cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Феликс Арнольд. Египетские дома мёртвых

«Что происходит с нами, когда мы умираем?» – один из основных вопросов, на которые дают ответ религии, поэтому неудивительно, что многие аспекты погребальной практики и архитектуры гробниц определяются религиозными убеждениями. Например, в исламских культурах покойного кладут на правый бок, лицом к Мекке, так как считается, что мёртвые, которые восстают из своих могил в «Судный день», должны быть обращены к Мекке. Следуя той же логике, в гробницах устраиваются молитвенные ниши, иногда находящиеся внутри, но чаще снаружи, в мавзолее, установленном над гробницей.

В качестве примера достаточно сложного расположения молитвенной ниши можно привести так называемый Masǧid al-Ǧuyūšī в Каире (1086 г.), где молитвенная ниша (miḥrab) находится в задней части зала, покрытого куполом (рис. 1с).[1] Планировка здания не соответствует планировке мечети, несмотря на наличие молитвенной ниши и, в в приведённом примере, даже минарета. Мечети того времени были спроектированы как широкие колонные залы с нефами, расположенными параллельно задней стене. Вместо этого зал гробницы Masǧid al-Ǧuyūšī разделён на отдельные камеры, соединённые между собой дверями. Первый план выполнен по трёхсторонней схеме с двумя второстепенными комнатами по обе стороны от центрального зала. Помещения объединены широким вестибюлем, выходящим во внутренний двор. По таким трёхсторонним планам с широкими вестибюлями часто строились дома того времени (рис. 1а).[2] Так называемый bait al-ḥīrī «Сирийский дом», тип, распространённый в Фустате в IX–XII веках, состоит из зала в середине, и боковых комнат, расположенных перед широким залом или портиком, выходящим во двор. Таким образом, Masǧid al-Ǧuyūšī можно рассматривать как дом. Строительство домов для мёртвых, действительно, было обычной практикой в Каире. В исламе нет ничего в поддержку этой концепции. Фактически, такие постройки и захоронения внутри домов прямо запрещены исламом.[3]

Хотя Каир ни в коем случае не является единственным исламским городом, где покойных хоронили в домах[4], Masǧid al-Ǧuyūšī и другие гробницы фатимидов Каира представляют собой особенно яркие примеры таких захоронений. Погребения в домах – древняя традиция Египта, сохранявшаяся вне независимости от господствующей религии. В этой статье будет предпринята попытка проследить эту традицию во времени, культурах и религиях, чтобы показать, насколько устойчивыми могут быть некоторые погребальные обычаи, несмотря на изменения в религиозных представлениях о загробной жизни.[5]

Доисторический период и эпоха фараонов

Египетская традиция хоронить мёртвых в домах восходит к доисторическим временам.[6] Недавно в Гиераконполисе была обнаружена гробница вождя периода Накада II (c. 3500 до н. э.). Над захоронением было воздвигнуто сооружение из дерева и циновок, по-видимому, копия его зала для приёмов.[7] Гробница правителя додинастического периода в Абидосе, возведённая немногим позже, была спроектирована как модель кирпичного дома, с отдельными комнатами, соединёнными миниатюрными дверями.[8] Известно несколько примеров домов из глинобитного кирпича, построенных рядом с могилой в период первой и второй династий. Во всех случаях камера, облицованная камнем, располагалась в задней части зала приёмов, по-видимому, предназначенного для размещения статуи, изображающей владельца гробницы.[9] Правитель второй династии Ниничер (ок. 2750 до н. э.) использовал эту идею для своей гробницы в Саккаре, спроектированной как сложная копия дворца, включая комнаты для приёмов, спальни, ванные комнаты и склады.[10] Уменьшенная версия дворца также находится под ступенчатой пирамидой царя Джосера. В этом случае фасад дворцовых зданий, построенных из тростниковых циновок, включая двери и окна, был скопирован с использованием фаянсовой плитки.[11]

Рис. 1а. Дом в Фуштате (см. Bahgat Bey / Gabriel 1921 г., рис. 23); b. Комплекс гробниц в В7 в Истабль Антар (ок. 750–800 гг. н.э.) (см. Gayraud 1995 г., рис. 22); c. Masǧid al-Ǧuyūšī (1086 г. н.э.) (см. Creswell 1952, рис. 79).

В последующие периоды истории фараонов используются два типа домов для мёртвых. В первом тело погребали в доме, где человек жил ранее. Идея, должно быть, заключалась в том, чтобы мёртвый оставался рядом с живыми членами семьи. Примеры таких захоронений были найдены в Тэлль эль-Даба (Аварис) в дельте Нила, где гробницы встраивались в жилые дома или к домам пристраивались специальные комнаты для мёртвых. Однако неясно, следуют ли эти дома египетской или левантийской традиции.[12] Южнее, в эль-Лиште, было открыто поселение позднего Срединного царства, слитое с кладбищем, где зачастую стиралась грань между домами и гробницами.[13]

Рис. 2а. Резиденция правителя в Бухене (ок. 1950 г. до н.э.) (см. Emery et al., 1979, табл. 16, рис. 1); b. Могила Аменемхата в Бани Хасане (ок. 1950 г. до н.э.) (см. Newberry 1893 г., стр. 4, рис. 2).

Второй тип домов-гробниц – это здания, возводимые конкретно с целью погребения мёртвых, построенные так, чтобы напоминать дома или определённые характерные элементы домов. В этом случае идея, похоже, заключалась в том, чтобы сохранить память о владельце гробницы в его роли хозяина дома. Хорошим примером этого типа сооружений является вырезанная в скале гробница номарха Аменемхата в Бани Хасане (ок. 1950 г. до н.э.).[14] Она состоит из двора, портика и зала с четырьмя колоннами (рис. 2b). Такую же базовую планировку можно найти в современных ей домах, например, в резиденции правителя Бухена (рис. 2а).[15] Помимо общего плана, в Бани Хасане были тщательно скопированы и другие элементы, такие как концы балок кровли или форма колонн.

Тем не менее, между домом и гробницей можно заметить некоторые различия. В резиденции в Бухене удлинённая спальня находится рядом с колонным залом, а в гробнице в Бани Хасане в храме в задней части зала установлена статуя. Что ещё более важно, план гробницы строится вдоль центральной оси, в то время как в доме такая ось намеренно избегается, вход расположен в углу здания. Акцент на центральной оси был интерпретирован как выражение определённых религиозных верований этого периода. Какой бы ни была причина такой планировки, гробница – это всего лишь художественная имитация дома, подчёркивающая некоторые особенности внутренней архитектуры, а не полная его копия.

Греко-римский и позднеантичный период

В эллинистическом Египте появляется третий тип домов для мёртвых. В Александрии многие гробницы, вырезанные в коренной породе, были спроектированы как подробные копии реальных домов.[16] Они предназначались не только для умерших, но и для остальной семьи, использовавшей их как место для собраний и праздников, мало чем отличающееся от настоящих домов. Насколько близко может быть сходство между домом для мёртвых и домом для живых, видно на примере гробницы 2 в Мустафа Паше (ок. 250 г. до н.э.).[17] В задней части двора был построен прямоугольный зал (рис. 3b). Его планировка и трёхсторонний фасад являются точной копией банкетного зала (триклиния) реального дома, как они известны, например, с I по II век н.э., Marīna al-cAlamain (рис. 2а).[18] Тело покойного было расположено в нише за задней стеной зала и каменной скамьёй, предназначенной для мёртвых. Семья собиралась на сиденьях, располагавшихся по бокам комнаты, позволяя мёртвым участвовать в празднике. В свете более поздних событий интересным случаем является гробница 3 в Мустафа Паше, где внутренний двор был спроектирован как сад. Два зала оасполагались на противоположных сторонах двора, один из них на возвышении, с видом на этот сад.[19] В Александрии такие дома для мёртвых строились вдоль улиц, создавая «город мёртвых» (именуемый «Некрополем»), мало чем отличающийся от реального города.

Строительство сооружений этого типа, похоже, продолжалось и в поздний античный период, о чём свидетельствуют некоторые гробницы в Александрии.[20] Поздним примером может служить здание, обнаруженное в Сакаре.[21] Оно состоит из двора, окружённого колоннами. Под полом двора была найдена как минимум один погребальная камера. Неясно, была ли эта гробница, построенная в V веке н.э., создана язычниками или христианами.

Традиция строительства домов для мёртвых, похоже, продолжилась и далее. В Абу Мине был обнаружен комплекс, построенный в VI веке н.э., который включал в себя дом, мельницу, церковь и баптистерий.[22] В притворе церкви располагалось большое подземное святилище (гипогей). Похоже, что это здание было построено богатой семьёй как своего рода загородный дом, где они могли бы собираться по особым случаям, например, для крещения или поминовения умерших.[23] Похожим примером может служить комплекс построек, найденный в Ḥauwaīya-South, на этот раз связанный с благотворительным учреждением.[24]

От средних веков до современности

Источники сообщают, что в Фустате, первой исламской столице страны, было принято хоронить умерших в домах.[25] Упоминаются два типа таких захоронений. В первом мёртвых хоронили в том же доме (dār), где жили сами. Ранним примером является Сайида Нафиса из семьи Алид (ум. 824/825), которая, как говорят, выкопала себе могилу в доме, где жила. В 1089/90 году здание было заменено купольным мавзолеем. Более поздний пример – визирь ал-Фадль (ум. 956/57), судья Али и Мухаммед бин ан-Нуман (ум. в 984 или 999), поэт ас-Сакир (ум. 1008), астроном ас-Садафи (ум. 1009) и отец истории аль-Мусаббихи (ум. 1010), которые были погребены в домах. Прецедентами такой практики были не только пророк Мухаммад и первые два халифа, Абу Бакр и Кумар, но и многие последующие правители, включая большинство халифов династии Аббасидов.[26]

Когда умершего хоронили в доме, он оставался членом семьи. Однако комната, в которой было помещено тело, больше не использовалась. Иногда дом полностью оставляли, тем самым превращая дом для живых в дом для мёртвых. В других случаях тело позднее перевозили на кладбище либо из-за того, что члены семьи опасались призраков умерших, либо потому, что число посетителей гробницы становилось невыносимым. Чтобы избежать таких проблем с самого начала, живые члены семьи иногда специально покупали дома для захоронения мёртвых.[27] Эта практика привела к превращению в кладбища целых районов. Таким образом, по крайней мере, некоторые районы аль-Карафы, большого кладбища к востоку от Фустата, первоначально были частью населённого города.

Рис. 3а. Дом 10 в Marīna al-cAlamain (ок. 180 г. н.э.) (см. Medeksza 2002, рис. 3); b Могила Мустафа Паша 2 в Александрии (ок. 250 г. до н.э.) (см. Adriani 1966 г., рис. 189).

Дома мёртвых второго типа были специально построены для размещения мёртвых[28], как, например, дом в Истабль Антар (Грот Артемиды), раскопанный Роланом-Пьером Гайро в 1985 г.[29] Место, первоначально являвшееся одним из жилых кварталов Фустата, в VIII-XI веках использовалось в качестве кладбища. Гробницы были обнесены ограждениями, возможно, для защиты и уединения. Внутри такого ограждения (ḥūš) иногда встречаются элементы внутренней архитектуры, как правило, фонтаны и сады. Помимо своего прямого назначения, возможно, они были задуманы, как отсылка к райскому саду. В нескольких случаях, датированных Гайро второй половиной VIII века, вдоль стен были добавлены комнаты. Некоторые из них имеют трёхстороннюю планировку, что явно указывает на современную гробницам архитектуру дома (рис. 1а). В здании B6 главный зал был спроектирован как широкий ’īwān, между небольшими боковыми помещениями.[30] В то время как гробницы могли располагаться во всех частях здания, гробница владельца здания помещалась в его главном ’īwān (T23). Сходство здания B7 с домом особенно поразительно (рис. 3b).[31] Основная гробница (T25) была размещена внутри центрального зала трёхстороннего сооружения, занимая почти всю его площадь. Во дворе снаружи зала был добавлен фонтан, окруженный растениями.

К периоду фатимидов над главными залами надгробных построек стали возводить купол (qabwa). Ранний пример купола можно найти в строительном комплексе B7 в Гроте Артемиды (T46), он датируется второй половиной X века.[32] Можно предположить, что такие купола происходят от архитектуры позднеантичных мавзолеев, встречающихся во многих частях Египта.[33] Однако комнаты под куполом также встречаются и в местных архитектурных сооружениях. Знаковым примером является Qā at ad-Dahab, «золотой зал» во дворце фатимидских халифов в Каире, построенный в 975/976 гг. По традиции «зеленого купола» (qubbat al-ḫaḍra) или более ранних халифских дворцов.[34]

В более поздние времена фатимидов возник особенно сложный тип архитектуры гробниц. Помимо уже упомянутого Masǧid al-Gugušī (1086 г.), можно вспомнить Ḥaḍra aš-Šarīfa (ок. 1020 г.), mašhad Saiyida Ruqaiya (1133 г.) и мавзолей  Yahya aš-Šabīh (ок. 1150) в Каире, а также mašhad в Aswān (ок. 1110).[35] Гробницы состоят из внутреннего двора, обычно с входными комнатами с одной стороны и залом под куполом, где находится погребение владельца с другой. Зал под куполом, обычно, окружён боковыми камерами и иногда предваряется широкой прихожей. Молитвенная ниша всегда находится в задней части комнаты под куполом и, по крайней мере, в одном случае, на входе присутствует минарет. Хотя можно предположить, что гробницы этого типа происходят от домов для мёртвых, подобных тем, которые были найдены в Гроте Артемиды, в реальности они являются результатом слияния нескольких самостоятельных типов архитектуры, в том числе позднего античного отдельностоящего куполообразного мавзолея, отмечающего место захоронения, мечети с двором, залом и miḥrab в качестве места для молитвы, а также дома с садом и трёхсторонней гостиной в качестве приюта для умершего и членов семьи, посещающих его.

В Каире этот тип гробницы после окончания династии фатимидов не сохранился. Могилы элиты эпохи айюбидов и мамлюков были помещены под купольные мавзолеи, объединённые в комплексы благочестия, включающие мечети, школы и иногда больницы. Таким образом, мёртвые были отделены от семьи и взамен связаны с религиозными обрядами. Однако традиция строительства домов для мёртвых была продолжена другими слоями общества и до сих пор существует и на мусульманских, и на христианских кладбищах.[36] Особенно впечатляющим примером является «город мёртвых» в  Хавьят эль-Амвате близ Мании в Среднем Египте. В Каире и других крупных городах возрождение этой практики произошло в XIX веке, когда сооружения, построенные как части гробниц, стали ещё более сложными, включающими сады и роскошные дома. Такие здания и сегодня понимаются как памятники умершим и место для посещения членами их семьи.

Во все периоды долгой истории Египта можно найти примеры гробниц, принимающих вид домов, будь то языческие, христианские или мусульманские захоронения. Однако они не обязательно являются частью единой нерушимой традиции. В каждый период дома для мёртвых имеют собственную типологию, и некоторые элементы, специфичные для конкретной религии, такие как алтарь или miḥrab. Общей для всех приведённых выше примеров является концепция строительства дома для мёртвых. Именно она всплывала снова и снова, каждый раз по-разному интерпретируясь. Одна из повторяющихся тем заключается в том, что такие гробницы служили не только для размещения умерших, но и использовались живыми членами семьи в качестве мест сбора и для празднований, и, таким образом, использовались позволяли мёртвым оставаться частью жизни. Эта концепция выходит за рамки религии, поскольку в меньшей степени связана с отношением мёртвых с Богом, и в большей с отношениями мёртвых и живых. Именно об этом говорит в своём наставлении (ок. 2600 до н. э.) принц Хардедеф, сын Хеопса:

Это для твоего сына ты строишь дом,
В то же время, делая его местом для себя.
Приведи в порядок свой дом для погребения,
Сделай достойным своё место на Западе.
Помни, что смерть приводит нас в уныние,
Помни, что жизнь возвышает нас,
Дом смерти для жизни.[37]

© Felix Arnold «Houses for the dead in Egypt»
© Перевод Mari, 28.05.2019

Библиографию см. в оригинале.

[1] Creswell 1952, 155–160 figs. 79–80; Leisten 1998, 220–222 pl. 18 (с дальнейшей библиографией).

[2] Bahgat Bey / Gabriel 1921; Ostrasz 1977.

[3] Leisten 1998, 6–10.

[4] Leisten 1998, 35–39 с картами 5–7.

[5] См. el-Shohoumi 2004.

[6] См. Scharff 1947.

[7] Friedman et al. 2011, с дальнейшей библиографией.

[8] Dreyer 1998, 4–7.

[9] Quibell 1923, 38 pl. 2; Emery 1958, 5–36 pls. 2; 24–27; Emery 1970, 10 pl. 19.

[10] Lacher 2011. – ложные уборные были найдены в частных гробницах, относящейся к тому же периоду (S 2302, 2307 and 2337). Quibell 1923, 2 pls. 30–31.

[11] Lauer 1936, 34–38 pl. 15 (ступенчатая пирамида); Lauer 1936, 105–109 pls. 31; 34–37 (южная гробница).

[12] Bietak 2010, 24 f. fig. 15.

[13] См. Предварительный отчет в Arnold, 1996. Окончательная публикация, включая окончательную оценку взаимосвязи между домами и могилами, находится в стадии подготовки.

[14] Newberry 1893, 9–38 pl. 2–23.

[15] Emery et al. 1979, pl. 16. Позднее двор стал крытым за счёт добавления 12 дополнительных колонн.

[16] Grimm 1998, 83–96; Pfrommer 1999, 93–124; Venit 2002.

[17] Grimm 1998, fig. 94a.b; Venit 2002, 45–49 fig. 30–33.

[18] См. последний предварительный отч`т Medeksza 2007.

[19] Pfrommer 1999, 96 f. figs. 133–134; Venit 2002, 61–65 figs. 46–50.

[20] Venit 2002, 181–186.

[21] Grossmann 2009, 57–63 figs. 5–6.

[22] Negm 1993, 129–135 figs. 1–2.

[23] Cм. Grossmann 1998, 292 f. fig. 9.

[24] Abdal-Fatah / Grossmann 2000.

[25] Collected in Leisten 1998, 213–217.

[26] Leisten 1999.

[27] Leisten 1998, 37 f.

[28] Первый пример такого дома был построен для учёного al-Murādī в 884г.: Leisten 1998, 213.

[29] См. Gayraud 1999 с дальнейшими ссылками.

[30] Gayraud 1994, 6–8 figs. 25–26; Gayraud 1999, 456–459 fig. 9.

[31] Gayraud 1995, 4 f. fig. 22.

[32] Gayraud 1995, 6–9 fig. 18; Gayraud 1999, 459–462; Arnold 2003, fig. 14.

[33] Grossmann 2002, 327–331.

[34] Bloom 1993. Domed Купольные залы находятся в двух дворцах, построенных губернатором Египта cAbd al-cAzīz b. Marwān (685–705) at Hilwān: Grossmann, 370 f. figs. 35–36; 38.

[35] Leisten 1998, 108 f.; 218–222; 229–233 pl. 18; Arnold 2003, 447–452 figs. 12–13.

[36] См. el-Shohoumi 2004, 37–40.

[37] Перевод взят из Lichtheim 1973, 58.