Гадания при помощи умерших, как говорят, были распространены среди персов (см. Страбон, XVI в. 2, 39, νεκυονάντεις), а позднее у греков и римлян (см. Винер, II, 26). Израильтяне, возможно, заимствовали это искусство от персов, и широко его практиковали, так, что в Библии неоднократно это запрещается (Лев. ХІХ:31; ХХ: 6, 27; Втор. ХVIII:11; Сэм. XXXVIII; Иса. VIII:19). У них существовало три типа (класса) некромантов: Ов,  Йедони и Дореш-Эль-ха-метим (вопрошающие мёртвых), первые два обычно упоминаются вместе. Хотя общий смысл «Ов» и «Йедони» с полной очевидностью ещё не определён. Предполагают, что «Ов» — обозначение вызывания духа гадания (в этом смысле уже Иосиф Флавий, «Иудейские Древности» гл. 4, § 2) или призрака мёртвого (Baudissin, «Studien», с. 141 и далее; Дэвис, «Магия, гадания» с. 86 и далее).

В Септуагинте для обозначения тех, кто вызывает мёртвых, используется слово ἐγγαστρίμυθος – «чревовещатель», происходящее от тона голоса, которым говорит некромант во время сеанса. Еврейская традиция указывает: «Ов — это змей, который говорит из его (вызывающего) подмышек; Йедони — тот, кто говорит устами своими» (Санхо. VII Устава. 7; Сифра, Лев. ХХ. 27). Согласно Талмуду (сл. АР. 65б), в Йедони использовали кости животных, которые называют «yaddua». Их помещали в рот того, кто пророчествовал. На «владельца Ов» он снисходил во время сеанса, чтобы проявить себя, вещая как бы от его суставов (используя его тело, но не рот, речь). Упоминаются также два инструмента, с помощью которых некромант работал, один из них — человеческий череп (см. напр. Э. Леви, «Neuhebr. Wörterb»).

Атрибутика.

Хотя Библия не упоминает инструментов, применяемых в некромантии, то что какая-то атрибутика всё же использовалась, ясно из упоминания «идолов» и др. (IV Царств XXIII:24), а также в связи с использованием выражений, обозначающих работу оракулов.

Библия указывает на то, как вызываемые духи могли выглядеть. Самуил появился перед Аэндорской ведьмой как старик, покрытый мантией, так, что она сразу узнала его как человека Божьего. Вызванная тень, очевидно, принимала ту же форму, что имел человек при жизни. Правда она была видна только некроманту, спрашивающий же слышал лишь голос. Он звучал так, будто исходил из земли, таким образом, эти речи описывались как какой-то шёпот и бормотание (Иса. VIII:19, ХХІХ:4). Спрашивающий подготавливал себя к вызыванию духа постом, чтобы быть в правильном духовном состоянии, чтобы тень явилась к нему. Тот факт, что некромантия плотно ассоциировалась с идолопоклонство, как и иные виды магии, показывает его связь с ним и, вероятно, иностранное (заимствованное) происхождение этой практики (Втор. ХVIII:10, 11; IV Царств ХХІ:6, XXIII: 24 и др.). Некромантия, как идолопоклонство и магия в целом, практикуется в основном женщинами. Не смотря на то, что Саул, оказавшийся бедственном положении, искал женщину-некроманта, ранее он изгнал из страны всех тех, кто практиковал гадания при помощи умерших. Манассия, напротив, благоволил им, также как и все другие идолопоклонники (IV Царств ХХІ:6); его старший современник, пророк Исайя, фактически предоставил нам наиболее явные ссылки на некромантов (Иса. VIII:19, ХІХ:3, ХХІХ:4). Иосия, принявший его руководство, вновь открыл книгу Закона, и их снова стали уничтожать (IV Царств XXIII: 24).

В Талмудические Времена.

Тем не менее, даже в пост-Библейские времена некроманты упорно практиковали своё искусство, несмотря на все меры, направленные против них, и запреты Торы и фрагменты Талмуда, ссылка на которые дана выше. Учителя Талмуда называли их «те, которые выкапывают мёртвых» (Б. Б., 58а эт пассим) и «те, кто предсказывают с помощью костей мёртвых». Вавилонский талмудист называл их действия остеомантией, которая есть обман и ложь (Бер. 59а). В целом, однако, в правдивости вызывающих духов он не сомневался, так как даже призрак Самуила был вызван, как об этом говорится в Библии (см. Шаб. 152b). Обычно, если некромант видел призрак, который он вызывал, спрашивающий слышал только голос; но если спрашивающий видели духа, некромант слышал его голос. Слышать и видеть одновременно было невозможно (Санхо. 65, Иосиф Флавий). Когда Онкелос, сын Калоникоса, племянник императора Тита, думал принять иудаизм, он вызвал поочерёдно духи Тита, Валаама, и Иисуса и спросил у них совета. Первые два отговаривали его, в то время как Иисус советовал ему осуществить своё намерение (Giṭ. 56б-57б). Рава (ум. 247), величайший учитель Вавилона, проводил некоторые церемонии на кладбище, и убедился в том, что «99 из 100 человек умирают от сглаза, и что только один умирает естественной смертью» (Б. М. 107). Позднее Вавилонский учитель говорит, что некроманты вызывали демона, и таким образом ставит под сомнение эти практики.

Более «невинным» вариантом некромантии была традиция тайно прислушиваться к разговору мертвецов. Некоторые люди постились и проводили ночью на кладбище, для того, чтобы «дух нечистоты» мог посетить их и дать им возможность узнать будущее или другие скрытые вопросы (Санхо. 65б; Ḥag. 3Б), так как мёртвые должны были обитать в нечистом месте. Этот вид некромантии, пожалуй, и подразумевался под выражением «консультация с помощью знакомых (своих) духов» (Втор. ХVIII. 11).

Согласно Еврейской традиции, занимающийся некромантией будет наказан Богом, а не человеком.

Библиография:

  • Baudissin, Studien zur Semitischen Religionsgech. i. 141 et seq., Leipsic, 1876;
  • Brecher, Das Transcendentale, Magic und Magische Heilarten im Talmud, pp. 125 et seq., Vienna, 1850;
  • Davies, Magic, Divination, and Demonology Among the Hebrews and Their Neighbors, pp. 85-89,London, 1898 (with voluminous bibliography);
  • W. R. Smith, Rel. of Sem. p. 198;
  • the Bible dictionaries of Cheyne, Hastings, Winer, and others;
  • Jew. Encyc. v. 159, s.v. Endor, The Witch of.

(с) Еврейская энциклопедия (jewishencyclopedia.com)
06.10.2015г.