в первой книге и скажем ещё впоследствии, когда речь пойдёт о пророчествах, изрекаемых в восторге, экстазе и в предсмертной агонии.

О Гоэтии и Некромантии

Церемониальная магия подразделяется на гоэтию и теургию.

Злосчастная гоэтия, прибегающая к услугам нечистых духов, состоит из порочных и странных обрядов, запретных чар и мерзостей; она отвержена и проклята всеми законами. Ей причастны те, кого мы ныне зовем некромантами и ведьмами.

И небожители здесь, глухие ко многим народам,
Вечно склоняют свой слух к заклятиям племени злого.
Их только голос один долетает к эфирным чертогам,
Он, против воли богов, приносит столь властные звуки,
Что ни вращенье небес, ни забота о небе не могут
Их отразить[8].

Итак, это те, кто вызывает души умерших, и те, кого древние называли эподами[9], кто заколдовывает отроков и понуждает их вещать как оракулы[10], и кто, подобно Сократу и прочим, носит с собою духов-помощников, которых вскормили в склянках и при помощи которых изрекают мнимые пророчества. Добиваться же всего этого можно двумя способами.

Одни вызывают и подчиняют злых духов при помощи некой силы, в особенности же — силы божественных имён; ибо всякая тварь боится и почитает имя того, кто её сотворил, и не диво, что гоэты, неверные, язычники, евреи, сарацины и приверженцы всевозможных нечестивых общин и сект связывают демонов божественным именем.

Другие же, воистину самые безбожные и порочные из всех, предаются демонам сами, приносят им жертвы и поклоняются им, впадая тем самым во грех идолопоклонства и в наимерзейшую низость. Первые не совершают преступления столь богопротивного, как эти, но все же и они навлекают на себя очевидную опасность. Ибо демоны, даже будучи связаны, обманывают нас всегда и во всем.
Из этой секты гоэтов происходят все те книги тьмы, которые Ульпиан Законник[11] называет запретными для чтения и предназначает к истреблению; первую из них, говорят, сочинил Забул[12], предавшийся беззаконным искусствам, за ним — некий Варнава Киприянин[13]; в наши дни же имеют хождение книги под вымышленными названиями, за мнимым авторством Адама[14], Авеля[15] , Еноха[16], Авраама[17], Соломона[18] , а также Павла[19] , Гонория[20], Киприана[21] , Альберта[22], Фомы[23], Иеронима[24] и некоего мужа из Йорка[25], чьи развлечения по глупости переняли король Кастильский Альфонс, англичанин Роберт, Бэкон[26] и Аппоний[27] и многие другие люди недалёкого ума. Мало того, что они вложили все эти непотребные мнения в уста выдающихся людей и святых, патриархов и ангелов Божьих, так ещё и похваляются, что книги эти были вручены человечеству Разиэлем и Рафаэлем, ангелами Адама и Товии.

Тому, кто посмотрит на них внимательно, книги сии по характеру правил, обрядов и обычаев, по роду слов и знаков и по порядку изложения предстанут лишь пустыми словесами, не содержащими ничего, кроме развлечений и обманов, и станет очевидно, что они сочинены в недавние времена людьми, не сведущими ни в какой древней магии, и жалкими приспешниками опасного искусства, и состоят из богохульных рассуждений, перемешанных с церемониями нашей религии и дополненных многими неведомыми именами и печатями, дабы устрашать и изумлять людей простых и невежественных.

Тем не менее, сами эти искусства не кажутся сказками, ибо, будь это так, не могли бы с их помощью совершаться многие дивные и губительные дела, да и не было бы против них столь строгих законов божественных и человеческих, призывающих истребить их под корень.

А почему гоэты используют только злых духов? — да потому, что благие ангелы не придут без повеления Божьего, и явятся только к тем людям, которые сердцем чисты и в жизни праведны. Злых же вызвать нетрудно; они благоволят шарлатанам, и, насмехаясь над святостью, всегда готовы вводить людей в обман своим искусством, дабы те им поклонялись и их обожествляли.

И поскольку женщины жадны до тайн, и не столь осторожны, и склонны к суевериям, обмануть их легче, так что они предаются злым духам ещё охотнее и творят с их помощью великие чудеса. Поэты поют о Цирцее, Медее и прочих им подобных; о том свидетельствуют Цицерон, Плиний, Сенека, Августин и многие другие, равно как и философы, и католические доктора, и историки, и само Святое писание.

Так, в I Книге Царств мы читаем о женщине из Аэндора, которая вызвала душу пророка Самуила, хотя многие утверждают, что это была не душа пророка, а злой дух, принявший её облик. Хотя, как говорят еврейские учителя, Августин, не отрицает, что это мог быть и настоящий дух Самуила, призвать каковой из тела в течение года после смерти, по словам гоэтов, не составляет труда. Некроманты из магов полагают, что этого можно добиться при помощи особых природных сил и уз, как говорилось о том в наших книгах по оккультной философии.

Так что древние Отцы, сведущие в делах духовных, отнюдь не без причины указывали хоронить тела умерших в святых местах, и провожать их с огнями, и окроплять святою водой, и окуривать ладаном и благовонием, и очищать молитвами до тех пор, пока они не будут преданы земле.

Ибо, как говорят еврейские учителя, всё наше тело, плотская животная часть наша и всё, что в нас связано с материей и плотью, без должного погребения достаётся в пищу Змею или, как они называли его, Азазелю, владыке плоти и крови и князю мира сего, тому, кто в Книге Левит зовётся князем пустыни и о ком в Книге Бытия сказано: «Будешь есть прах во все дни жизни твоей»[28] , и у Исаии: «[А для змея] прах будет пищею»[29], — то есть, тело наше создано из праха земного и, дабы перейти из-под власти змея под Божью руку, должно быть освящено и претворено в нечто лучшее, а именно, преобразиться из плотского в духовное по слову Павла, сказавшего: «Сеется плотское, восстаёт духовное»[30], и в другом месте: «Все воскреснут, но не все изменятся»[31] , — ибо многие останутся пищей Змея навеки.

Итак, это грязное и мерзостное вещество плоти, пищу Змея, мы сбрасываем с себя по смерти, облекаясь телом лучшим, духовным, которое мы примем при воскресении мёртвых; и с теми, кто уже вкусил первые плоды воскресения, сие уже исполнилось, и силою божественного духа многие уже достигли сего при жизни земной, как Енох, Илия и Моисей, чьи тела восприняли духовную природу и остались нетленны; и трупы их не достались Змею. О том и спорил диавол с архангелом Михаилом над телом Моисея, как говорится в Послании Иуды[32] .

Что же до Гоэтии и Некромантии, то сказанного достаточно.

Перевод © Анна Блейз,
2012г.


1 Имеются в виду жертвы и подношения: пища и питье, приятные на вид, запах и вкус.

2 I Цар. 28:11 и далее.

3 Фессалийская пророчица — Эрихто, к которой обратился Секст Помпей, чтобы та вопросила умерших об исходе битвы между его отцом и Юлием Цезарем. Лукан, «Фарсалия», VI.750—762, рус. пер. Л.Е. Остроумова:

Тотчас согрелась кровь, омыла чёрные раны,
Мёртвую плоть оживив, по жилам везде заструилась.
Лёгкие током её в груди охладелой трепещут;
Новая жизнь проскользнула тайком в онемевшие недра,
Смерть вызывая на бой. И вот задвигались члены,
Мышцы опять напряглись; но труп не мало-помалу,
Не постепенно встает: земля его вдруг оттолкнула,
Сразу он на ноги встал. Широко зевнул, и раскрылись
Тотчас глаза у него. На живого ещё не похож он,
Вид полумёртвый храня: отверделость и бледность остались.
Он поражён возвращением в мир. Но скованы губы,
Звуков в них нет никаких: нет голоса — лишь для ответа
Будет язык ему дан.

4 Цирцея описывает Одиссею некромантический ритуал для вызывания теней умерших. «Одиссея», X.517—530, рус. пер. Н. Гнедича:

Выкопай яму, чтоб в локоть была шириной и длиною,
И на краю её всем мертвецам соверши возлиянье — 
Раньше медовым напитком, потом вином медосладким
И напоследок — водой. И ячной посыпь всё мукою.
Главам бессильным умерших мольбу принеси с обещаньем,
В дом свой вернувшись, корову бесплодную, лучшую в стаде,
В жертву принесть им и много в костёр драгоценностей бросить.
Старцу ж Тиресию — в жертву принесть одному лишь, отдельно,
Чёрного сплошь, наиболе прекрасного в стаде барана.
Славное племя умерших молитвой почтивши, овцу ты
Чёрную вместе с бараном над ямою в жертву зарежь им,
Поворотив их к Эребу и в сторону сам отвернувшись
По направленью к теченьям реки Океана. Тотчас же
Множество явится душ мертвецов, распрощавшихся с жизнью.

Одиссей понимает, что должен наполнить яму кровью жертвенных животных — барана и овцы (XI.34—37):

Давши обет и почтивши молитвами племя умерших,
Взял я барана с овцой и над самою ямой зарезал.
Чёрная кровь полилась. Покинувши недра Эреба,
К яме слетелися души людей, распрощавшихся с жизнью.

Это необходимо постольку, поскольку тени в Аиде лишены энергии, а кровь на некоторое время снова наполняет их жизненной силой. Она не только привлекает души умерших, но и даёт им силу для осознания окружающей реальности и для разговора с заклинателем.

5 Скиомантия — букв. прорицание при помощи теней, от др.-греч. skio — «тень».

6 См. IV Цар. 4:32—35.

7 У Платона этот персонаж носит имя «Эр».

8 Лукан, «Фарсалия», VI.443—448.

9 От др.-греч. epadw — «заклинать».

10 Подразумевается древняя практика использования детей как чистых медиумов для общения с богами и духами. Она зародилась в Вавилонии, была заимствована египтянами и распространилась по всему древнему миру. По словам Ямвлиха, Пифагор утверждал, что «дети более всего любезны богам и поэтому <…> в засуху города посылают просить богов о дожде именно их, так как божество лучше всего внимает им, которые одни, сохраняя совершенную чистоту, имеют право проводить время в храмах» (Ямвлих, «О Пифагоровой жизни», 10).
В одном из иудейских магических текстов приводятся следующие указания: «Возьми новый нож с чёрной рукоятью и начерти им круг на земле, в который сможешь усадить мальчика или девочку младше девяти лет от роду, и помажь левую руку ребёнка оливковым маслом и сажей с горшка, и предупреди его, что он не должен отводить взгляда от помазанного места, а затем шепни ему в правое ухо: “Призываю тебя … показаться этому отроку и дать ему подобающий ответ на всё, что он для меня спросит”, — и всё это он должен повторить трижды» (Babylonian Oil Magic, text 3, trans. S. Daiches, London, 1913, p. 15).
Лейденский магический папирус 3.9—15 содержит такую инструкцию: «Возьми новое блюдо и наполни его чистым маслом из оазиса, вливая его постепенно, чтобы оно не помутнело, а оставалось совершенно чистым; и возьми отрока чистого, не ходившего с женщиной, и вначале поставь его перед собой и поговори с ним над головою его, дабы узнать, годится ли он для вхождения в сей сосуд. Если годится, вели ему лечь на живот; призывай в голову его … и так семь раз, и пусть не открывает глаз, а когда закончишь, пусть откроет глаза и посмотрит вниз на масло, и спроси его, о чем хочешь…».
В Египте подобные практики сохранялись вплоть до Нового времени. Так, английский путешественник XIX века Элиот Уорбертон наблюдал в Каире обряд гадания с участием 12-летнего мальчика и описал его в своей книге «Полумесяц и крест» (1844).

11 Домиций Ульпиан (170—228) — римский юрист.

12 Имя дьявола, упомянутое в апокрифическом «Вознесении Моисея», X.

13 Иосия по прозванию Варнава («сын утешения») — левит родом с Кипра, распродавший своё имущество и раздавший деньги ученикам Христа (Деян. 4:36—37).

14 Адаму и Даниилу приписывалось авторство двух книг XIV века, посвящённых астрологическому гаданию по дням лунного цикла. Сочинения такого рода назывались «лунариями», или «лунными книгами». Адама считали автором магических книг постольку, поскольку он был первым человеком и, следовательно, единственным, через кого ангелы могли передать небесную премудрость последующим поколениям.

15 В 1496 году в Валенсии Иероним Торрелла опубликовал книгу под названием «Opus praeclarum de imaginibus astrologicis» («Об астрологических образах»), в которой упоминается «древнейшая книга, написанная Авелем, сыном Адама»; Авель якобы заключил её для сохранности в камень, благодаря чему она пережила потоп и впоследствии была найдена Гермесом (Торндайк, 4:580).

16 Еноху приписывалась магическая книга о 15 звездах, 15 камнях, 15 травах и 15 образах, предназначенных для вырезывания на камне.

17 Книгу Авраама несколько раз упоминает Фирмик Матерн в своем труде «Матесис». По преданию, Авраам был сведущ в астрологии и обучил этому искусству Зороастра.

18 Царю Соломону приписывалось множество магических трактатов: «Альмандель», «Лемегетон», «Искусство письмен», «Книга Разиэля», «Ключики», «Опыты», «Идея и эвтоника», «Драгоценности», «Новый календарь», «Пальмистрия», «Пятиугольник», «Философия», «О четырёх кольцах», «Тени идей» и др.

19 Святой Павел считался автором магического трактата «Искусство Павла» — третьей из пяти книг, составляющих «Лемегетон царя Соломона». Это «искусство», по преданию, открылось апостолу Павлу, когда тот был «восхищён до третьего неба» (2 Кор. 12:2—4).

20 Гонорий Фиванский, знаменитый маг и автор «Отречённых книг Гонория». Не путать с папой Гонорием III, которому приписывается авторство «Гримуара папы Гонория III».

21 Киприан, епископ Антиохийский, был язычником и магом, но его обратила в христианство праведница Иустина.

22 Альберт Великий, которому приписывается авторство магической «Книги тайн».

23 Фома Аквинский был учеником Альберта Великого и, соответственно, считался автором множества алхимических трактатов, в том числе комментария к «Turba philosophorum», книги под названием «Благословенная лилия среди терниев» и трактата «De essentiis essentiarum» («О Субстанции Субстанций»).

24 Святому Иерониму приписывалось авторство трактата о драгоценных камнях, сохранившегося в рукописи XII века в Берлине. Другими указаниями на то, что Иероним имел какое-то отношение к гоэтии, мы не располагаем.

25 Роберт Йоркский (начало XIV в.) — английский монах-доминиканец и богослов, который «изучал сокровенные теоремы тайной медицины столь прилежно, что внушал искреннее восхищение наиученейшем врачам» (Торндайк, 3:105). Роберт носил прозвище «Perscrutator» («Изыскатель»), и ему приписывался ряд трактатов по алхимии.

26 Роджеру Бэкону приписывается ряд алхимических трактатов. Известен гримуар под названием «О нигромантии Роджера Бэкона».

27 Пьетро д’Абано.

28 Быт. 3:14.

29 Ис. 65:25.

30 Искажённая цитата из I Кор. 15:44.

31 I Кор. 15:51, цит. по английскому переводу Библии.

32 Иуд. 1:9.