cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Кысь. оз. Смердячье, Шатурский р-н Московской области

14 – 15 сентября 2007 года район п. Бакшеево Шатурского р-на Московской обл.

Участники: Кысь, Zam, Axel (Алан).

Объект: оз. Смердячье

Цели: обследование предполагаемой АЗ

Имеющаяся информация:

Озеро идеально круглой формы глубиной до40 метров, имеет хорошо выраженный вал. Вода выделяет сероводород. По расчетам ученых, кратер озера образовался около 10 тысяч лет назад от удара о землю метеорита. Согласно модельным расчетам ударник, имел диаметр 14-20 метрови массу 11-13 тыс. тонн. Энергия взрыва оценивается в 250 килотонн тротила. Глубина выброса материала достигала40 м, что, подтверждается присутствием на валу кратера обломков горных пород, которые в данном районе не выходят на поверхность и перекрываются мощной толщей песчаных отложений. Предварительное изучение собранных образцов показало, что в них присутствует расплавленный при ударе материал местных осадочных пород.

По легенде, в озеро некогда провалилась церковь, и вода в нем стала мутная и вонючая (есть свидетельства, что до 70-х годов ХХ века вода в озере была прозрачной). «В окрестностях озера «чудится», летают инопланетные объекты» © В этих местах когда-то появлялись таинственные круги на полях. Они считаются аномальными зонами. Известны случаи исчезновения людей в этом районе. Так же здесь отмечен ареал произрастания растений нестандартных размеров и форм. В озере нет рыбы. Те, кто был у воды, начинали ощущать чувство тревоги. Может неожиданно заглохнуть двигатель автомобиля, там были замечены загадочные свечения по ночам, выходили из строя электронные приборы. Начинают отставать или бежать вперед часы. Посещавшие озеро туристы отмечают «странное поведение времени».

Карта местности:

Собственные наблюдения:

Проблемы начались еще до выезда. Выяснилось, что 2-е из планируемых участников экспедиции перепутали пятницу (14-е) с субботой (15-е). Собраться удалось только в 12 и не в полном составе. Сказать, что погода была мерзкой – ничего не сказать. Ливень начался четко в ночь перед выездом и упорно продолжался всю экспедицию. Кроме того – на казанском направлении существует 2 станции «47км.», естественно, что уехали мы совершенно не в направлении Шатуры, пришлось возвращаться – потеряли около 2-х часов. Прибыв в Шатуру, обнаружили, что автобусы до Мишеронского и Бакшеево уже не ходят, однако, успели на автобус до Рошаля, откуда оставался шанс добраться до Бакшеево.

В автобусе Шатура – Рошаль состоялась интересная встреча с местным жителем.
Из отчета Аxel’а:
«Уже на подъезде к Рошалю решили разузнать у кондуктора, где нам лучше высадиться – узнали, через пару минут мужик, что сидел за кондуктором подошел к нам и без лишних вопросов с живым интересом стал рассказывать где нам лучше сойти и как вообще добираться туда, куда нам надо. Прифигев малость мы умолкли и тупо уставились на этого доброжелателя (У кондуктора мы спрашивали где сойти в Рошали, чтоб сесть на автобус до Бакшеево. Про Смердячье ни слова не было. Да и какой нормальный человек в такую погоду станет посещать подобные места (с точки зрения обывателя)? Естественно, к друзьям на дачу ))
—          Ну вы же на Смердячье?
—          А что, оно такое популярное?
—          О! Еще бы. Много народу туда ходит. С погодкой вам, конечно, не повезло, но хоть засветло вы там найдете где встать посуше. (На самом деле мужик утверждал, что мы засветло дойдем до озера – прим. Кысь – что обнадеживало, начинались сумерки, а мы еще не доехали и до Рошаля, не то что до Бакшеева + по имеющейся информации до озера еще предстояло около2 км. пешком) А об этом озере даже в «Комсомолке» писали, там над этим районом «Ведьмин знак» стоит. Гиблое это место.»

Расспросы «что за «ведьмин знак»?» результатов не дали – человек просто замолкал, однако «гиблое место» повторял с удовольствием. Объяснил как добраться (хотя показать по карте отказался), рекомендовал взять такси от Рошаля. Складывалось впечатление, что он в районе озера бывает довольно часто. По повадкам так же было похоже, что человек из тех, кто много времени проводит в лесах.

Собственно, как оказалось в дальнейшем, этот человек был единственным кто говорил об озере – у местных эта тема, похоже, не приветствуется.

На место (мост через Воймегу, не доезжая 150-200м. до Бакшеево) добрались на такси.

1. Мост чрез Воймегу


2. Дорога от Рошаля

3. Дорога вдоль р. Воймега

Прямой отрезок дороги Рошаль – Бакшеево (фото 2) вызывает ассоциации с «дорогой смерти», однако проверить информацию и получить сведения о ДТП в этом районе не удалось.

В сумерках выдвинулись в сторону озера. Естественно, о том, чтоб дойти до озера в этот день не было и речи, искали место ночевки. Дождь упорно отказывался заканчиваться.

На удалении около 200м. от шоссе начало чувствоваться искажение пространства. Дорога как бы сама «утягивала» дальше, идти было легко, что было отмечено всеми участниками. Еще через 100м. у нас появились «попутчики» — нечто довольно крупное, темное, похожее на собаку (если собаки дорастают до размера слона…) сопровождало сзади в некотором отдалении, на глаза не показывалось. Попытки прощупать (Кысь) «это» ничего вразумительного не дали, разворачиваться назад к шоссе желание отпало, а вот «домой к маме» начало потихоньку хотеться ). Поставили сигнальную преграду (Zam). «Сторожок» рассеялся (аккуратно и, естественно, не без посторонней помощи) через 5 минут.

С углублением в место начались временные аномалии, а именно, «зависание» сумерек. Ход времени то заметно замедлялся, то снова шел в обычном темпе. Пространство напоминало лоскутное одеяло – переплетение довольно мелких зон с различными характеристиками.

Начали поиск места для ночевки. Места стали «подворачиваться» как по заказу, однако при ближайшем с ними знакомстве оставаться там на долго как-то отчаянно не хотелось. Отмечено было так же, что входили мы на место легко, а вот выйти с него, чтоб продолжить поиски было сложновато, вплоть до мешающихся, невесть откуда взявшихся, завалов. В итоге была выбрана небольшая полянка справа от дороги, правда, поскольку полянка эта так же особого доверия не внушала, а то, что шло за нами ходило уже довольно близко, но агрессии пока не проявляло, скорее ощущение «грозного наблюдателя», была найдена небольшая спокойная зона в зарослях на краю оной.

Проявления начались уже в процессе постановки лагеря, к нам проявляли интерес, однако не трогали, агрессии тоже не было, было ощущение, что чего-то ждут.

Через некоторое время (точно указать сложно в виду уж слишком аномального его течения) было отмечено появление «тумана» шедшего по верху (!) деревьев, а так же образующего стену-кольцо вокруг выбранной нами для ночевки полянки, двигающегося по ч.с. Множество мелких сущностей, пара неупокоенных плотно привязанных к месту (разговаривать наотрез отказались). На постановку лагеря, ужин и обследование местности (впрочем, не особо это можно назвать обследованием, скорее демонстрация местом самого себя) ушло порядка 20 (!) минут, по субъективным ощущениям – около 2 часов.

Так же на противоположном от места постановки палатки краю поляны:

4. Место появления сущности (фото сделано утром, так как ночью техника работать отказалась)

замечено появление некой сущности, предположительно Хозяина места.

Из отчета Axel’я:
«Ну а при внимательном рассматривании дальних кустов у всех троих случился глюк… Довольно большой и слегка белесый. И двигался вдобавок.»

Из описания Zam’а:
«Небольшого роста в белых одеждах типа балахона, седой, белая борода а-ля Гендальф, ниже меня на голову.
По ощущениям – древняя сущность, старость, мудрость»

Описание Кысь:
«Рост около 1,2м. Старик. Белые одежды (что-то длиннополое, вроде халата), мягкая обувь, вроде белой кожи (запомнилось).
По ощущениям – местный Хозяин, а буквально (результат попытки сканирования) – «тот кто решает» — так назвался»

Из отчета Axel’я:
«Заметки: поляна стала поменьше, и всем телом ощущалось присутствие. Чужое. Не слишком дружелюбное. За речкой взгляд притягивало дерево, а слух – вой»

В принципе, звуков в этом чудном местечке было далеко не как в ночном лесу, скорее уж как в воскресное утро на базарной площади, поэтому особого внимания на этот «вой» ни я, ни Zam не обратили. Поляна действительно «сжималась», расстояние до предметов на ней менялось весьма заметно.

Получив (как мы это истолковали) у Хозяина «добро» на стоянку (понять сущность было весьма сложно, да и общаться у него особого желания не было – просто наблюдал) отправились в палатку (ибо ливень никто не отменял). «Сущность» ярко не проявлялась, однако присутствовала в качестве легкой дымки в месте своего первого появления (возможно, остаточный эффект, но наблюдение с ее стороны чувствовалось). Так же к нам присоединился (точнее подошел поближе и обосновался на краю поляны слева от места появления Хозяина) наш первый знакомец. Тут уже угроза чувствовалась, сам по себе «пес» был довольно сильным, к тому же в данной местности, как его Хозяин, он сам, да и сканирование показывало то же самое, изволили сообщить, таких еще пара десятков. Однако, явно ощущалось, что ждут повода для нападения с нашей стороны. Естественно провоцировать все это (а «гостей» уже собралось довольно много) очень не хотелось.

При попытке не отсвечивать прикинуться валенками и попытаться поспать провокации участились, к тому же появился, точнее даже начал проползать через какие-то одному ему зримые «щели», совершенно не совпадающие с видимыми нами, коих в палатке было предостаточно, пронизывающий холод.

Далее началось воздействие на сознание Axel’я, а именно, так сказать, из первых уст:
Из отчета Axel’a:
«Озябши, прижался я к ближайшей ко мне ведьме и изъявил желание ее укусить…
—          Что ты хочешь сделать? (заерзали)
—          Э-э, все в порядке, я не зверею!…. и так далее, в общем, отмазался кое-как.
Еще какое-то время вели себя относительно тихо, по-моему, раздумывали, как меня убивать будут, если я озверею»

Вот только не надо гнусных толкований! – не самое приятное занятие пытаться уснуть в палатке с человеком у которого ты занесен в список «еда» при том эта мысль написана у него на… морде. К чести Axel’я он все же сдержался (помочь, правда, пришлось)

При попытке все-таки поспать я и Zam (Axel был, похоже, больше занят борьбой с «внезапно» пробудившемся в нем зверем, коий при ближайшем рассмотрении оказался нашим «псом-стражем», а точнее его «громкими помыслами», которые Axel успешно «ловил») воспринимали довольно яркие образы. В основном образы были беспорядочными, скорее это даже было не восприятием оных, а довольно качественной (слишком уж) визуализацией (точнее охарактеризовать сложно). Однако, был выявлен общий «кадр» среди «транслируемых», повторявшийся периодически, а именно: силуэт горы, на горе очертания башни, точнее верхнего ее яруса (остальное было как бы скрыто за хребтом) и грозовые вспышки (без звука) при которых, собственно, и становился видимым силуэт. Все в черно-фиолетовых тонах. Улавливалась связь этой картины с виденным нами «Хозяином места».
Уснули.
В сон (это только у меня, остальные спали относительно спокойно. Прим. Кысь) проникло нечто очень напоминающее нашего автобусного знакомого.
Картина сна: утро, место тоже, побудка (все очень реально!). Выползаю из палатки – дождь наконец-то кончился. С удивлением натыкаюсь на нашего автобусного знакомого. Здороваюсь (дорога-то рядом, мог действительно проходить мимо, зайти посмотреть что за безумные туристы, хоть и сложно было нашу палатку даже днем заметить, но, кто знает…). Мужик начинает настаивать, чтоб мы шли на озеро. Я объясняю, что, собственно именно этим мы и собираемся заняться как только лагерь свернем.
М. – нет, нет, торопиться-то вам не надо, все равно вам там к 10-и быть положено.
Я. – Что, мы так мало не дошли? Время-то 8, пока свернемся, да вы еще говорите «не торопясь»? Час ходу получается?
М. – А я не про утро говорю. Вечерком там и будете.
Я. – Ну, на вторую ночь тут оставаться в наши планы как-то не входит, да и на работу мне завтра…
*ощущение холодной руки на загривке* — Будете, я сказал! Что не ясно-то?!
С удивлением обнаруживаю, что я в палатке, ночь. Zam c Axel’ем по прежнему дрыхнут, дождь, к сожалению, тоже никуда не делся, а вот загривок побаливает. Решив панику не разводить, продолжила спать. Вообще, крайне редко путаю сон с реальностью, а в последние года 4 такого случая и вовсе не припомню.

Проснулись практически одновременно, на удивление, замечательно выспавшись в столь «благоприятных» погодных, и не только, условиях. Удивило, что на улице темно, хотя по ощущениям рассвет должен был уже наступить, время должно было бы быть часов 7 — 8. Посмотрев на время, удивились еще больше – часы показывали начало 1-го (!) ночи.

До трех развлекались разглядыванием гостей, благо, объектов для наблюдения хватало. Хозяин уже никак себя не проявлял, сторож был на месте, позволял себя созерцать, совершенно не скрываясь. Axel’я к тому времени уже отпустило. Время тянулось как… да и сравнить-то не с чем. Было установлено, что час внутреннего времени соответствует примерно 10-и минутам внешнего. Списать это на ожидание сложно, к тому же данная особенность отмечалась и раньше, примерно в такой же пропорции.

После трех, весь наш эскорт, за исключением «песика» нас покинул. После четырех часов время начало ускоряться. Субъективно, рассвет наступил через полчаса. А вот туман никуда не делся.
Выдвинулись. Дошли по грунтовке вдоль реки до узкоколейки, свернули налево на просеку под ЛЭП (наезженная дорога, по которой мы двигались изначально, здесь кончалась, карты размокли, поэтому шли наугад). Прошли под ЛЭП около 3 км. Дождь наконец-то кончился. Было принято решение развести костер и попытаться поесть по-человечески, благо, имелось множество сухостоя – следствие торфяных пожаров.

Аномалия места практически не ощущалось, возможно, мы ночевали как раз на границе «зоны». По мере углубления в нее аномалии проявлялись меньше, однако, чувствовалось, что место как бы стягивает все в одну точку, возможно, центром этой зоны как раз и является Смердячье, в таком случае не удивительно, что оно «притянуло» и метеорит, хотя, метеоритное происхождение озера вызывает сомнения, например, тем, что (по описанию!) вал одинаков со всех сторон озера, что предполагает падение тела четко под углом 90 градусов, а это мало вероятно. Впрочем, место обследовано так и не было, соответственно, выводы делать тоже рано. Нужна повторная поездка.

На стоянке было принято решение попытаться выйти на удачу. Пошли перпендикулярно ЛЭП, свернув направо. Это мы зря! Бурелом там еще тот, к тому же внешнее время начало ускоряться. Субъективно – бродили по бурелому не больше часа (даже с большой натяжкой). Объективно – 2,5. Вернулись на место стоянки – время поджимало, «на удачу» не получилось. И тут мы увидели солнце! (смешно?! А вы попробуйте сутки проболтаться под ливнем!). В общем, было ощущение, что место радо избавиться от нашего присутствия. По ЛЭП проделали обратный путь довольно бодро, хоть и устали. Время шло во вполне нормальном темпе, «ускорение» если и было, то довольно незначительное. А вот при выходе на дорогу опять началось. Выпускать нас оттуда явно не хотели.

Из отчета Axel’я:
«Обратный путь всегда короче или быстрее как-то проходится, но не тут-то было. Не в этом месте. Остановок делали раза в два больше, ноги идти отказывались, голова начинала трещать. Метров за 500 от моста, идя уже почти молча, обессилили окончательно, и сошли с дороги. Упали на траву, и какое уж там «хорошо», задолбались, выбраться бы!»
На последнем привале рядом с грунтовкой выехала тентовая «Газель» (в сторону шоссе). Тормознули. Прикинулись туристами, выспросили дорогу к Смердячьему. Услышали вариант противоречащий показаниям карты вообще, по этому варианту Воймега у нас должна была оставаться по левую руку, направление движения же – тем же. Проверять правильность указаний, тем более что по новым сведениям до озера было 8 км, ни у кого желания не возникло. Отмечено, что местные (водитель «Газели» и его спутница – дама лет 50-и) общались несколько неохотно, пытались побыстрее уехать, хоть дама и сказала что-то вроде «Идите, идите, там хорошо»… она сама-то в это верит? В общем-то списали на то, что люди, возможно, просто торопятся.

На месте поставленного вечером Zam’ом сторожка, точнее на черте, поведенной поперек дороги, обнаружился след (если стоять лицом к шоссе – справа см. в 30-и от края дороги) – небольшой – длинной с ладонь, округлый (практически овальной формы).

Из отчета Axel’я:
«Последние метров 500 мы шли дооолго. Голова уже не просто трещала, а раскалывалась, на шутки отвечать не было сил, перед глазами попеременно плыло – веселая дорожка. А как мы по ней туда шли! Весело, бодро, только что без песни! Не хотело нас место отпускать… Но вот уже и мост, и голову отпускает, и ноги заныли привычно при обычной усталости, все! Выбрались.»
Действительно, метров за 30-50 от шоссе, было ощущение, что что-то удерживающее оборвалось, довольно резко, чуть землю не клюнула от неожиданности. У остальных ощущения те же.

От моста через Воймегу до Рошаля добирались на такси. Таксисты вообще ходячее «справочное бюро», а тем более озеро – местная достопримечательность, однако разговор сложился следующим образом:
Из отчета Axel’я:
«С горем пополам вызвали такси, встречали его чуть ни как посланника божьего. А тот нас оглядел и вымолвил недоуменно:
— А вы что, ТАМ ночь провели?!
— Даааа.
Пауза
— Ненормальные…
Прибавил газу и больше на нас не смотрел»
Все дальнейшие расспросы именно по теме Смердячьего дали только «Плохое место», попытки уточнить «что? как? почему?» — вызывали у водителя «внезапную глухоту».
Продолжить расспросы местных попробовали в Рошале (стыд нам и позор – не зашли в Бакшеево, они-то поближе к зоне — метрах в 100 живут!) – благо День города, народ в хорошем настроении. Реакция та же – с удовольствием общаются на любые темы, при вопросе о Смердячьем – срочно появляются неотложные дела, «глухота» и полное игнорирование собеседника. При смене темы снова с удовольствием общаются.

Кысь
14.10.2007

* Позднее место (озеро) было посещено, никаких аномалий ни на нем самом, ни в его окрестностях обнаружено не было.