Адрес: Санкт-Петербург, ул. Ташкентская д. 8; ул. Ялтинская д. 3. Тел. +7 (812) 387-32-72

Как добраться: Пешком от станции м. Московские ворота (около 850м по Ташкентской, затем, по Старообрядческой ул.)

Кладбище было основано в 1835году, когда по прошению видных деятелей старообрядческой общины (поповцев) Петербурга купцов Сергея Громова и Никиты Дрябина под него было отведено 11854 кв. сажени земли. Активную поддержку общине и кладбищу оказывал также брат Сергея Громова – Федул Громов. По фамилии своих основателей и попечителей кладбище получило название – Громовское. В 1844м, в связи с закрытием молельни старообрядцев, было получено разрешение построить молитвенный дом на Громовском, ставшем центром старообрядческой общины Белокриницкого согласия, остававшейся, не смотря на гонения, достаточно мощной. Выстроенная по проекту К. К. Циглера церковь была деревянной и вмещала 150 молящихся, она получила название Успенской. Рядом с ней возвели деревянный дом для служащих. В 1862 году кладбище расширили. А в 1867 на его территории выстроили ещё одно здание. В этиъх зданиях на Громовском размешались богадельни для проживания мужчин и женщин, квартиры священников и певчих, странноприимный дом (гостиница), столовая, пекарня. Улица, на которой находилось кладбище, в 1887 г. получила название Старообрядческой. Она отделяла старообрядческое Громовское кладбище от православного (имевшего также финский, протестантский участок) Митрофаньевского. Последнее до наших дней не сохранилось, территория частично застроена, осталась только небольшая мемориальная зона.

В XIX веке Громовское лишилось своих могущественных покровителей, дети Громовых (а также других крупных попечителей кладбища – Сапожниковых) приняли православие и перестали поддерживать общину. Фамильное захоронение громовых оказалось заброшено, тем не менее, его поддерживали в порядке благодарные старообрядцы.

Новыми покровителями кладбища, тратившими достаточно большие суммы на его содержание, стали Е. Н. Дрябин и П. И. Чубыкин. На их средства была построена новая богадельня, для которой в 1892 году приобрели отдельный земельный участок на Забайкальском пр-те (ныне пр-т Московский, 108). Строительство продолжалось с 1896 по 1899 год. Домовая церковь при богадельне была освящена в 1905 году во имя святого Петра Митрополита. Громовское кладбище стало центром Петербургской и Тверской епархии Белокриницкого согласия. Староверов этого согласия насчитывалось в Петербурге более 2200 чел. При кладбище работали благотворительное епархиальное братство, школа певчих, библиотека старообрядческой литературы, начальная школа.

В начале XX века (1910-х гг) га Громовском проходили регулярные епархиальные съезды. В это время общину возглавляли торговцы П. А. Голубин, Ф. П. Федоров и Ф. Ф. Наумин. В 1912году началась постройка более вместительного каменного храма в старорусском стиле по проекту Н. Г. Мартьянова на 2000 человек. В 1914 был освящён небольшой предел этого храма во имя апостола Иакова. Уже через 2 месяца, в январе 1915го был освящён главный предел – Покровский. Остальные так и остались не освящёнными. Старая деревянная Успенская церковь стала использоваться для панихид. Ежегодно 1 августа от Громовского кладбища через весь город проходил крестный ход.

Деревянная Успенская церковь простояла на кладбище до 1922 года. Место, где, предположительно, находился её алтарь, было отмечено памятным крестом, освящённым 29 сентября 2002 года. 7 мая 2003 года была официально зарегистрирована воссозданная Громовская старообрядческая община.

Покровская церковь просуществовала до 1933го года, затем, не смотря на то, что её внесло в списки памятников общество Старый Петербург, была снесена. Само кладбище закрылось для захоронений в 1939 году, но, в отличие от соседнего Митрофаньевского, существует и по сей день.

Часть его была отчуждена и теперь занята складами. В ограждение этих складов оказались встроены каменные трёхстворчатые кладбищенские ворота. По его бывшей территории проложена железнодорожная ветка.

Не смотря на закрытие кладбища в 1939году, на нём есть три захоронения, сделанные в военное время, отмеченные стелами. Их поддерживают в надлежащем состоянии.

В 60х гг Городским Советом было принято решение о ликвидации Громовского кладбища, но оно так и не было исполнено.

Памятники с кладбища были частично вывезены, сохранилось лишь небольшое количество дореволюционных надгробий с типичными для старообрядцев эпитафиями: Ф.И.О., звание или род занятий, год, дата и час смерти и точный (до дней) возраст, без указания даты рождения.

Такие же эпитафии можно видеть и на некоторых современных захоронениях, которые возобновились на Громовском в 2009году.

Под это было расчищено несколько участков.

Кое-где, не смотря ни на какие суеверия, места «заняты» заранее:

В том же году кладбище было включено в план по благоустройству, которое ограничилось прокладыванием дорожек и установкой ограды, а также укреплением берегов пруда гравием и сеткой.

Окраина кладбища (идущая вдоль Митрофаньевского шоссе, и просматривающаяся с дороги) расчищена без восстановления надгробий (которые существенно разрушены). С той же стороны производятся захоронения гробом. В центре присутствует участок для захоронения праха в урнах.

Ещё один крест установлен на Громовском кладбище в 2013 году в память о телохранителе Александра II Александре Малеечеве, погибшем во время покушения на царя. Точное место его захоронения не известно, могила была утрачена в советский период.

От расположенного на кладбище пруда, использовавшегося для водосвятия, отходили два канала, в настоящее время они завалены мусором и старой листвой. Один из этих каналов до сих пор сохранил следы былой отделки: он обрамлён камнем, сохранились остовы перекинутых когда-то через него мостиков. В народе его называют «набережной». За ним начинается наиболее старая часть кладбища.

Не смотря на своё довольно заброшенное состояние, она пострадала менее всего, остальным участкам повезло ещё меньше.

На кладбище сохранилось несколько склепов, находящихся в плачевном состоянии. Например, захоронение семьи Смирновых, которое не редко принимают за руины Покровской церкви.

Заброшенное состояние кладбища удручает, однако попытки расчистить его и привести в подобающее состояние ещё быстрее меняют не только его облик, но и структуру. От старого кладбища остаётся, к сожалению, очень мало. Сохраняются лишь отдельные памятники, более простые захоронения приносятся в жертву новым участкам. Вероятно, такая «забота» еще быстрее, чем разграбление кладбища в советский период, приведёт к его исчезновению, трансформации в совершенно новое кладбище, хоть и существующее на старом месте. Остаётся только надеяться, что современные «реставраторы» будут внимательнее относиться к старым, пусть и не именитым, захоронениям.

Кысь.
11.01.2016г.

 Громовское кладбище. Общая характеристика места.

Было выделено четыре особых зоны с различными качествами, которые можно использовать для тех или иных целей.

Область справа от главного входа впечатляет своей особой «невозмутимостью», некоей «непрошибаемостью», что наводит на мысли о том, что структура в этом районе давно прошла этап формирования. Создаётся впечатление, что здешним обитателям уже давно плевать на все земные проблемы живых. Настройка на структуру в этой области вызывает качественное психологическое «нуль-состояние», оказывающее мощное заземляющее воздействие на сознание. По Стихиям – конкретная такая Земля.

В центральной области кладбища многие могилы заброшены и не прибраны. Хоть до трассы рукой подать, создаётся впечатление полного отключения от города и его среды. Подобно погружению в некую анестезирующую капсулу, данный участок «замораживает» восприятие, одновременно отводя его от городской суеты за оградой, направляя внутрь естества самого оператора. Смесь леса с полуразрушенными надгробиями вызывает особое состояние отрешённости от собственной индивидуальности, делая восприятие этой самой индивидуальности чем-то аморфным, абстрактным, безличным. Это место показалось хорошим для медитаций над внутренними качествами личности оператора и мистических практик. По Стихиям – ближе к Воде. Примечательно то, что рядом расположен небольшой водоём.

Наиболее активной и отзывчивой показалась та часть кладбища, которая расположена в противоположной от главного входа стороне (дальний правый квадрат). Взаимодействие здесь происходит особо остро, однако возникающее при этом у оператора состояние сознания трудно поддаётся точному контролю. Я это связал с тем, что рядом расположен участок со свежими захоронениями (обычно 2011-2015гг.). Эта зона подходит для экстремалов, работающих по принципу «пан или пропал». Довольно агрессивная среда, требующая таких же агрессивных мер в работе. Вероятно, что результаты такой работы также будут проявляться в весьма агрессивном ключе. По Стихиям – Огонь-Земля, с хорошим преобладанием Огня.

Немного смещаясь левее от данного участка, приходим к участку с более старыми захоронениями – именно это место показалось наиболее удобным для практик, носящих активный характер (воздействия, активная защита и т.д.), при этом сам оператор находится в довольно комфортных и безопасных условиях. По Стихиям – примерно поровну Огонь-Земля.

Выводы

В целом кладбище не агрессивно, спокойно, по Стихиям – сдвиг в основном по Земле. Ощущается глубинное уверенное и несколько суровое спокойствие, подобное спокойствию и уверенности сурового отца и ещё более сурового, стоящего за ним, деда. Сильное тяготение к традиции. На контакт идёт хорошо, но не особо охотно, без резвой прыти. Особенно хорошо ощущается связь покойных между собой в единую сеть, как мелкая дружная деревенька, где каждый сосед в меру сил помогает всем своим. Впечатление, что чувство «свой-чужой» у местных обитателей особо обострено.

Отличное рабочее место, дающее хорошие возможности для работы без особого ущерба для безопасности оператора.

Kristof
10.01.2016