cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Группа. Некрополь Свято-Троицкой Сергиевой лавры, г. Сергиев-Посад

Общие сведения

Располагается на территории Свято-Троицкой Сергиевой лавры, г. Сергиев-Посад, Московская область.

Проезд: из Москвы — электричкой с Ярославского вокзала (м. Комсомольская) до станции «Сергиев-Посад», автобусом (388) — от гостиницы Космос (м. ВДНХ) до станции «Сергиев-Посад», на автомобиле — по Ярославскому шоссе.

Одно из древнейших сохранившихся кладбищ на Московской земле. Первые захоронения появились здесь в конце 14 века. Самым первым считается могила Сергия Радонежского – основателя монастыря (установлен памятный камень, реальное наличие останков не подтверждено). Исследователи называют первым захоронением могилу первого игумена Митрофана, похороненного в 1344 году рядом с тогда ещё деревянным Троицким собором. Примерно с 17 века погребать начали в южной части территории монастыря, а в 19 веке кладбища появились и в северной части – у церкви Смоленской Божьей Матери, названное по ней Смоленским, там же располагалось Академическое кладбище. На территории Лавры погребены святые Русской Православной церкви и представители царской фамилии, древних княжеских и графских родов (около 200 человек), выдающиеся личности российской истории.

В 2001 г. при земляных работах у алтаря Никоновской церкви было обнаружено самое достоверно древнее надгробие на территории Москвы и Московской земли, оно датировано 1480 годом и принадлежит дьяку Василию Беде. Это надгробие позволило сделать вывод о том, что (в России) традиция писать на плитах имена погребённых под ними несколько древнее, чем предполагалось ранее. На памятных плитах того периода присутствуют также надписи «о занятом месте», что указывает на существовавшую практику ставить себе надгробия заранее (резервировать престижные места).

Часть древних кладбищ перекрыта более новыми постройками. По-сути, вся территория Лавры представляет собой многослойное кладбище. По подсчётам исследователей здесь захоронено около 3,5 тысяч человек, личности около 1,2 тысяч из них установлены. Большинство надгробий либо не сохранилось, либо погребено под толщей земли и строениями.

Собственные наблюдения

Это кладбище было обследовано в рамках проекта по исследованию особенностей фона захоронений в культовых местах (крупные монастыри, храмы, выдающиеся в религиозном плане объекты и территории с высокой посещаемостью).

Заходя на территорию Лавры попадаешь в будто бы «стерильное» пространство, где не чувствуется ни глубины ни возвышенности, зато хорошо ощущается сила эгрегора, создаваемого верующими, не только непосредственными посетителями Лавры, ведь она считается центром российского православия.

Захоронения (надгробия над которыми сохранились) на территории расположены как поодиночке, так и небольшими участками.

Древние плиты, на фоне переливающихся многоцветьем и золотом построек и территории, выглядят даже как-то чужеродно.

Выделяющийся, как небольшое кладбище, участок расположен за алтарной частью Успенского собора (построен в 1585 году), это место для погребения много веков считалось весьма почётным, в 16-18 вв. места было принято бронировать заранее, устанавливая плиты с соответствующими надписями, где уже при захоронении выбивались даты смерти.

Сейчас, по виду места, сложно сказать, что там погребено большое количество людей. Основная часть территории — газон и клумба. Все захоронения очень ухожены, много свечей и цветов, у них постоянно присутствуют люди. При этом, ощущение монументальности сплетается с ощущением пустоты таких захоронений.

Несмотря на столь большое внимание, уделяемое умершим, а, вероятно, как раз в связи с ним и действием христианского эгрегора, захоронения совершенно не ощущаются, надгробия будто бы установлены в чистом поле или парке-музее.

Какую-либо структуру или потоки почувствовать сложно, всё будто перемешано в единую массу и разровнено по всей территории в единую плоскость.

Слева от входа в Успенский собор расположена усыпальница Годуновых, построенная в 1782 году.

Также воспринимается лишь как элемент архитектуры, нет даже ощущения исторических событий, связанных с этим строением или погребёнными под ним людьми.

Врядли это связано с тем, что захоронение было разграблено в середине 20 века, часть останков, в частности, черепа, исчезли, скорее здесь также проявляется действие христианского эгрегора, сглаживающего и выравнивающего всё вокруг, стимулирующего перестраивать материальный мир и тут же отрекаться от него. Всюду стерильность.

Выводы:

Некрополь подходит для работы, если необходима настройка на людей, полностью (по своей или не своей воле) отдавших себя служению богу и соответствующей жизни, умерших для мира (и часто для самих себя) задолго до телесной смерти. Работать с самим христианским эгрегором на этой территории не удобно, поток слишком стерилен, внутри же храмов заполнение энергией прихожан, от которой они стремятся очиститься, их чаяниями и просьбами, слишком плотное и не успевает очищаться, хотя, потоки выражены достаточно сильно. Есть возможность более адекватного контакта с территорией и завязанным на неё эгрегором с участка, расположенного между Звонковой, Уточной и Сушильной башнями, но доступ туда, как правило, ограничен.

Группа, август 2019.