cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Кысь. Введенское (Немецкое) кладбище г. Москва

Состав группы:  Kristof, Кысь, Etrius, Psator

Адрес: 111020, Москва, ул. Наличная, д. 1, тел. 8(495)360-65-00

Проезд: Москва, ст. метро «Семеновская», далее трамваем 43 или 46 до остановки «Введенское кладбище»

План кладбища:
В большем разрешении план можно посмотреть здесь.

Основано в 1771году по указу Екатерины II Великой во время эпидемии чумы в Москве. Располагается на левом берегу р. Яузы, на Введенском (Лефортовском) холме (одном из семи холмов Москвы). В XIX веке кладбище обнесено кирпичной стеной с двумя воротами.

Северо-восточные (со стороны Наличной улицы) построены в 1870х гг, и в настоящее время являются главным входом.

Чуть более старые, Юго-западные (со стороны Госпитальной улицы), построены в 1860х гг по проекту архитектора А. А. Мейнгарда.

В 1960е гг территория кладбища была увеличена (сейчас оно занимает около 20 га), построена стена-колумбарий.

Введенское кладбище изначально предназначалось для захоронения инославных (западных) христиан, в связи с этим оно и получило своё второе название – Немецкое, или просто – Иноверческое. До 1917 года на кладбище захоранивали только католиков и лютеран, после революции, когда обряд погребения утратил своё религиозное значение, на нём происходили захоронения представителей различных вероисповеданий. В частности, на Введенском хоронили представителей православного духовенства.
В настоящее время могил лютеран и католиков на кладбище меньшинство. Тем не менее, оно не похоже на привычные (православные) кладбища.





На Введенском захоронено множество выдающихся людей, останки некоторых перенесены сюда с других (упразднённых) кладбищ Москвы.

Данное кладбище стоит особняком в ряду Московских кладбищ. До относительно недавнего времени оно было местом собраний готов и им сочувствующих, юных сатанистов, а также начинающих оккультистов различного калибра и прочих эзотериков, что отражалось на нём не самым лучшим образом. Несколько лет назад на этом кладбище была усилена охрана, что, с одной стороны, существенно затруднило работу на нём, с другой, позволило привести его в порядок и избавить от «пьяных тусовок». Сейчас погост стал намного чище.

Как с самим кладбищем, так и с отдельными его захоронениями, связано множество, часто вымышленных, историй.

Грустная легенда сопровождает место захоронения Леона и Софии Пло (Plaut). «Семья Пло управляла мануфактурой и торговлей в Москве. Отец Леона, Франсуа был владельцем большой шерстяной мануфактуры. Его сестра, Хелен, вышла замуж в 1870 году за Вильяма Габю, знаменитого швейцарского часовщика. Фирма Леона Пло арендовала помещения в ермаковских богадельнях на Мясницкой 17 и разбогатела в период интенсивного строительства железных дорог на поставках железа, чугуна, стали.
Софи Людвиговна Пло держала магазин перчаток неподалёку. Говорят, что Софи была очень красива и пользовалась большим успехом у мужчин (что вызывало ревность мужа). Леон заказал резчику композицию из камня. Когда она была готова, пришёл домой и убил жену, а затем и себя. Похоронили их вместе, а в качестве надгробия установили ту самую композицию, которая представляет собой статую женщины, выходящей из дома на свидание с любовником…». Раньше у женщины в руках была роза, но её выпилили вандалы. Впрочем, в руках статуи достаточно часто можно видеть живой цветок, взамен каменного.

Самым, наверное, известным «в определённых кругах» местом этого кладбища является так называемый «Дом на песке», большинству знакомый как «Вампирский склеп» или, попросту, «Вампирка». Этот склеп, фасад которого выполнен в виде полуразрушенного портика (для лютеранских кладбищ характерны надгробия в виде дверей или врат в загробный мир) в античном стиле, к которому примыкает площадь, ограниченная оградой в том же стиле с вазонами на столбах, принадлежит семье Кнопов (Кноопов). Захороненного там мануфактурщика Людвига Кнопа называют «отцом русского ситца».

Впрочем, надпись на самой усыпальнице отсутствует, потому вопрос принадлежности склепа определён не до конца. Некоторые придерживаются мнения (например, А. Т. Саладин в «Очерках Московских кладбищ»), что захоронение принадлежит семье крупного торговца и инвестора Вогау.


На сайте Московской Духовной Академии же утверждается, что захоронение принадлежит дочери барона фон Мекка, впрочем, это скорее одна из легенд. Рассказывают, что в данном склепе захоронена приёмная дочь некоего миллионера, умершая очень молодой. Горю приёмного отца не было предела, и он поставил этот Дом на песке для неё и для себя.

Ранее перед портиком была установлена статуя Христа работы флорентийского скульптора Раффаэло Романелли, которую демонтировали в 1946году.

В настоящее время она находится в церковно-археологическом кабинете Московской Духовной Академии Троице-Сергиевой лавры (г. Сергиев-Посад). Приходилось видеть это изображение лично, впечатления довольно интересные…

Скульптуру почитали как чудотворную (такая альтернативная форма религиозности с характерна для начала ХХ века и до сих пор встречается и на других кладбищах, например, такую же чудотворную статую до сих пор можно видеть на Новодевичьем кладбище Санкт-Петербурга). По опущенной вниз левой её руке сливали воду (или собирали дождевую воду, стекающую по ней). Такая вода считалась святой и способной исцелять. В житии св. Матроны Московской говорится, что она посылала за водой к статуе свою помощницу, когда сильно заболела. Также к изваянию Христа обращались с просьбами о помощи в поступлении и обучении московские студенты.

Сейчас Дом на песке находится в состоянии весьма плачевном и нуждается в срочной реставрации. Впрочем, нельзя не отметить, что нынешнее состояние придаёт ему определённый шарм… впрочем, это утверждение не относится к современному творчеству, украшающему его стены. Это не единственное строение Введенки, нуждающееся в восстановлении, таких достаточно много.




Некоторым повезло больше, они были восстановлены и поддерживаются в хорошем состоянии, в основном за счёт средств евангелическо-лютеранской общины свв. Петра и Павла г. Москвы.


Эта же община периодически проводит службы на Введенском кладбище в часовне над усыпальницей семьи мучного магната М. А. Эрлангера, построенной по проекту архитектора Ф. О. Шехтеля.  В этой часовне можно увидеть изображение (мозаику)  Христа работы К. С. Петрова-Водкина.


С часовней этой также связано поверье, приводящее многих на Введенку. В советское время, ещё до ремонта часовни, возникла традиция писать на её стенах просьбы об исполнении желаний.

«В тени, в тиши, вдали от сует
Стоит одиноко с древних времён,
В веках зачарован, магический склеп.
Исполнит желанье, что будет на нём»

Одна из самых распространённых версий легенды звучит так: «Жила-была женщина, которая очень любила своего мужа. Потом муж умер, а женщина никак не могла смириться с его смертью: отказывалась от еды, не спала, всё время проводила на кладбище, оплакивая своего любимого… А в один прекрасный день написала на склепе: «Хочу, чтобы мой муж ожил». Муж, конечно, не ожил, но к склепу однажды пришёл мужчина, страдающий половым бессилием, и тоже что-то написал. Надо сказать, что он был похож на покойного мужа несчастной, как брат-близнец. С первого взгляда они полюбили друг друга и жили долго и счастливо…»

Из-за надписей часовню постоянно перекрашивают. В последнее время надписи стали делать в основном лишь на задней и правой (обращенной к кладбищу, а не к центральной аллее) стене часовни.






Впрочем, многие стены Введенского украшены просьбами об исполнении желаний.





На более отдалённых строениях надписи более обстоятельные

С самим восстановлением часовни над усыпальницей Эрлангеров также связана легенда:

Во время сбора лютеранской общиной средств на реставрацию часовни некий священник благословил на сбор пожертвований некую блаженную Тамару. Тамара поселилась возле самой часовни, соорудив нечто вроде шалаша. Часть времени она стояла с кружкой для пожертвований, а часть собственноручно расчищала склеп. Но однажды Тамара исчезла. С тех пор её якобы видели у разных храмов Москвы, по-прежнему собирающей пожертвования.

Была ли эта Тамара на самом деле, или это просто «народный фольклор», но сам сюжет легенды выглядит более характерным для православного христианства. Имя же может быть связано с захороненной на этом же кладбище схиигуменьей Фамарью, в миру княжной Тамарой Александровной Марджановой. В настоящее время, благодаря фильму  «Прощенное воскресенье«, наиболее популярной является версия о том, что собирала пожертвования и восстанавливала часовню Тамара Павловна Кронкоянс.

Могилы представителей и выдающихся деятелей православия (относящиеся к советскому периоду), также встречаются на Введенском кладбище. Самая, пожалуй, известная – могила старца схиархимадрита Троице-Сергиевой лавры Зосимы (урождённого и, позднее, в схиме – Захарии). Захария, по преданию, последним покинул Лавру, когда её закрывали в 1919году. Монахов в срочном порядке пересляли в расположенный недалеко от Лавры Гефсиманский скит. «Когда вошли в келью Захарии, тот очертил перед собой пространство, сказав, «кто сие переступит – смертию умрёт». Никто так и не решился, старец покинул лавру позднее, сам». О Захарии говорят «вышел с крестом на наганы защищая святыню». В  дальнейшем Захария до самой своей смерти жил на полулегальном положении. После смерти был погребён на Введенском кладбище. Над его могилой возведена небольшая часовня.

К этой могиле ходят просить истинной любви и счастья в браке. Считается, что если два человека решили вступить в брак, но при этом испытывают какие-либо сомнения, то им необходимо придти к могиле старца и, прочтя «Богородице, дева, радуйся…» испросить у него благословения. Если этот союз не угоден богу и не должен состояться, то он расстроится в ближайшее время.

Также на Введенском захоронены такие представители православия, как о. Александр (Егоров), о. Владимир (Криволуцкий), протоиерей Валентин (Свенцицкий), митрополит Трифон (Туркестанов), о. Николай (Голубцов), о. Александр (Толгский), о. Борис (Гузняков), о. Сергей (Гришин), уже упомянутая схиигуменья Фамарь (Марджанова). До причисления к лику святых и переносу останков в Свято-Никольскую церковь в Клённиках здесь же покоился о. Алексей (Мечев). Ходила легенда, что там же, на Введенском, в 1925 году был захоронен патриарх Тихон, но она не подтвердилась, останки патриарха покоились в Донском монастыре.

Некоторые считают, что на Введенском кладбище похоронен Яков Брюс, снискавший репутацию мистика и мага. Однако, это не так, его захоронение действительно находилось в Немецкой слободе, но произведено было в лютеранской церкви св. Михаила, снесённой в 1928году, на её месте в настоящее время расположен д. 17 ул. Радио.

На Введенском так же ищут могилу ещё одного сподвижника Петра I – Франца Лефорта, но пока безуспешно. Зато (на 11 участке) можно видеть могилу другого сподвижника — Патрика Леопольда (Петра Ивановича) Гордона. После своей смерти (в 1699году) он был захоронен в алтаре католического храма Св. Троицы в Немецкой слободе (позднее переименован собор свв. Петра и Павла, но не стоит путать его с лютеранско-евангелическим храмом с тем же названием). Храм в XIX веке был разобран, а останки Гордона (в 1877году) перенесены на Введенское кладбище.

С этим захоронением связана ещё одна легенда Введенского кладбища:
«Патрик Гордон, «пьяница и балагур», долго не мог быть предан земле. В конце концов, его останки захоронили на Введенском кладбище, но могила его пропала, а из книги регистрации захоронений оказались вырванными несколько страниц. С тех пор можно слышать, как он топает по плитам кладбищенских дорожек своими каблуками, пугая посетителей »

Шаги на Введенском, действительно, иногда можно услышать, но почему их связывают именно с фигурой Гордона, не совсем понятно. Возможно, здесь имеет место наложение истории о погребении Петра I.

На Введенском кладбище находится могила «святого доктора» Фридриха Иосифа Хаса (Федора Петровича Гааза), попечителя о заключённых, посвятившего свою жизнь и расходовавшего своё состояние на облегчение их участи. Он настоял на раздельном содержании мужчин и женщин, отделении осуждённых от подозреваемых, улучшении питания, открытии школ для детей заключенных и лазаретов, изобрёл и настоял на введении нового типа кандалов, более лёгких и отделанных изнутри кожей. Ограда его могилы украшена этими кандалами, получившими название гаазовских. Заботился он и о нравственном воспитании заключенных: распространял среди них брошюры с выдержками из Библии, а также написал и издал за свой счёт книгу «О христианском благонравии».

На эту могилу постоянно приносят цветы. Сюда приходят просить об облегчении участи осуждённых близких, а чаще просто о даровании здоровья.

Существует легенда, что иногда от этой могилы слышится звон кандалов.

На Введенском же находится могила кулинара Люсьена Оливье, державшего в Москве ресторан «Эрмитаж», широко известного всему постсоветскому пространству, как изобретатель знаменитого салата. Рецепт своего салата Оливье держал в тайне, что породило множество кулинарных легенд.

Могила Оливье была обнаружена недавно, в 2008 году, во время инвентаризации бесхозных захоронений сотрудниками ГУП «Ритуал». Теперь к этой могиле приходят студенты кулинарных ВУЗов и техникумов, за опекунство над ней борются владельцы ведущих ресторанов.

Введенское кладбище в какой-то мере напоминает православный храм, только вместо потемневших изображений святых, у каждого из которых своя специальность, здесь могилы, вместо колонн – деревья, а вместо купола – небо. Этот «храм» ближе и понятнее любого иного. Иногда, вечерами, здесь можно услышать звуки флейты, доносящиеся от Юго-западных ворот.

Введенское примирило не только представителей разной веры, но и сходившихся в разное время на полях брани. На нём захоронены участники различных войн: Французские солдаты, участники Отечественной войны 1812года, умершие в Москве (место захоронения является территорией Франции), немецкие солдаты (Первой империалистической), попавшие в плен и погибшие в России, лётчики 8 дивизии Нормандия-Неман (останки некоторых перевезены во Францию в 1953году), а так же участники ВОв.

Кысь (А. Н.)
16.04.13