Место нахождения и контакты: 220005, г. Минск, пр-т Независимости д. 44а. Тел.: +375 17 284-72-36

Как проехать: до ст. метро «Площадь Победы» (от выхода из метро костёл и остатки кладбища скрывают высотные здания, необходимо обойти их и войти во двор дома 44, ориентир – вышка «глушилка»):

Статус: Костёл Святой Троицы (св. Роха) включен в список историко-культурных ценностей Республики Беларусь (код 412Г00193). Золотогорское кладбище в настоящее время не существует.

Не возможно точно установить дату создания данного кладбища, считается, что оно существовало ещё до вхождения Белоруссии в состав Российской Империи (некоторые исследователи относят его основание к XVI веку, предполагая, что на данном месте производились захоронения умерших от холеры) и было изначально католическим (возможно, частично униатским). 24 декабря 1771 года Екатериной II был издан указ о запрете захоронений в черте города и о строгом конфессиональном разделении кладбищ. Данное кладбище было предоставлено для захоронений униатам. В 1839 году под давлением Николая I началась активная ликвидация униатства, большинство униатов переводились в православие, некоторые принимали католицизм. Так как основным местом захоронения католиков в Минске в это время служило Кальварийское кладбище, вероятно, что Золотогорское использовалось в это время для захоронения не просто католиков, но как раз бывших униан, принявших католицизм. Сохранившиеся памятники можно идентифицировать как католические. Эта версия кажется ещё более вероятной, если учесть отдельное упоминание о том, что на возведение каменного костёла жертвовали ладеко не только католики, но и представители иных конфессий.

По другой версии кладбище на Золотой горке, у пересечения Борисовского тракта (ныне пр-т Независимости) и дороги на Долгий Брод было основано в 1790 году. Оно именовалось Ново-католическим, так как недалеко от него располагались старое католическое кладбище, открытое при приходе Святой Троицы (являвшемся самым первым католическим приходом Минска, выстроенном в XIV веке по указанию и на средства польского короля Ягайло) на Троицкой горе и, открытое немногим позже, православное. На Троицком кладбище была построена небольшая деревянная каплица (часовня), посвящённая Успению пресвятой Девы Марии и святому Роху. В каплице находилась его статуя. История этой статуи является одной из самых известных легенд Минска. Святой Рох (Рох из Монпелье) почитается как защитник от чумы. В Минске его почитают как покровителя города. От эпидемий чумы Минск не страдал, однако, неоднократно подвергался эпидемиям холеры. Жертв этих эпидемий хоронили на Золотой горке (после весьма масштабных эпидемий 1848 и 1853гг, когда люди умирали тысячами, кладбище даже пришлось существенно расширить на восток). Предание о статуе со слов ксендза Харевича в 1890 году опубликовала газета «Минский листок»: «По преданию, во время одной из многочисленных эпидемий холеры, а именно в 1831 г., одному из минчан приснился сон, оказавшийся вещим. «Спасение города от полного вымирания зависит от святого Роха, статуя которого погребена под обломками костёла бонифраторов, её надо найти и извлечь». Своим сном этот горожанин поделился с другими обречёнными. Все активно взялись за дело. После продолжительных поисков в руинах была найдена деревянная статуя святого Роха. Её очистили, и в торжественной процессии носили по городу. Общее угнетение по причине эпидемии было таким большим, а луч надежды и спасения был таким желанным, что даже евреи присоединились к процессии. Затем статую установили в деревянной каплице на Золотой Горке. После чего эпидемия пошла на убыль»

В связи с пожаром 1804 года, который полностью уничтожил деревянный Троицкий костёл, его прихожане были вынуждены в течение нескольких десятилетий посещать службы в костёле находящегося неподалёку монастыря, но он был закрыт по указанию российских властей. В 1842 году службы начали проводить в той самой каплице на Золотогорском кладбище, проведя небольшой ремонт и превратив её в приходской костёл «длиной 6 сажен 1 аршин, высотой 3 сажени 3 аршина 12 вершков», получивший название Святой Троицы. Однако весьма небольшое здание начало очень быстро ветшать. Его попытались ремонтировать в 1949 году, но эти меры уже не помогли. В это время власти Российской Империи вновь разрешили строительство костёлов на территории Белоруссии, епископом Войткевичем было получено разрешение и начался сбор средств. Проект нового, на этот раз, каменного костёла был разработан академиком Петербургской академии художеств М. Сивицким. Строительство началось в 1961 году, в 1964 году новый костёл, выстроенный в неоготическом стиле, был освящён в честь Успения пресвятой Девы Марии и Святого Роха, в то же время за ним сохранился статус  костёла Святой Троицы.

В 1896 году костёл и часть кладбища были окружены оградой с Брамой (воротами), с двумя железными калитками и железными же узорчатыми дверями в центральной арке. Брама до настоящего времени не сохранилась, но её можно видеть на фотографии 1901 года:

На открытке XIX века видна ограда и небольшая часть ворот:

Не смотря на расположенное на ней кладбище, Золотая горка в XIX веке была излюбленным местом прогулок горожан, в том числе на неё ходили собирать ягоды.

Внутреннее убранство костёла оценивалось очень высоко. Его можно видеть на литографии Эдварда Гораздовского, выполненной в 1868 году:

Не смотря на весьма высокие эстетические оценки, новый костёл из-за своих малых размеров, не мог удовлетворить потребности большой, постоянно растущей общины (насчитывавшей около 7000 человек). Разрешение на строительство у властей в конце XX века было получить уже значительно проще. Известным польским архитектором Юзефом Дзеконьским был разработан и проект нового костёла, но он так и не был реализован.

В 1930 году костёл был закрыт. Часть прилегавшего к нему кладбища была застроена уже в 1934 году при возведении «Дома специалистов», который был практически полностью уничтожен бомбежкой во время Великой Отечественной. В 1955 году на его месте был возведён новый дом с колоннами (нынешний адрес – пр. Независимости, д. 44). Костёл тоже пострадал во время бомбежек и последующей оккупации Минска:

на этой фотографии можно ещё видеть приходское кладбище:

Снимок сделан в мае 1943 года, в кадре генеральный комиссар Генерального округа «Белорутения» Вильгельм Кубе. Через 4 месяца он погибнет в собственной постели при взрыве.

Во время восстановления Минска и позднее территория кладбища постепенно застраивалась. Около костёла была размещена металлическая вышка, которую можно видеть до сих пор, считается, что она предназначалась для того, чтобы глушить трансляцию зарубежных станций.

В 1983 году было восстановлено здание костёла, оно использовалось как концертный зал Белгосфилармонии. В 1984-м польскими мастерами в здании был установлен современный электрический орган (работающий до сих пор). При восстановлении остатки кладбища были ликвидированы.

Богослужения в костёле возобновились в 1991 году, однако, полностью он был передан верующим лишь в 2006 году.

Костёл (судя по службе, на которую мы попали, молились, кстати, за Украину) как и в ранние годы своего существования, переполнен.

Кладбище не восстановлено, о нём теперь напоминает лишь установленная на лестнице, ведущей на территорию костёла, табличка:

и несколько смещённых со своих мест древних надгробных камней:

На территории установлены две скульптуры (раньше их было больше), оставленные в наследство филармонией:

(интересно, кто додумался поставить поминальную свечку к постаменту)

У входа на территорию и перед входом в костёл (где выставлена большая часть надгробных камней) фон практически отсутствует, так же, как и в центре площади.

Намного сильнее фонит участок вдоль правой (если стоять лицом к входу) стены костёла:

Очень сильный фон имеет небольшой участок на углу, образуемом правой боковой и задней стеной:

Не знаю, что там, но столь сильного фона не исходит обычно даже от братских расстрельных могил и подобных объектов. Неплохо было бы нейтрализовать данное место, установив, например, каменную стелу или иной монумент подобной формы, способный уровнять излучение.

В целом же место достаточно спокойное, настраивающее на медитативный лад. Однако, впечатление это достаточно обманчиво и, можно сказать, что влияние его на жителей соседних домов врядли можно назвать позитивным или хотя бы нейтральным.

Кысь (А. Н.)
03.03.2014г.