Информация о месте:

Адрес: Санкт-Петербург, наб. р. Волковки 1-3

Статус: Ведутся захоронения

Кладбище занимает площадь около 24 Га. Название «лютеранское» в настоящее время достаточно условно. Наравне с лютеранскими ведутся захоронения иных конфессий (старообрядцев, староверов, и, конечно же, православных).

Кладбище открыто в 1773 году, после закрытия Сампсониевского кладбища (май 1773г.). Еще раньше (в 1757) это место уже просили отвести под захоронения лютеранской общины. Впрочем, учредителями данного кладбища были не только лютеране (само кладбище в связи с этим носило официальное название Волковское евангелическо-лютеранское кладбище). Кроме лютеранских церквей святого Петра на Невском проспекте и святой Анны на Кирочной улице, в учреждении участвовали также англиканская и шведская общины. Прихожане этих общин и двух лютеранских приходов имели льготы при погребении, остальные же иноверцы Санкт-Петербурга (ещё две лютеранские общины, три реформатские финские и четыре католические) льгот по захоронению на данном кладбище не имели. Не смотря на то, что захоронения вели различные общины, специальных участков (по религиозной или национальной принадлежности) не выделялось, место захоронения зависело лишь от достатка родственников умершего.

Первое захоронение на Волковском лютеранском кладбище состоялось в самых первых числах июня 1773 года. Это было захоронение тела немецкого купца Иоганна Гебхарда Бретфельда (25.02.1713 – 30.05.1773). По его имени кладбище долго называлось Бретфельдовским (захоронение можно видеть до сих пор в центре первого участка).

На кладбище вёлся подробный учёт захоронений (с записью координат) и даже установленных на них памятников. Столь подробных учётов в то время не было ни на российских ни на европейских кладбищах. Тщательно учитывались и ликвидируемые захоронения (не посещаемые родственниками, памятники, пришедшие в негодность и т.д.), которые убирали во время очистки кладбища, проводимой по решению церковного совета в 1860 году. Территория кладбища в это время продолжала постоянно расширяться.

Часовня на Волковском лютеранском кладбище появилась более чем через 100 лет после его основания. Она была освящена 21 мая 1879 года. Чуть ранее были построены кладбищенские ворота, которые несколько раз перестраивались. Также на кладбище имелась лавка для торговли ритуальными принадлежностями, оранжерея, дом смотрителя и другие постройки.

После революции Волковское лютеранское кладбище разделило судьбу многих кладбищ Санкт-Петербурга: деревянные постройки пошли на дрова, ворота и часовня были разобраны на кирпичи. Кладбище было объединено со старообрядческим и иноверческим. А в 1933 закрыто. Захоронения на нём позволялись лишь в порядке исключения. Часть захоронений в 30-е годы была перенесена в некрополь Александро-Невской лавры, также были перенесены некоторые памятники (представляющие художественную ценность), без перезахоронения останков. Территория кладбища значительно сократилась.

В1940 г. Управление по делам искусств ходатайствовало перед горисполкомом о передаче Музею городской скульптуры бронзовой фигуры Христа с Волковского лютеранского кладбища, ангелов с ворот Смоленского евангелического и бронзового ангела с Выборгского римско-католического – «с целью использования бронзы как материала для изготовления мемориальных досок». Война помешала уничтожению скульптуры Христа, однако множества бронзовых дощечек с надписями кладбище лишилось.

В настоящее время Волковское лютеранское кладбище является самым большим лютеранским кладбищем Петербурга, территория постепенно приводится в порядок, однако, при этом ликвидируются многие захоронения. Кроме того, ведутся новые захоронения на месте старых.

Как ни странно, с Волковским лютеранским кладбищем связано мало легенд. Даже столь примечательный объект, как статуя Христа (ставшая символом этого кладбища) над захоронением семьи баронов Остен-Дризен не удостоилась внимания, которое стоило бы ожидать, учитывая существование подобных легенд, связанных со статуями на Новодевичьем (СПб) или Введенском (МСК) кладбищах.

Большинство легенд связано с названием кладбища (не смотря на то, что совершенно очевидно его происхождение от названия располагавшейся рядом деревни Волковки и реки с тем же названием). Первые из них начали складываться уже в XVIII столетии. Так говорили, что Волковским оно названо потому, что по ночам на это кладбище приходят волки попировать незахороненными трупами. Трупы эти якобы принадлежали шведам, пленённым в Северной войне и пригнанным на строительство Петербурга, которые быстро умирали на тяжелых работах. По другой версии, Волковским кладбище названо по фамилии некоего старообрядца-беспоповца купца Волкова, который был здесь погребён одним из первых. Долгое время кладбище называли Волковым полем.

Ещё одна легенда связана с захоронением женщины-офицера, участницы наполеоновских войн 1812-1815гг., Луизы Кессених-Графемус (1786 – 1852). При жизни Луиза говорила: «У меня одно желание — быть похороненной над землёй». Якобы, это желание было исполнено: её похоронили в подвешенном на цепях цинковом саркофаге. Было ли такое захоронение или нет – не известно, могила (ни в виде гроба, подвешенного на цепях, ни в каком-либо более привычном виде) не сохранилось. В настоящее время на месте предполагаемого погребения установлен памятный крест:

Вот, в общем-то и все легенды.

Впервые лично познакомиться с Волковским лютеранским кладбищем мне довелось в 21 мая 2007 года. В компании коллег мы отправились туда в поисках описанной в статье «Дерево миров» могилы навигатора. Естественно, что никакой могилы мы там не нашли (находится она на совсем другом кладбище в окрестностях Петербурга), но знакомство оказалось весьма приятным.

Ниже привожу отчёт от 21.05.2007г.:

Объект: Волковское лютеранское кладбище.

Участники: Акерон, Dark_Hunter, Кысь, Строг, Blak.

Время обследования: около 14-00 20.05.2007.

Цели: поиск могилы навигатора.

 Кладбище разительно отличается от всех тех, что довелось посещать мне ранее. Возможно, это следствие того, что все посещаемые мной до этого кладбища были преимущественно православными (в лучшем случае имели небольшой участок, выделенный под захоронение мусульман или иудеев). Первое ощущение – чувство дома, но не дома как уюта, а дома как храма. Ощущений вообще свалилось много, но я затрудняюсь описать это все словами.

Переместившись ближе к центру Лютеранской части кладбища приступили к поискам. Однако, по моим личным ощущениям, место это являлось далеко не самым интересным участком кладбища. Заниматься поисками откровенно не хотелось, потому попыталась настроиться на организм, не знаю, кто на кого настраивался, но такого легкого и непринужденного контакта у меня ещё не было. На самом деле, ощущение такое, словно эта сонастройка существовала всегда, просто только сейчас привлекла моё внимание.

Так как на тот момент у меня уже около года стоял вопрос о добыче материала (плечевая кость) для изготовления артефакта, который решить никак не удавалось, проскочила шкурная мыслишка, что материал именно с данного места был бы просто идеален. Тут же, с даже несколько поразившей меня, как впервые пришедшего гостя, готовностью мне была очень ярко показана картина низко склонившего свои ветки куста, место под ветвями которого было свободно от травы, вблизи находились скромные захоронения (в отличие от богатых памятников ближе к центру). Направление было указано в левую часть кладбища (если стоять спиной к основному входу, сторожке, т.е. в противоположную сторону от православного Волковского). Не испытывая особого азарта, а просто потому, что туда тянуло и в той стороне было намного приятнее, да и бродить кругами с основной группой было лениво, я отправилась туда. Действительно места там оказались не только более приятными но и более (субъективное ощущение) насыщенными энергией. В 10-15 м. от забора начали попадаться кости. Первым попался изрядно истлевший (сохранилась только верхняя часть) череп, далее ещё один, ещё какие-то мелкие кости, в целом, на отрезке пути метров в 20-25 я подобрала 4 черепа и несколько костей (рёбра, позвонки). Что и говорить, удивило меня это изрядно. Сложив всё это у приметного дерева и оставив там отправившегося за мной  Blak’а, я все-таки продолжила поиск показанного места. Место как-то не находилось (может смотреть надо было не по приметам окружения, а просто идти куда ведёт, впрочем, я и не торопилась, времени вообще как будто не существовало). Подошли остальные, так и не найдя места портала (что не удивительно, так как описанное в статье место находится на совершенно другом кладбище, как было установлено позднее), продолжили собирать кости вместе. Костей, действительно имелось в изобилии, не смотря на утверждения местных членов нашей группы (Акерон), что костей тут нет :). Нужный куст, кстати, тоже отыскался (стоило только о нём вспомнить), под ним действительно аккуратно и достаточно заметно лежала плечевая кость (отличной, кстати, сохранности, особенно на фоне других, уже собранных). Почему-то меня это даже не удивило.

Побродив ещё немного наткнулись на нижнюю (со спиленной верхней крышкой) часть черепа. Череп был поставлен на небольшом холмике, заросшём молодыми деревьями. Находка черепа в таком состоянии (кстати, из всего нами подобранного не попалось ни одного (их было 6 или 8 ) черепа хоть в сколько-нибудь пригодном состоянии) меня настолько удивила, что я, совершенно не думая, его подобрала. Естественно тут же получила «по голове». В общем-то, состояние могу описать как плывущее, сознание неясное, мысли путанные. Выслушала много лестного от своих коллег на тему того, что можно хватать, а что нельзя, в это время с их же помощью стабилизировав своё состояние. Переместились на соседнее (православное Волковское) кладбище. Найденное взяли с собой в полном объёме (зачем – не понятно?! Но тов. Акерон настоял). Собственно, изначально планировалось всё это захоронить (хоть как-то) но никакого приспособления для того, чтоб копать с собой не было, к тому же группа людей, копающая на кладбище средь бела дня неизбежно вызвала бы хм… определённый интерес.

Православное также оказалось объектом достаточно приятным, но бродить по нему желания не возникло. Кости также попадались, но в основном обожжённые. На одной из могил, правда, встретили интересный предмет – предположительно срез части какой-то кости с углублением, наполненным кровью. Разбираться что это сил у меня откровенно не было, потому описать ничего не могу.

В общем, было принято решение отправиться на базу и по возможности повторить вылазку ночью.

Ниже привожу несколько фотографий кладбища, сделанных в ночное время в мае и октябре 2007 года:

 

В последствии кладбище посещалось неоднократно, однако составлять и публиковать какие-либо дополнительные отчёты об этом месте не вижу особого смысла, записи ведутся только о практиках, но им в данном очерке точно не место.

Приведённые в тексте фотографии (кроме сделанных в тёмное время суток) взяты из различных источников в сети Internet.

Кысь (А. Н.)
11.11.2013