cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Кысь. Малоохтинское старообрядческое кладбище, СПб

(оно же «Раскольничье кладбище» и «Кладбище алхимиков»)

Адрес: Санкт-Петербург, Новочеркасский пр-т 8 или ул. Шаумяна 4.

Как добраться: от ст. метро Новочеркасская по Новочеркасскому пр-ту (по чётной стороне в сторону уменьшения нумерации домов)  до д. 12 к. 1 (после пересечения с Республиканской ул.). Вход на кладбище расположен за этим домом справа от здания бывшей богадельни (ныне – выселенного общежития), Новочеркасский пр-т д. 8 кор. 3.

Площадь около 3Га, в настоящее время является открытым для захоронения урн с прахом.

Малоохтинское кладбище одно из старейших кладбищ Санкт-Петербурга. Учреждено оно было по указу императрицы Екатерины II. Первые захоронения на берегу р. Охты проводились в 1740-60х гг, но официальный статус кладбище приобрело лишь в 1786.

В 18 веке в этом районе было много старообрядцев (в основном, поморцев и федосеевцев, являющихся «беспоповцами», то есть отвергающих институт священства, а, следовательно, и ряд таинств, проводящихся только священниками (например, бракосочетание)), которые отказывались признавать власть православной церкви и подвергались её гонениям. Захоронение представителей этого религиозного направления на православных кладбищах было категорически запрещено, также им (до 1883 года) запрещалось иметь свои храмы, разрешены были только небольшие молельни. Чаще всего, собрания происходили полулегально в домах прихожан. С 1863 года положение старообрядцев стало улучшаться, нападки на них практически прекратились.

Кладбище для старообрядцев являлось не только местом захоронения, но и своего рода, способом идентификации, местом собраний и отправления религиозных обрядов, выступая своего рода, конфессиональным центром. Здесь же можно было узнать последние новости, нанять рабочих, получить заём из кладбищенской казны, договориться о сделке с единоверцами.

В 1792 году при кладбище была построена каменная молельня с куполом и даже колокольней (на деньги купца Ундзорова), а в начале XIX века было открыто несколько благотворительных учреждений.

В 1850 году Малоохтинское кладбище было закрыто властями. Поводом послужило присутствие на кладбище федосеевцев (имевших также, как и поморцы свою молельню на этом кладбище), которые кроме прочего, весьма нетерпимо относились не только к православной церкви, но и к государственной власти, считая её порождением антихриста. Обе молельни были опечатаны, а через два года вышел запрет на проведении захоронений старообрядцев на этой территории. Молельни были переданы Императорскому человеколюбивому обществу. В 1865 году в связи с многочисленными просьбами,  захоронения старообрядцев были вновь разрешены. Одна из молелен возвращена поморцам, во второй в 1903-04гг была открыта православная церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи. Положение старообрядцев и отношение к ним государственной власти постепенно улучшалось, в 1883 году им было разрешено оборудовать молельни в том числе и в частных домах, но без звонниц и куполов.

В конце XIX века защитником и ходатаем перед властями за старообрядцев Малоохтинской общины стал основатель Волжско-камского банка, владелец нефтяных скважин, железных дорог, разбогатевший на винных откупах, меценат, талантливый публицист, коллекционер, общественный деятель Василий Александрович Кокорев. Умер Кокорев в 1889 году, его дубовый гроб, сделанный без единого гвоздя, одетые в старорусскую одежду старообрядцы несли на расшитых рушниках от дома до самого Малоохтинского кладбища, где он и был предан земле.

Кокорев Александр Васильевич (ум. 1908)
Кокорев Василий Александрович (ум. 1889)
Кокорев Георгий Васильевич (ум. 1889)
Кокорев Иван Васильевич (ум. 1879)
Кокорева Прасковья Васильевна (ум. 1888)

После революции, в отличие от других кладбищ, Малоохтинское практически не пострадало. Вероятнее всего, это связано с отсутствием богатых захоронений знати. На этом кладбище погребены в основном купцы и простые люди.

Текст: «Господе Иисусе Христе Сыне Божий помилуй нас!
В надежде общаго воскресения молю Вас
любезная моя братия и сестры
 помолися о мне грешной Господу Богу.»

С предприимчивыми родственниками погребенных на этом кладбище связана одна из его историй. В 1898 году на ограде одного из захоронений появилась надпись следующего содержания: «На вечную память о Лукерье Сидоровой. Решётку вокруг могилы делал опечаленный муж покойной, кузнец, проживающий на Малой Охте и принимающий заказы на подобные работы. Беру дёшево и работаю добросовестно». Об этом случае с негодованием написала «Петербургская газета» от 20 января 1898 года.

Во второй четверти XX века, особенно в годы Великой Отечественной войны, была широко распространена практика «заимствования» и переделки старых дореволюционных памятников и использование их на новых захоронениях.

В 1946 году Малоохтинское кладбище было вновь закрыто. В 1980 его хотели ликвидировать, но проект так и не был реализован. Кладбище долгое время пребывало в плачевном состоянии, жители коммуналки, в которую была превращена в советское время бывшая богадельня, нередко выбрасывали мусор из окон прямо на территорию кладбища. На могилах обитали лица без определённого места жительства. Нередко наведывались и  другие любители досуга на свежем воздухе.

В 2005 году на кладбище была учреждена администрация и появились смотрители. Коммуналку расселили совсем недавно, здание пустует, часть его используется администрацией кладбища.

В настоящее время проводится расчистка и облагораживание территории, но до состояния Новодевичьего (СПб) этому погосту ещё очень далеко.

На Малоохтинском ведутся и новые захоронения, в основном, захоронения урн с прахом в землю или в колумбарий:

Вход на кладбище расположен справа от бывшего общежития (Новочеркасский пр-т д. 8 кор. 3), представляющего собой четырехэтажное здание.

Имеется и альтернативный вход, расположенный слева от того же общежития:

Постоянный доступ имеется также со стороны р. Охты. Некоторое время назад через неё был перекинут мост, но в 2005 году его разобрали.

Как и у других, у этого кладбища также имеются свои легенды. Утверждают, что на нём проводились захоронения не только старообрядцев, но и просто людей, захоронение которых на православных кладбищах запрещала церковь (это представляется достаточно вероятным, учитывая положение конфессии, которой принадлежало кладбище). Кроме самоубийц и преступников на Малоохтинском якобы находили последнее пристанище и те, кого подозревали в колдовстве (отсюда и одно из названий – «кладбище алхимиков»).

Естественно, по мнению большинства, эти люди не могут обрести покоя, а потому на Малоохтинском постоянно слышны шаги, скрежет, стоны. Жители коммуналки, вплотную прилегающей к кладбищу, а так же просто посетители неоднократно видели на нём свечение и даже светящиеся шары. Особенно часто световые аномалии проявляются во время белых ночей. Не редко люди видят здесь плотный стелящийся туман, впрочем, этому явлению как раз есть объяснение – кладбище располагается на берегу реки.

Широко известна история, произошедшая, как утверждается в 60гг ХХ века:

«Эта история произошла в бытность мою студентом. Однажды во время дежурства в народной дружине мы проходили мимо высокой ограды крохотного Малоохтинского кладбища. Это был сентябрь, конец рабочего дня, и дежурство только началось. Было ещё светло. Но когда мы приблизились ко входу на него, оттуда с дикими воплями вылетела троица парней в рабочей одежде, с выражением дикого ужаса на лице.

За забором они слегка опомнились, увидев проезжающий мимо трамвай (не знаю, как в 60е гг, но в настоящее время никаких трамвайных путей в непосредственной близости от входа на кладбище нет – прим. Кысь (А. Н.)) и троих парней с красными нарукавными повязками. Из их сбивчивого рассказа мы поняли, что в разгар возлияния (парни устроились на чьей-то могиле, где были скамейка и столик) к ним подошёл откуда-то взявшийся покойник и протянул свой стакан.

Что поразительно, от парней водкой не пахло – поскольку успели только разлить, а дальше было не до питья: покойник был самый натуральный, с характерным запашком (судя по тому, что Малоохтинское долгое время было облюбовано для проживания лицами без определённого места жительства, которые имеют «склонность» обладать весьма интересным «запашком», «признаки покойника» кажутся весьма сомнительнымим – прим. Кысь (А. Н.)).

Поскольку никто за ними на наших глазах не гнался, мы храбро двинулись на место происшествия. На указанной могиле, на столике, заботливо покрытом газеткой, стояли пустая бутылка «Столичной» и три пустых стакана. Правда, закуска, состоявшая из хлеба и плавленых сырков, была нетронута. Поскольку мы были при исполнении, то я вытащил из кармана полиэтиленовый пакет и сложил в него бутылку и стаканы. «Это вещдоки, – пояснил я парням. – В милиции разберутся».

В опорном пункте милиции дежуривший вместе с нами милиционер вдоволь посмеялся над покойником со стаканом. Но, судя по всему, криминальная обстановка в районе была спокойной, и милиционер предложил дать «вещдок» на анализ знакомому криминалисту. И вот что выяснилось. Отпечатки пальцев на бутылке и стаканах принадлежали парням со стройки, ни в каких уголовных делах не замешанным. А вот самые последние, перекрывавшие на стеклотаре все остальные, – известному бандиту, убитому в перестрелке с милицией ещё пять лет назад! И похороненному родственниками совсем на другом кладбище!» Ну, финал истории не вижу смысла даже комментировать, кстати, подобные рассказы не редкость и связаны они часто не только с кладбищами.

Ещё одна история связанная с Малоохтинским кладбищем:

«Эту историю я услышал от своего соседа по больничной палате, перенёсшего инфаркт миокарда. И тогда же обещал никому её не рассказывать. Но недавно узнал, что мой товарищ по несчастью шагнул с балкона 12-го этажа в объятия вечности. Теперь моё обещание утратило силу, и я могу поделиться рассказом о необычных событиях, случившихся с ним:

«В 1992 году на нашем заводе прошло сокращение штатов, и мы с приятелем Максимом оказались «за бортом». Найти работу в 48 лет трудно. Больше трёх месяцев мы безрезультатно обивали пороги государственных предприятий и частных контор. И вот тогда-то и пришла в голову идея заняться довольно необычным делом. Мы решили попробовать искать ценности в старых, заброшенных могилах. Работёнка оказалась довольно прибыльной: найденные серьги, броши, кольца и всё такое мы сдавали в ломбард или антикварный магазин.

Последнее время чаще всего промышляли на Малоохтинском кладбище. Насмотрелись здесь всякого. Несколько раз в тихие лунные ночи видели призраков, а однажды над могилами передвигались какие-то зелёные огни. Дважды наталкивались на шабаш сатанистов, наблюдали за их выходками из-за деревьев. Там же, на Малохтинском, мы случайно познакомились с профессиональным кладоискателем. Его звали Алексеем. Он предложил нам работать вместе.

– Я сделал специальное устройство, – рассказал Алексей, – которое может показать, есть ли в гробу ценности, чтобы не раскапывать могилу зря. Осечек не будет, обещаю. Мы, конечно, согласились…

На месте Алексей достал из портфеля свой приборчик, вроде коробки из-под торта, привинтил к нему металлический щуп, изогнутый в форме хоккейной клюшки, и стал водить над могилой. Агрегат тихо попискивал. Алексей перешёл к следующей могиле – тот же результат. Только над пятым холмиком прибор застрекотал, как цикада.
– Копать нужно здесь, – сказал умелец. Мы с Максимом быстро раскидали землю, добрались до гроба и туристским топориком сдвинули крышку в сторону. Посветили фонариком, а там кости, истлевшее платье и на нём поблескивает колье. Ещё нашли перстень с голубым камнем и тяжёлое золотое кольцо. Алексей взял себе только перстень.
После этого наша работа пошла как по маслу. С компаньоном и его устройством проколов практически не было. Мы почти всегда возвращались с богатым «урожаем». Львиная доля добычи доставалась нам с Максимом. Алексей брал, как правило, какие-то безделушки: перстень с иероглифами, простые серьги или серебряное кольцо. Нам такая щедрость была непонятна. Однажды мы его спросили, зачем ему всё это барахло, какой интерес во всём этом участвовать. Не вдаваясь в подробности, Алексей объяснил, что занимается чёрной магией, а предметы нужные ему для работы. Дело хозяйское, мы больше никогда не лезли с расспросами.

В одну из ходок на Малоохтинское Алексей повел нас к могиле, на которой стоял небольшой гранитный обелиск. Сначала, как всегда, он «ощупал» её прибором, который знакомо застрекотал, а потом стал шептать какое-то заклятье. Мы ждали. Луна тем временем ушла за тучи, и наступила какая-то космическая темнота – хоть глаз выколи.

– Всё, – сказал Алексей, – можно копать.

При свете фонариков мы дружно взялись за лопаты и довольно быстро добрались до гроба. Максим отработанным движением подцепил крышку и откинул её. Внезапно раздался оглушительный вой и какая-то неведомая сила выбросила всех нас троих из ямы. Я сильно ударился рёбрами о камень. Вокруг всё грохотало и ревело, как будто в эпицентре гигантского смерча. Ещё чуть-чуть – и у меня бы лопнули барабанные перепонки. Но также внезапно всё стихло.

Я лежал на земле и с ужасом ожидал, что будет дальше. Всё было тихо. Попробовал подняться – не тут-то было. Кто-то невидимый, но холодный и живой буквально вплющил меня в грунт. От ужаса и боли я потерял сознание, очнулся только ранним утром.

Мои товарищи лежали на земле в совершенно неестественных позах метрах в пяти от меня. На четвереньках я подполз к Максиму и оцепенел: голова его была почти оторвана от туловища. Глаза были широко раскрыты и полны, как мне показалось, нечеловеческого страдания. Алексей тоже был мёртв, у него была свёрнута шея.

Не помня себя и не чуя ног, я рванул оттуда. Очнулся только дома. Жена сказала, что я тогда был в невменяемом состоянии. После этого случая на месяц попал в психушку. Вышел оттуда – сразу инфаркт. Почти перестал спать, такое впечатление, что кто-то поселился во мне и меня ждут в аду. Я не могу больше сопротивляться, совсем отчаялся».

После этой истории я и стал собирать информацию о Малоохтинском кладбище, расположенном недалеко от Новочеркасского проспекта, в глубине жилого квартала. Действительно, оно всегда пользовалось дурной славой. Основано было то ли в 1740-м, то ли в 1760 году. Доподлинно известно только одно, что это место – самое старое старообрядческое кладбище в Петербурге. Захоронения на нём были прекращены в 1946 году, и оно закрылось. На «Малоохтинском раскольничьем кладбище», как оно значилось в дореволюционных документах, хоронили не только добропорядочных граждан. Здесь покоятся также колдуны, ведьмы, алхимики и самоубийцы. Уже более двухсот лет на кладбище устраивают свои сборища сатанисты. Среди могил по сей день встречаются надгробия со следами крови и рисунками: пятиконечные звезды с наложенными на них крестами.
Жители близлежащих домов рассказывают, что зимой 1995 года оборотень растерзал там в клочья шесть дворовых собак и с десяток кошек. Позже на могиле известного в прошлом купца первой гильдии и колдуна Скрябина у чёрного мраморного обелиска обнаружили отрубленный человеческий палец! К слову, среди специалистов, занимающихся чёрной магией, ходит поверье, что семейное захоронение Скрябиных способствует исцелению самых ужасных болезней. Для этого нужно в ночь на Ивана Купала прийти к могиле, встать на колени и трижды прочитать молитву «Отче наш». Говорят, несколько человек, проделавших эту сомнительную процедуру, клятвенно заверяют, что избавились от онкологических заболеваний. Чем чёрт не шутит!
»

История гробокопателей представляется маловероятной, впрочем, в конце ХХ века, после развала Союза, каким только мракобесием не занималось наше население… Зато в приведённой выше легенде мы видим и очередное «чудо» для просителей:

Скрябин Александр Семенович (ум. 1849)
Скрябин Владимир Семенович (ум. 1849)
Скрябина Евдокия Карповна (ум. 1845)
Скрябина Елена Акимовна (ум. 1869)
Скрябин Иван Матвеевич (ум. 1841)
Скрябин Константин Иванович (ум. 1849)

В связи с чем захоронение Скрябиных (расположенное рядом с бывшим общежитием) обрело такие свойства в народном сознании, а погребённый там купец (также не понятно, «который из?») стал чернокнижником и колдуном не известно… Впрочем, нельзя сказать, что захоронение Скрябиных часто посещается, по крайней мере, очевидных следов какого-либо даже минимального паломничества просителей нет.

С этим кладбищем связаны и другие истории, подобные трём (включая историю об оборотнях), приведённым выше, впрочем, они не оригинальны. Подобных историй можно собрать целую коллекцию, большинство из них является различными вариациями легенд, приписываемых многим кладбищам в разных регионах. Но в целом, данное кладбище считается весьма недобрым местом. Случайно ли или намеренно, но очень часто именно в таких недобрых местах находятся церкви, посвященные «Усекновению главы…».

Из собственных наблюдений можно отметить лишь то, что Малоохтинское одно из немногих кладбищ, прогулка по которому (чувство особенно сильно на окраинах) вызывает ощутимый отток сил (явление отмечено тремя наблюдателями независимо друг от друга). Тем не менее, данное кладбище прекрасно подходит для различного рода работы (в особенности, связанной с заключением сделок, финансами и подобным). В частности, работа, проведённая с захоронениями купцов, дала положительный (вполне материальный) результат в полном объёме уже на второй день (то есть, в минимальные сроки). Естественно, стоит учитывать специфику кладбища при постановке задач.

(оставлять яблоки на могилах — старообрядческая традиция)

Кысь (А. Н.)
08.10.2013г.