cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Sharmath. Бугровское кладбище г. Нижний Новгород.

Также называемое Красным кладбищем. Возникло на рубеже 1880-90-х гг. В начале ХХ века было обнесено высоким красным кирпичным забором, за что и получило название «Красное». Во время сталинских репрессий происходили массовые захоронения расстрелянных.


Был пасмурный день, снег таял и хлюпал под ногами. Зима доживала свои последние дни. За воротами кладбища меня встретил его безмолвный «страж» – пёс, мирно свернувшийся на высоком сугробе. Почуяв моё приближение, он слегка поднял свои уставшие глаза на меня и, не увидев ничего опасного, опустил голову на лапы и продолжил свой прервавшийся сон. Кладбище встретило меня довольно хмуро, об этом мне сказала застывшая в его воздухе напряжённость и непроглядные серые облака, нависавшие над высокими деревьями.

Это кладбище принципиально отличается от предыдущего, что я описывал, Марьиной Рощи, здесь не было простора и глуши, не было и мягкого взора Хозяйки кладбища. Вместо этого тяжёлый и смурной взгляд, как тяжелый молот, опустился на меня и я прямо почувствовал, что сегодня Хозяин не очень рад меня видеть. Т.к. я долго до него добирался, и поворачивать назад было поздно, решил быстро пройтись по кладбищу, сделать несколько фото и уйти прочь. Двинувшись вглубь, ощутил тяжесть в теле, продвижение давалось не так просто, как обычно, ибо до сего дня кладбище всегда спокойно впускало меня. Ровно расчерченная прямоугольная площадь, широкие тропинки между могил и окружавшие повсюду дома не создавали той замкнутости и тишины, что присутствовали на Марьиной Роще. Чувство, что находишься на военном построении на какой-нибудь площади под зорким надзором офицера, сопровождало меня на всём пути.
Недалеко от входа находилось большое и красное как сам забор здание церкви, переданное старообрядческой общине в 1960-х годах.

Опять же в отличие от предыдущего кладбища, это ощущалось как единый цельный механизм, как монолит, жесткий и крепкий. При этом могилы на нём были совершенно разной датировки. Над ними возвышались как довольно обычные «современные» надгробные плиты…



…так и «старого образца» с начисто стёршимися фотографиями умерших.


Иногда попадались нестандартные авторские камни.

Одна из интересных особенностей, которую я заметил – даже если весь день небо затянуто облаками, когда прихожу на кладбище – тучи понемногу рассеиваются, и яркое солнце начинает выглядывает сквозь них и светить в глаза. С чем связано до сих пор гадаю, впрочем, возможно это и совпадение. Однако в этот раз произошло то же самое.
Пока я бродил среди могил, небо очистилось, осветив холодные каменные плиты и развеяв столь мрачное настроение кладбища, встретившее меня вначале.



Порой образовывая причудливую игру света и тени.

По мере своего обхода пришло понимание, почему кладбище, казалось, не желало впускать меня поначалу. Дело в том, что я часто приходил на него, когда ситуации в жизни требовали жёсткого и категоричного решения, и с его помощью мне всегда удавалось разрешить их в короткие сроки. Оно привыкло к моим просьбам и потому, когда в этот раз я пришёл на него без каких бы то ни было трудностей, ничего не желая и не прося, не готовый отдать ему накопившиеся заботы, а только чтобы составить отчёт по нему, оно было сбито с толку. Таким образом, настроением кладбище обладает крайне серьёзным и тревожить его по пустякам не следует. На выходе поблагодарил его за приём, пообещав в следующий раз не приходить с пустыми руками.

Sharmath
22.03.13