cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Группа. Православное кладбище при церкви св. Николая Чудотворца г. Котка

Адрес: Isopuisto, Papinkatu, Kotka. 48100.

Современная карта г. Котка с указанием места расположения церкви св. Николая Чудотворца и православного кладбища

Общие сведения: Церковь для военных Роченсальского гарнизона была заложена в 1795 году во время визита Великого князя Константина Павловича, прибывшего с целью инспекции укреплений острова Коткасаари. По его же приказу рядом с будущей церковью и кладбищем, начало которому, скорее всего, положило захоронение моряков с фрегата Николай (что и дало название церкви), погибших в русско-шведском сражении 1790 года, были высажены пихты. Строительство гарнизонной церкви было закончено в 1801, сейчас эта церковь считается самым старым зданием г. Котка.

С церковью связана своя легенда:

В 1855 году во время Крымской войны английская эскадра вела обстрел острова (его площадь составляет около 2 кв. км.) прямо с судов. Роченсальская крепость была полностью разрушена, единственным уцелевшим зданием оказалась церковь. Разрушить её помешала пожилая вдова полковника Мария Федоровна Пурпур, закрывшаяся в церкви: «Либо вы сожжете меня вместе с церковью, либо оставите нас в покое». Англичане пожалели пожилую даму (по некоторым источникам, ей на тот момент было 100 лет) и мирное местное население, восхитились красотой церкви и оставили город. Об этой легенде напоминает памятник Марии Пурпур, который в 1999 году был установлен перед входом в церковь.

Впрочем, реальность была куда более прозаичной. Пастор Р. Е. Кьюкс был свидетелем сражения и описал его в своей книге «Два плавания под парусами на Балтийском море 1854-1855 годах». Он пишет, что к моменту прихода англичан крепость была взорвана и покинута русскими, дословно «Остались только две несчастные старухи». Во время артобстрела церковь, действительно, осталась невредимой, как и несколько деревянных зданий, но позднее, когда англичане высадились на остров, вспыхнул пожар, который быстро погасили. Командующий флотом капитан Элвертон отметил в рапорте: «К счастью красивая церковь на острове нисколько не пострадала, так как применили меры предосторожности по её защите».

Несмотря на то, что большая часть имущества была вывезена русскими, после захвата острова англичане нашли, чем поживиться. С острова вывозили даже кирпичи. Так на торгах 1861 года их было продано около миллиона. Тем удивительнее, что церковь и даже часть её внутренней утвари, частично перевезённой из оставленного госпиталя, сохранились.

На месте нынешнего парка Исопуйсто (под этим названием он упоминается с 1914года) в 60-е гг XIX века работала одна из множества лесопилок, большая часть деревьев, окружавших кладбище и церковь была выпилена, насколько при этом пострадало кладбище – не известно.

Восстановление парка началось в 1888 году. В нач. XX века парк, а вместе с ним территория церкви с кладбищем, был центром жизни г. Котка: здесь прогуливались буржуа и мещане, совершая «выходы в свет», работали рестораны, сюда же приходили отдыхать рабочие с соседних фабрик и заводов.

Карта г. Котка 1902 года с указанием парка и церкви св. Николая Чудотворца

Во время Второй Мировой войны на Коткасаари стояли немецкие военно-морские эскадры. Советские самолеты активно бомбили этот район, но ни одна бомба не попала в церковь и расположенное рядом бомбоубежище, где укрывались мирные жители. Религиозные люди считают это чудом: церковь своей святостью защитила это место и его жителей от бомб.

В настоящее время сохранилась лишь малая часть и без того достаточно небольшого (как видно на фотографии) кладбища:

Церковь св. Николая Чудотворца г. Котка с действующим кладбищем. Фото кон. XIX — нач. XX вв.

Собственные наблюдения:

Сохранившиеся памятники сильно обветшали, хоть территория и поддерживается в порядке. Часть памятных плит лежит на земле, и плотно заросла мхом и закрыта дёрном. Кладбище постепенно поглощается естественной растительностью, сливается с гранитами, на которых разбит парк и которые слагают весь остров (наверное, достаточно сложно делать захоронения в таких породах). Эгрегор кладбища больше завязан на парк, а не  на церковь. Его ещё можно ощутить, но, судя по всему, он никогда не был сколько-нибудь сильным и всегда играл второ-, а то и третьестепенную роль при церкви и территории.

Церковь хорошо «цепляет» за счёт смены полярности, которую условно можно передать так: «на этой территории твоя религия не обыденность, а экзотика, ты можешь теперь выделиться из массы, покажи свою принадлежность, зайди в церковь».

«Призыв» сплотиться в вере предков и сохранить её на чужой территории вообще характерен для православных храмов за рубежом, но в Котке он выглядит странно и нелепо: православием в этом приграничном городе никого не удивишь.

Горизонтальные и, тем более, вертикальные структуры кладбища уже практически неощутимы, захоронения существуют автономно в состоянии энергетической разряженности и глубокой спячки. Место не представляет интереса для работы, за исключением точечной работы с погребёнными там людьми.

Giorgio, Neks, Кысь
13.10.2018г.