Обследование аланского городища Шпиль, иллюстрированный отчет с картой-приложением, 2015.07.18

Эту поездку я планировал давно, два года. Последние три месяца ей мешали постоянные дожди в этом регионе или моя занятость. 18 числа я ранним утром отправился в поездку и к двум часам дня уже был на месте. Ездил я самостоятельно, без экскурсий и в одиночку. При наличии машины в этом нет никакой проблемы, так как до самой Сторожевой идёт приличная асфальтовая дорога и от неё до посёлка Лесо-Кяфарь ровная гравийная дорога. Если же добираться общественным транспортом, то необходимо очень точно выверять маршрут, так как понадобится несколько пересадок. Предварительно я договорился с хозяйкой гостиницы и теперь мне оставалось всего лишь заселиться, что я и сделал.

Немного передохнул с дороги под журчание реки за окнами номера и отправился на городище.

На фото-окраина селения, справа в своей долине течёт река Кяфарь, на дальних горах слева располагаются городище Шпиль и дольмены.

То же самое в приближении, ясно виден район городища и дольменов слева, прямо в отдалении ~50 км — Архыз и покрытые снегом горы главного Кавказского хребта.

Все окружающие места оказались очень привлекательными, приятными и вызывающими прилив сил:

По пути в прибрежных зарослях папоротников оказалась какая-то ушедшая при виде меня живность, после этого места несколько минут ощущалось легкое давление:

Река Кяфарь:

По городищу Шпиль на сайте Ордена предоставлена сборная компиляция сведений, собранных мной — ссылка.

Вкратце, городище является аланским, имеет два периода заселения, к наиболее раннему, 1-2 тысячелетие до нашей эры, относятся дольмены, в том числе и богато орнаментированный «царский дольмен» с изображениями различных сцен, в том числе и мифологической встречи героя Богиней,

вывезенный из КЧР в 1950-х годах при проведении первых археологических изысканий и на данный момент находящийся в краеведческом музее г. Ставрополя. Дольменная культура была распространена на Кавказе в период с 2900/2800 по 1400/1300 гг до н. э., является преемницей более древних майкопской и новосвободненской культур. Аланы заселяли городище во второй период с 7 по 13 века н.э. пока не были сметены вместе со всем своим государством татаро-монголами. На данный момент прямыми потомками алан являются осетины и найти их можно в РСО и Южной Осетии. Аланы использовали ранее созданные дольмены для погребения своих военачальников и знати, простых же людей захоранивали в грунтовых могильниках за городищем.

Посёлок Лесо-кяфарь находится в долине реки Кяфарь, городище же расположено на юго-восток от него, в 3 км от посёлка на вершине одной из гор. Часто при запросах в интернет конкретно об этом городище и дольменах, и в целом различных культовых сооружениях Кавказа можно найти теории самого разного толка вплоть до атлантов, заглянувших в наши края между делом, вероятно. Мне же кажется разумным поиск информации о происхождении и назначении, как аланских языческих святилищ, так и дольменов в местных традиционных религиозных и культурных источниках, таких как Нартский эпос и мифология алан, адыгов, абхазов и остальных народов, населявших данную местность.

Вдоволь нагулявшись по окрестностям и запечатлев прекрасную природу, я поднялся на гору и вошёл в черту городища.

Первое, что меня впечатлило, груды камня, буквально везде, вся гора была усеяна мелкими, средними, большими кусками камня, мелкими ровными плитками и целыми огромными плитами.

Некий рисунок на камне, встреченный мною:

Необычное дерево по пути:

Идя по тропинке к gps-метке на своём навигаторе, я наткнулся на культовый комплекс, состоящий из двух скал-останцов-одной большой и плоской и второй-узкой и тонкой в виде башни, называемых вместе скала советов.

Скала советов, вид снизу:

Камера между двумя скалами, неясного происхождения, где были обнаружены скелеты и остатки керамики:

Вторая скала-останец, вид снизу:

Плоская вершина скалы советов:

Вид на культовые сооружения на вершине — два каменных алтаря по типу северо-европейских сейдов:

Алтарь №1:

Кострище с рунами — следы деятельности современных мистиков. Место интересно в контексте гармонизации собственной психики и работы с тонкими планами, однако вносить свои изменения в памятник истории вовсе необязательно и неправильно, хватит и прогулок и медитаций. Любой разумный человек, в отличие от оставивших следы, понимает это, соблюдает и планирует свои действия сообразно.

Алтарь №2 с чашевидным углублением для жертвенных подношений и рисунком на камне, предположительно предназначенном для гаданий и называющемся “жреческий вавилон”:

Жертвенное углубление:

Нечто похожее, встретившееся мне зимой на склоне горы Бештау, также каменный алтарь-чашечник:

“Гадательный вавилон”:

Какое-то время просто провёл наверху, отдыхая, думая об истории, о бездне времени, разделявшей меня и это место, о преемственности народов и традиций или отсутствии таковых, место очень положительно влияет на состояние.

Виды, открывавшиеся при медитации:

Скалы представляют собой два останца, на вершину одной ведут ступени,

там расположена ровная площадка с несколькими алтарными камнями, на поверхность которых нанесены древние рисунки, и чаша-лунка для жертвоприношений.

Рядом находятся руины возведённой позднее христианской часовни.

В целом, период заселения городища аланами в 7-8 веках соседствует с христианизацией их государства времен 10 века, к которой также относятся Зеленчукские храмы.

Источник фото ниже сайт города-в-россии.рф:

И многие другие, к примеру, храмы Ильичёвского городища того же периода, источник фото сайт panoramino.com:

Аналогию к скале совета можно провести с ныхас (нихас) – сельской площадью в центре осетинского аула, предназначенной для обсуждения текущих дел и для решения споров, проведения общеаульских пиршеств и празднеств. В связи с этим логичным кажется общеупотребительное название места — скала советов.

После посещения скалы и документирования её на фото, я продолжил свою прогулку, запечатлев необычное освещение и виды:

По пути попалось птичье перо, предмет, который можно было взять с собой без ущерба для места, как прямой вольт места, для дальнейших практик дома, что я и сделал:

Вышел к первым руинам, ими оказалась большая и широкая крепостная стена, толщиной более метра:

Природа осваивает и ассимилирует человеческие сооружения:

За крепостной стеной начинались первый руины строений.

Здесь я был приятно удивлён, так как практически все посещённые мною городища в окрестностях Ставрополя были разрушены либо в период нашествия сарматов, либо монголо-татарами, но чаще, банально, растащены на камень для домов, что особенно обидно: пережить тысячелетия и быть пущенным на кладку какого-нибудь сарая. Остались от них лишь также разрушаемые гробницы, да несколько культовых кругов в лесу.
Здесь же, в Лесо-Кяфаре, передо мной раскинулся целый город, пусть и несущий на себе отпечаток времени.

Доминировало ощущение полной затерянности во времени и пространстве, ощущение, что весь остальной мир исчез, что немудрено, так как позади меня остался последний в речной долине поселок — Лесо-Кяфарь. И далее в направлении движения не было ничего кроме гор на 50 км. Полностью безлюдные места, горы и леса.

Безо всяких усилий наслоением на обычную зрительную картину визуализировались пейзажи этих мест в период их расцвета и повседневная жизнь города и горожан.

Моя мечта увидеть эти руины своими глазами сбылась и я был полностью поглощён и захвачен ею, так что и бродил по улицам древнего города в состоянии эйфории, смешанной с удивлением. Городище занимает пространство длиной около двух километров при ширине от 50 до 200 метров. Также, на территории самого городища можно увидеть 4 дольмена, но мне они не встретились. Уже позже, просматривая фотографии, я понял, что встреченный мною знак в виде маленького дольменчика

и означал то место, где они находились, не замеченные мной сразу в сплетении ветвей, стоило мне лишь спуститься вниз со скалы на 15 метров, в центре фото ниже:

Пройдя все городище,

Вышел к ещё одной скале, названия которой, в отличие от скалы советов, не знаю:

Запечатлев все встреченные мной руины,

Одни из них были особенно крупными и хорошо сохранившимися, многокамерными и почти в рост человека:

повстречал немало сооружений, вроде древних языческих алтарей,

так и несколько руин церквей и следов современных оккультистов: сложенный портал из обломков руин, ориентированный плоскостью по сторонам света запад-восток (очередной пример как НЕ следует делать)

Вышел к странной формы перекрученному дереву, от которого мне стало не по себе и ощутил давление:

В голову пришла ассоциация с пауком:

Затем вышел к десятиметровому обрыву скалы. е по себе и ощутил давление:

Внизу виднелись руины церкви:

Здесь территория городища кончалась. Спуститься было невозможно, поэтому пришлось повернуть налево и там осторожно сползти вниз с высоты метров двух. Открылись несколько странные пейзажи с необычным освещением, и нагромождением огромных плит и каменным хаосом:

Тропа вывела под скалу городища:

Так как я вышел в прогулку поздно, около 4 вечера, то заходящее Солнце уже окрашивало лес в шафранно-золотистые тона..

Идти обратно мне было немало, но я не мог удовлетвориться тем, что ездил на городище и свернул и не посмотрел дольмены. Конечно же, я не был бы собой, если бы не спустился со скалы и не пошёл вперёд, несмотря на надвигающиеся сумерки. Дорога шла мимо руин очередной аланской церкви,

петляла и уходила вниз,

проходила по седловине между горами, ну а потом меня ждал очередной подъём на вторую гору, где и расположена основная часть дольменов.

Место называется Иордан. После первого подъёма и длинной прогулки второй оказался совсем не сахарным, кроме того, я вспугнул каких-то диких зверей, ушедших от меня через кусты. Поднялся на гору, стал бродить во всё более явственно сгущавшихся сумерках. Дошёл и прошёл метку на навигаторе, обозначавшую положение групп дольменов.

Моему вниманию предстали круглые грунтовые могильники, в которых находятся захоронения обычных горожан Шпиля, дольмены же я так и не нашёл. В отличие от городища на территории могильников чувствовалась уже знакомая мне по опыту гидромантии и посещения других археологических объектов настороженность и напряжение.

Пришлось поворачивать обратно.

С учётом рельефа Шпиля, где и днём при неосторожности можно переломать ноги, я решил воспользоваться остаточным освещением от сумерек, спуститься с горы, пока есть хоть какой-то свет и вернуться в посёлок по низине вдоль течения реки. Как показала практика, это было не самое мудрое решение, а из поездки в Кяфарь в мой лексикон теперь вошло выражение что «самая короткая дорога — та, которую ты уже знаешь».

Спуск с горы был прекрасным и быстрым по каменистому дну пересохшего ручья, попутно стемнело, однако, выйдя к речке, я в неё и упёрся, никакой тропы внизу не было, а от самого ручья сразу шёл крутой бок горы. В довершение моего чудного вечера на участках, где не было деревьев, весь он зарос крапивой высотой в человеческий рост. Пришлось снова подниматься в эту гору, теперь уже по крутейшему подъёму, а не удобной тропинке, в полной темноте при свете фонарика и через заросли крапивы, обвивающей и цепляющейся за ноги. Кое-как забравшись на эту километровую гору к подножию городища, вновь пошёл через него той же тропой, как и пришел. Внезапно увидел движущийся в воздухе огонёк. Он танцевал некоторое время, а после погас. Вот их вспыхнуло уже два, три, четыре… Вскоре всё вокруг было заполнено светлячками. Такая картина и открылась мне — ночь, лес, недвижимые руины городища, затерявшиеся где-то вне времени в слабом луче фонаря и танцующие огни стай светлячков всюду между ними. Несмотря на последние мои злоключения, это было самое красивое, что я видел когда-либо в жизни. Попутно несколько раз шуршали кусты, небольшая живность отходила с моей дороги и терялась в темноте. Я ухитрился в темноте же спуститься с одной из скал, не свернув себе шею. Также был момент, когда навигатор не потерял спутники, но начал менять местами стороны света и я описал 50-метровый круг по городищу. Но вышел нормально, спокойно, спустился с горы, пошёл к поселку, добрался до номера и, получив месячный объём впечатлений за один вечер, уснул под убаюкивающее журчание реки за окном. На следующий день вернулся домой.

В контексте практик была осуществлена попытка взаимодействия и ритуальной работы с местом, по итогам поездки улучшилось самочувствие и работоспособность, сместилась позиция восприятия, и, немного неожиданный эффект: потянуло на романсы, оперы и мюзиклы.

Сокол
09.08.2015г.