cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Сокол. Успенское кладбище г. Ставрополь

Дата исследования – 3 февраля 2013

Расположение: Russia / Stavropol / Ставрополь / ул. Войтика

Как добраться: Находится в шаговой доступности от железнодорожного вокзала-пешком одну остановку вверх по ул. Карла Маркса, далее свернуть на ул. Гражданскую и пройти по карте.

От Центрального и Южного автовокзалов можно добраться на автобусе/маршрутном такси №14 до остановки “Автостанция” на Карла Маркса (видно на схеме выше) и так же по схеме выйти на ул. Гражданская, пройдя по переулка Фадеева.

Здесь похоронены:
* Генерал-лейтенант Христофор Георгиевич Попандопуло (1809-1893), первый наказной атаман Терского казачьего войска
* Григорий Павлович Кусков (1871-1937), один из лучших зодчих старого города
* Г. Н. Прозрителев (1849-1933), почетный гражданин г. Ставрополя

Первые захоронения: начало XIX века-жертвы вспышек сибирской язвы, оспы и чумы

Статус: Закрыто

Координаты:   45°3’25″N   41°59’38″E

Площадь: 7 га

Архивная карта кладбища, 1900 года:

При сравнении старой и новой карт хорошо видно, что на данный момент правый нижний и левый верхний углы кладбища заняты постройками, возведенными непосредственно на старых могилах.

Что касается застройки территории кладбища, частично это производилось в советский период, частично в современный. С 1997 года территория кладбища официально находится в ведении и управлении ставропольской епархии, поэтому за все, что там произошло также ответственна она и более высокие церковные чины, а также администрация города, в ведении которой и должен находиться данный объект, имеющий историческую ценность. К примеру, стройку автостоянки в 2007 году инициировал и одобрил Феофан, которому данную территорию несмотря на последовавшие иски горожан официальным решением суда отдали в откуп и отменили обвинения в разрушении данной территории.

Вот фото из местных СМИ того, каким способом и в каких масштабах велась стройка на территории погоста:

 

 

Кладбище расположено непосредственно внутри жилого массива города и со всех сторон окружено домами и различными постройками, такими как детский сад и автостоянка, примыкающими к ограде и возведенными на снесенных в прошлом могилах.

 

На данном месте я нахожусь не впервые. Конкретно для этого визита бы выбран солнечный погожий день, но и в целом, в любое время данное место вызывает у меня не просто спокойствие, а прилив радости и хорошего настроения. На данный момент мне это не совсем понятно, т.к. у кладбища есть свои проблемы – как то – заброшенность:

замусоренность и стройки на его территории:

Также умершие, захороненные там, в основной своей массе, погибли не своей и достаточно мучительной смертью от сибирской язвы и оспы. Тем не менее, это так — ощущения от места такие, какие получишь после прогулки не во всяком парке города, приятное и светлое место, оставляет подъем в энергетическом плане и настроении.

Данное кладбище является закрытым, захоронения достаточно старые, преимущественно XIX век. Прогуливаясь испытываешь смешанные чувства — одновременно трепета и прикосновения к старине, видя рядом надгробия, которым почти 200 лет и одновременно непонимание того почему различные мелкие разбитые черепки того же периода находятся за ухоженными музейными витринами, а такое ценное даже в историческом контексте место и прекрасные памятники заброшены и замусорены.

 

 

Кладбище в целом условно можно разделить на две части – первая самая старая и интересная, 19 века, заброшена, заросла кустарником  и предоставлена самой себе, что впрочем, имело бы свою прелесть, если бы было в виде аккуратного парка, коим и являлось с 19 по 20 век, до запустения и разорения.

 

 

Следы разрушения могил при стройке:

 

Пример могилы середины XIX века:

На территории второй находится храм и ухоженные могилы 20 века:

Вторая часть в отличие от первой каких-то изменений в самочувствии не вызывает и воспринимается абсолютно нейтрально и как не содержащая столько интересного, как первая. 

Каких-то негативных эффектов в отношении меня ни разу не заметил, даже при его посещении в темноте ночью. Абсолютно дружелюбное место, насколько это вообще может быть применимо к кладбищу. В последний визит могу отметить большое любопытство к моей персоне и пришедшее желание сфотографировать как можно больше могил и надгробий, являющихся памятниками старины, передать их красоту, возник образ того что за мной буквально выстроилась очередь на съемку. А также затянувшее в себя на целый день ощущение 19 века и проходящие  перед  глазами в течение всего дня после посещения места картины дам в кринолине, повозок, запряженных лошадьми, улиц, одетых в брусчатку и булыжник, газовых фонарей, романсов, старого города… которое совсем не могу назвать неприятным.

Состояние сознания меняется очень плавно, но глубоко и надолго, и я бы назвал это одним из самых интересных и приятных мест в городе подобного рода

Остальные обработанные фото находятся на файлообменнике в архиве  (55 фото, 17 Мб).
Целиком весь фотоотчет в необработанном виде также в архиве находится здесь  (88 фото, 29 Мб).

 Упоминания в печати

1.  Открытая газета (Номер 21 (258) от 30 мая — 6 июня 2007 г.), статья «Плач на погосте»: читать

2. Филологическая книга Ставропольского Государственного Университета:

Успенское кладбище

В 1858 году заказан план Успенского кладбища, он выполнен в масштабе: в английском дюйме 10 сажен. «Чертил и в натуре на кварталы разбивал помощник Пятигорского уездного землемера Светочиев, при разбивке находился благочинный протоиерей Ф. Поспелов».

По периметру кладбища проходит круговая аллея, в центре обозначена часовня, дорожки ведут к 4 выходам. В южной части на плане находится уже действующая церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы.

В статистико-географическом путеводителе по Ставропольской губернии в 1883 году И. Бентковский пишет: «Было намерение придать кладбищу регулярную планировку и вести учёт захоронений». Однако в архивах нам встретились подобные книги учёта только с 1901 года. Во второй половине XIX века кладбище было одним из самых ухоженных и богатых. Величественные надгробные памятники из полированного гранита и лабрадорита, фамильные склепы, кованая решётка оград перемежалась с простенькими надгробными плитами и вырубленными из целых монолитов каменными крестами, и всюду — иконы, маленькие и большие. Разросшаяся роща без единого сухостоя, с выложенными каменными аллеями и тропинками, с опрятной часовенкой в центре кладбища, буквально утопала в цветах людской памяти. За порядком на кладбище наблюдали монахини и учащиеся приходской школы.

Долгое время к кладбищу не было мощёной дороги, осенью и весной похоронные процессии утопали в грязи. Но «Епархиальная хроника» 1 сентября 1891 года сообщает, что «от городских ворот к кладбищу устроено прекрасное шоссе и больше не будет тех затруднений при перенесении покойников, какие встречались прежде».

5 июля 1891 года Ставропольская Городская Дума приняла постановление о таксах для ломовых и легковых извозчиков. Стоимость проезда к Успенскому кладбищу в один конец определялась в 25 коп., ожидание на кладбище (1 час) — в 50 коп. Извозчики работали с 7 часов утра до 12 часов пополудни. Наибольших размеров территория кладбища достигала в 1900—1911 годах. Ограда его была исправлена и расширена на север. Но при всем этом, Преосвященнейший Евгений архипастырь Ставропольский, совершавший литургию в день Успения Божией Матери в кладбищенской церкви, обратил внимание на некоторую запущенность этого святого места. Он возбудил ходатайство перед Священным Синодом о переводе Успенского храма в приходской, «тогда церковный причт будет иметь больше возможности следить за кладбищем».

Поэтическое описание Успенского кладбища мы находим в книге известного русского писателя И.Д. Сургучёва «Китеж». Здесь похоронены его отец, мать и, очевидно, брат Г.Д. Сургучёв и сестра Евфросиния. Сюда приходил он на могилу отца, находящуюся, по его описанию, в северной части кладбища, недалеко от насыпи железной дороги, огибающей кладбищенскую стену. На могильной плите отца была выбита выпуклая надпись: «Жития его было пятьдесят лет».

В начале XX века на богатом, посещаемом родственниками кладбище его смотритель Николай Горбунов и священник Федор Семилуцкий допускали святотатства, хищения камня с оград и могил, вскрывали склепы и продавали камень. Сохранилось дело от 23 сентября 1910 года о продаже сторожу католического кладбища Казимиру Адамовичу Якубайтису плиты со склепа за 10 рублей. Комиссия обнаружила ряд разрытых могил, вскрытых склепов, вынутых гробов. В результате священник Семилуцкий вынужден был отказаться от попечительства кладбища.

На Успенском кладбище похоронены многие выдающиеся жители Ставрополя. Целые купеческие династии нашли здесь упокоение: купцы Ганиловские, Леонидовы, Рудневы, Ртищевы, Алафузовы, Меснянкины, Венециановы и другие. Купец I гильдии И. Ганиловский был городским головой. В 1847 году его удостоили звания потомственного почётного гражданина Ставрополя. Им построены первое на Кавказе деревянное здание театра (сгоревшее) и новое каменное, поражавшее своим великолепием современников. На его средства построены трёхэтажный дом под пансионат благородных девиц, двухэтажный дом, который арендовался кавказской духовной семинарией. Иван Ганиловский был организатором строительства Успенской церкви. Он похоронен в склепе у южной стены храма. Очевидно, что придел в честь Вознесения Господня построен на его склепе.

В регистрационных книгах Успенского храма, Троицкого и Казанского соборов, где отпевались усопшие и, по всей вероятности, хоронились на Успенском кладбище, значатся потомственные и личные почетные граждане города Ставрополя И.Ф. Смольский, А.В. Усов, В.М. Семёнов, А.К. Цирульников, С.Ф. Деревщиков, С.Е. Ермилов, А.В. Карягин, И.Е. Ермилов, И. Алафузов, Н.С. Деревщиков, Г.Е. Косяков, М.С. Конюхов, Г.Д. Меснянкин, О.Г. Костич, П.Г. Стасенков, И.К. Конюхов, И.С. Хохлов, дворяне В.Г. Самойлов, Г.В. Шумов, М.М. Озеров, М.А. Есаулов, В.Н. Ушаков, Н.Д. Петков, С.М. Домницкий, А.Е. Волокобинский, А.Н. Мережко, А.Д. Терехов, А.А. Фон-Нотбок, барон и баронесса А.Н. и Е.Е. Фон-Тизенгаузен, протоиереи и священники В.И. Стрепетов, Ф.П. Семилуцкий, Д.И. Гремяченский, П.И. Шатиров, А.Ф. Ливанов, Н.К. Тихов-Александровский. Последним на кладбище похоронен протоиерей Сергий Нецветаев, умерший 30 июня 1996 года. В 90-е годы он служил в Успенском храме.

На Успенском кладбище покоятся прославленные генералы и герои Кавказской войны: Н.Н. Рокита, М.М. Анин, генерал-лейтенант X .Е. Попандопуло, друг М.Ю. Лермонтова, Л.А. Мачканин и последний предводитель Ставропольских дворян генерал-майор М.М. Томилов, отставные генерал-майор М.М. Акинин, полковники Д.И. Акинин и К.П. Иващенко, подполковники П.А. Шершавицкий, И.И. Шевцов, К.П. Ефорицкий, В.В. Колчик, Н.А. Яичников, отставной унтер-офицер стрелкового Кавказского полка И.И. Иванов.

Здесь похоронены известные ставропольские архитекторы Г.П. Кусков и П.К Никифоров.

К сожалению, не сохранился памятник на могиле И.В. Бентковского, известного краеведа, автора «Статистико-географического путеводителя по Ставропольской губернии». Сохранилось донесение председателю губсовета: «Довожу до Вашего сведения, что на Успенском кладбище снята железная ограда с могилы Бентковского, который много потрудился по изучению Ставропольской губернии и края, оставив много своих печатных трудов, которые имеют огромное значение в деле изучения края. У Бентковского не осталось в Ставрополе никого из близких ему лиц, а потому охрана его могилы лежит всецело на обязанностях местной власти».

На могиле первого собирателя истории губернии Г.Н. Прозрителева Ставропольский государственный краеведческий музей, носящий его имя, поставил гранитный памятник в 1990 году. В 1994 году могилу посетили Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II и митрополит Ставропольский и Владикавказский Гедеон.

Могилы семьи Сургучёвых, директора Ставропольских гимназий статского советника П.И. Обломского и многих других не сохранились.

Когда в 1970 году было объявлено, что на месте Успенского кладбища будет разбит парк для отдыха населения, многие оставшиеся в живых потомки захороненных здесь жителей г. Ставрополя перезахоронили останки на новом кладбище в северо-западной части города. Так, В.В. Скрипчинский перенёс туда останки своего отца. Краевой краеведческий музей перезахоронил останки Г.К. Праве на Даниловском кладбище.

Надмогильные плиты вывозились на устройство ограды психиатрической больницы и в другие места. Разбиты, вдавлены в землю надгробия, опрокинуты оставшиеся каменные кресты. Заросли кустарниками дорожки.

И только в южной части кладбища сохранились старые надгробия жителей Ставрополя, где ещё можно прочесть надписи: Е.П. Берсеевой, И.Л. Луганского, В.К. Рябцева, А.Л. Курятинской и Н.В. Курятинского, похороненного ещё в 1878 году, Л.Н. Колесовой, 3.Я. Юрьевой, А.Н. Смирнова, Н.А. Шикунова, К.Ф. Метлиной, купца II -й гильдии Ф.И. Делева (1839—1904), А.С. Яковлева-Саломатина (1896—1916), Н.Т. Иванова (1861—1913), А.П. Шебалхиной, А.П. Панкратьева (1888—1937), П.Г. Горяйнова (1900—1937), И.Н. Стецова (1930—1937), А.Т. Руднева (1854—1910), С.Н. Варварова (1906), С.К. Озерова (1913), К.В. Димчева (1895—1945), Ф.П. Белоусовой, Ф.В. Марченко (1870—1945), 3.Н. Польской, Н.Т. Иванова (1864—1913), Ю.Г. Витман (1885).

Красивое надгробие из розового гранита на пьедестале, огороженное железной решёткой, уцелело на месте захоронения И.В. Конюхова (1863—1909) в юго-западной части кладбища рядом с безымянным большим склепом, почти разрушенным.

На кладбище несколько братских могил:

«Борцам за установление советской власти от благодарных ставропольчан» (1977 год).

«Красноармейцам 4-го Ахтырского Военно-революционного полка, павшим смертью храбрых при освобождении города Ставрополя от белогвардейцев в 1918 году».

«Воинам, погибшим в боях за Ставрополь и умершим от ран в госпиталях в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.».

Последние массовые захоронения относятся к периоду после Великой Отечественной войны. Например, в 1946 году здесь похоронен гвардии сержант В.П. Духанов, погибший при исполнении служебных обязанностей.

Летом 1998 года при строительных работах Ставропольским краеведческим музеем и Ставропольским госуниверситетом были проведены археологические раскопки на месте старого Варваринского кладбища. Было вскрыто и извлечено 27 захоронений, датируемых концом XVIII — 20-ми годами XX века.

В декабре 1998 года костные останки с Варваринского кладбища были перезахоронены на Успенском кладбище, образовав здесь ещё одну братскую могилу.

Огороженное с трех сторон, оно протянулось от ул. Фадеева с юга на323 мдо шоссе на север и238 мот ул. Войтика на западе до ул. Гражданской на востоке. Чугунная массивная решётка с орнаментом вокруг крестов, отлитая на заводе «Красный металлист», ограждает кладбище с юга. В ней — ворота, ведущие к храму. Более лёгкая металлическая ограда идёт вдоль тополевой и ивовой аллеи по Гражданской улице к северной части кладбища. Здесь, на старых могилах, в 1960—1980 годах построены частные жилые дома, проложено шоссе. На костях усопших — детский сад «Улыбка»…

Кладбищенский участок почти ровный, его абсолютные отметки высот над уровнем моря изменяются от505 мна севере до514 мна юге.

На кладбище — большое разнообразие древесных пород, кустарников и трав. Справа от главного входа начинается старая каштановая аллея, протянувшаяся почти до восточного края. По обе стороны от неё — сохранившиеся надгробия. Именно здесь находятся последние захоронения, недавно восстановленные памятники, братские могилы. Эта часть кладбища расчищена от кустарников и сухостоя, на могилах часто можно видеть цветы. Среди старых деревьев на кладбище преобладают ясени, клёны, единично встречается тополь. Молодая поросль представлена липой, клёном. Среди кустарников есть сирень. На могильных холмах стелется барвинок — типичная кладбищенская травка. В одном месте, к югу от алтаря храма, земля устлана плющом — вечнозелёным субтропическим растением.

17.02.2013г.
 Сокол