Ossuary

«Reliquit dives omnia
aliis et moritur»
Eccl. II:20


Этим летом мне удалось попасть в уникальное место – чешский город Кутна Гора (Kutna Hora). Это старинный город, история которого уходит в 13-й век, когда город начал постепенно возникать из шахтерского поселения. Объектом, представляющим для меня особый интерес, являлось костехранилище (по-чешски читается примерно как «костнице»), надпись на английском гласит «Ossuary» (очевидно, от латинского «os» — кость).

Костехранилище представляет собой кладбищенскую часовню конца 14-го века. Часовня является совершенно уникальной благодаря тому, что с 16-го века ее убранство и все детали интерьера полностью выполнены из человеческих костей, найденных на прилегающем кладбище.

Первое, что удивило меня, был… входной билет. Он, скорее, напоминает старинную банкноту. Посередине билета – надпись: «Вы входите в особое место. Пожалуйста, сохраняйте уважение к мертвым. Не трогайте кости. Не заходите за ограничительную линию».

Сразу хочу сказать — если собираетесь посетить это место, лучше выберите вечернее время, последние полчаса перед закрытием. В середине дня там слишком много праздношатающихся туристов и почувствовать энергетику этого места практически невозможно.

Стоило мне войти внутрь, как меня буквально окружила немая тишина.

Ни один звук извне не проникал внутрь часовни. По левую и правую сторону находятся огромные, до самого потолка, пирамиды из черепов и костей, под потолком висят огромные люстры из того же материала, внутри черепов горят свечи, разгоняя мрак. В торце зала – алтарь и огромное распятие из костей.

Надо сказать, еще нигде я не чувствовал такого обилия некро-энергии. Я настроился на визуализацию потоков и буквально своими глазами увидел, как энергия жизни, нанесенная туристами, ручейками утекает в сторону входа; а от четырех мрачных костяных пирамид по углам зала, наползают сероватые клубы, очень напоминая картину, когда вечером с гор наползает туман.

Я присмотрелся к пирамидам, и заметил, что в каждой из них два-три черепа (а в одной – около десяти) – энергетически выделяются среди всех остальных особенно сильно; вокруг нескольких даже начинало мерцать слабое сияние. Возможно, то были черепа магов… Разумеется, никто бы не позволил провести в том месте некромантические ритуалы; да и не стоит, пожалуй, этого делать ввиду довольно солидной древности черепов. Наверняка прежние хозяева большинства черепов уже ходят по земле в новом воплощении, и не следует их беспокоить…

Присмотревшись, я увидел, что сероватые потоки циркулируют и через зарешеченные окна. Позже я понял, почему – со всех сторон часовня окружена старым кладбищем.

В центре зала, между четырьмя костяными стойками-светильниками, на высоте примерно пяти-шести метров образовалось некое завихрение, наподобие водоворота. В отличие от водоворота на реках, этот – не бурлил, а медленно втягивал в себя серые потоки.

Некро-энергию можно было черпать через край; я бы даже не рискнул направлять ее в этом месте – мог бы просто не справиться с потоком. Встав посреди зала, я закрыл глаза и позволил волнам, исходящим из каждого угла этого места проходить через меня, и улавливал их, как антенна. В теле появилась легкая вибрация, как у меня обычно бывает при выходе в астрал, и мне, честно говоря, стало немного не по себе – я не был уверен, что готов появиться в тонком теле в таком месте. Внезапно появились тихие звуки – улавливал я их, правда, не органами слуха – они отдавались в голове. В основном это было похоже на тихий свист пронизывающего ветра, изредка перекрываемый гулом, исходящим от стен часовни. На некоторое время мне даже показалось, что я слышу мужские голоса; я постарался прислушаться к ним, но тщетно – они тут же стихли, я даже не успел понять, на каком языке они говорят.

Я открыл глаза, и тут же оклик смотрителя часовни возвестил, что часовня закрывается. Странно, подумал я, прошло уже сорок минут? Время пролетело незаметно. Кивнув старичку через плечо, я напоследок вновь повернулся к алтарю, поочередно легко склонил голову перед всеми пирамидами и пошел по направлению ко входу. Внезапно мой взгляд остановился на одном черепе у самой арки. Подойдя ближе, я разглядел на черепе… надпись синими чернилами. На русском языке. Сообщающую, кто, когда и из какого города здесь был. Я пришел в неистовство и попытался настроиться на волну этого человека со вполне понятными целями. Но… мне это не удалось. Потому что мои посылы не выходили за пределы стен часовни; угасали в стенах. Мне почему-то даже показалось, что я сам нахожусь внутри огромного черепа, и все мои волны угасают в стенках черепной коробки. Часовня словно бы давала мне понять: не стоит, не обращай внимания…

Кивнув, я вышел из часовни и пошел по вечерней улице.

Придя в свой номер в отеле, я сел и задумался о пережитом. Та циничная надпись на черепе не давала мне покоя, сидела, как заноза. Меня брало зло на глупую молодежь, которая бесцельно шляется по кладбищам, пишет похабные слова на черепах в музеях и говорит претенциозные вещи типа «Мне наплевать на смерть».

Я вспоминал тот посыл, который мне пришел от часовни: что же мне хотели сказать древние стены? И вдруг я понял. Меня перестала раздражать эта мелочь после того, как я понял, что это все ни на йоту не снижает Величия Смерти. Я понял это и рассмеялся, потому что это было так просто.

Судите сами: разве жнец злится, сердится на единственный колосок, который стоит прямо, своенравно устремив голову в небеса в то время, как его собратья уже покорно склонились перед серпом — или даже пытается хлестнуть жнеца по лицу? Нет, жнец не злится и не сердится – он срезает этот колосок совершенно так же, как и все остальные, более того — он даже не замечает его отличия от всех остальных.

Так и смерть приберет к себе всех, не делая разницы между тем, кто склонил голову перед Ней и теми, кто пытался плюнуть Ей в лицо, не понимая, что плюют против ветра…

И еще вспомнилась плита на стене часовни, на которой резчик по камню вырезал очень мудрые слова, как бы от лица мертвых (перевод мой):

«Мы были такими, как вы. Вы же станете такими, как мы«…

Прошу не судить строго, это все мои собственные мысли, чувства и сравнения, навеянные этим потрясающим местом. Которое я рекомендую посетить каждому уважающему себя некроманту, да и всем начинающим магам, которые встали на путь (закончу словами глубоко уважаемого мной Западного Шамана) познания силы, имя которой – Смерть.

Ioos, 2003 год от Р.Х.