cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Ставропольский край. Татарское городище

Карта Юго-Западного района Ставрополя с отмеченной желтым междугородней автостанцией. Красная отметка-Татарское Городище:

К читателям
Между Ставрополем и селом Татарка есть удивительный уголок Ставропольской земли — Татарское городище. Это крупнейший археологический памятник Предкавказья, чудом сохранившийся среди реликтового леса, в окружении городских, сельских и дачных построек, полей и дорог.
Название городищу дали русские военные топографы, составлявшие в конце XVIII века первые карты Северного Кавказ a . В те времена остатки древностей на осваиваемых Россией южных территориях обычно связывались с татарами, хотя на самом деле городище не имеет к ним никакого отношения.
Первым исследователем памятника был основатель Ставропольского краеведческого музея Г.Н. Прозрителев. Он включил его в список древних памятников и нанес на археологическую карту. После великой Отечественной войны городище изучала Т.М. Минаева. В 1949 г. она опубликовала о нем статью, и Татарское городище получило широкую известность в археологии.
В 1960 г. Татарское городище было поставлено на государственный учет как археологический памятник республиканского значения. В 1991 г. решением Ставропольского крайисполкома его территория была отнесена к землям историко-культурного и природного назначения с установлением заповедного режима. В 1992 г. на базе городища создан музей-заповедник, вошедший в структуру Ставропольского государственного объединенного краеведческого музея им. Г.Н. Прозрителева и Г.К. Праве. В 1995 г. указом Президента Российской Федерации Татарское городище объявлено памятником федерального значения.
С созданием музея-заповедника началось комплексное научное изучение Татарского городища. Археологи В.Н. Каминский, Н.А. Охонько, В.Ю. Малашев, В.И. Ушкал и А.А. Кудрявцев, палеонтолог А.К. Швырева провели раскопки и другие исследования с использованием аэрофотографических методов. Они выяснили, что городище представляет собой сложный, многослойный памятник, состоящий из трех автономных укрепленных частей, функционировавших на протяжении почти двух тысячелетий, с VIII в. до н.э. по X — XI вв. н. э. Вместе с археологами изучением территории городища в последние годы занимались ученые естественно-географического факультета Ставропольского государственного университета В.В. Савельева, Б.Л. Годзевич, В.А. Шальнев, Ю. A . Дударь, А.А. Кондратьева, М.Ф. Тертышников, А.А. Лиховид и др. Они провели комплексное ландшафтное, ботаническое и зоологическое исследования территории музея-заповедника и установили богатство его природы, изобилующей живописными уголками со скальными обрывами, водопадами, родниками, сообществами ценных и редких растений и животных. Этот комплекс имеет реликтовый характер и развивается несколько тысячелетий во взаимодействии с человеком, то нарушаясь, то самовосстанавливаясь. В настоящее время над ним нависла угроза полной деградации и даже уничтожения, в связи с разрастанием Ставрополя и его пригородов. Поэтому уникальный археологический памятник нужно сохранить вместе с прекрасной окружающей природой. В этом заключается идея создания археологического и природного музея-заповедника на базе Татарского городища. В ее реализацию вместе с археологами и природоведами большой вклад внес покойный архитектор С.М. Постников.
Археологический и природный музей-заповедник общей площадью около 200 га расположен в восточной части Татарского лесного массива. Среди леса имеются три крупные поляны с лугово-степной растительностью. У опушек сохранились фрагменты степи, а на севере — небольшое заросшее болото. Основу природно-археологического комплекса составляют три отдельные городища — Первое, или Центральное, Второе и Третье, связанные между собой древними дорогами и тропами. Их разделяют глубокие балки ручьев Травертинового и Анненского, входящих в систему р. Татарки, правого притока р. Егорлык.
Охраняемая территория с трех сторон окружена кварталами города, дачными поселками и сельскими усадьбами, а на западе ограничена оживленной автотрассой Ставрополь — Невинномысск. Чтобы уменьшить неблагоприятное воздействие человека, вокруг нее предусмотрена зона регулируемой застройки площадью около 620 га и зона охраняемого ландшафта, включающая смежный участок Татарского леса 36 га.
Деятельность музея-заповедника разнообразна. В нее входит охрана природно-археологического комплекса, научно-исследовательская и музейно-просветительская работа. Поэтому его территория разделена на две зоны: заповедную и музейно-рекреационную.
В заповедной зоне создаются условия для саморазвития и самовоспроизводства природы. Поэтому доступ туда людей ограничен, а всякая деятельность, включая охоту, сбор ягод, грибов, и любое нарушение естественного состояния природы запрещены. Строгое соблюдение заповедного режима необходимо не только для сохранения ландшафта, но и для оценки ущерба, наносимого человеком природе, путем сравнения ее с заповедными эталонами.
Музейно-рекреационная зона открыта для посетителей и предназначена для просветительской работы в сочетании с культурным отдыхом людей среди природы. Это единственный в крае музей под открытым небом, в котором сосредоточены наиболее интересные объекты археологического комплекса — насыщенный культурный слой, остатки фортификационных сооружений, цитадель, могильники, зольник, древние дороги и более тридцати достопримечательностей природы — скалы, гроты, живописные камни, родники, водопады, удивительные растения, обители животных. Между объектами проложено несколько вариантов экскурсионных троп, которые посетители могут выбрать в зависимости от своих интересов, физических возможностей, настроения и погодных условий.
Экскурсия в музей-заповедник — это удивительное путешествие не только в реликтовый лес Предкавказья, но и в далекую историю Ставрополья и даже в глубины геологического прошлого, запечатленного в каменной летописи скал. В него приглашаются все — взрослые и дети, школьники и студенты, служащие и пенсионеры, потому что книга истории и природы открыта всем. В ней нет начала и конца, но каждая ее страница захватывающе интересна. Она учит нас понимать и ценить окружающий мир, воспитывает культуру, без которой немыслимо восхождение в будущее.
Итак, друзья, в путь по «неведомым дорожкам» еще полного неразгаданных тайн Татарского городища.

По экскурсионным тропам городища

Прежде чем отправиться в путь, рассмотрим схему маршрута. Археологический комплекс состоит из трех городищ общей площадью около 200 га. Центральное расположено на северо-востоке территории, Второе — на юго-востоке и примыкает к селу Татарка, Третье находится на западе и огибается автотрассой. Они образуют части единого крупного древнего поселения, связанного общей системой оборонительных сооружений и коммуникаций, которое занимало выгодное стратегическое положение на южном краю Ставропольской горы. В средние века здесь проходила одна из северных трасс Великого Шелкового Пути. Данное городище, а по тем временам крупный город, служило важным промежуточным пунктом на пути торговых караванов. Письменных исторических сведений о нем пока нет, не известно и его название. Это одна из тайн Татарского городища, которую предстоит разгадать археологам и историкам.
Средневековый город сформировался на месте более древних поселений, поэтому можно утверждать, что у Ставрополя было несколько исторических предшественников.
Татарское городище является сложным многослойным памятником, функционировавшим на протяжении четырех исторических периодов : кобанс кого , скифского , сарматского, хазарского. Первый из них относится к VIII — VII вв. до н.э. и связан со знаменитой кобанской культурой позднего бронзового века, зародившейся в XIII — XII вв. на территории Центрального Кавказа и распространившейся к IX — VIII вв. до н.э. на Ставропольскую возвышенность. Могильники и поселения этого времени характеризуются находками прекрасных бронзовых изделий, предметов вооружения и украшения, деталей конского убранства. Именно с кобанской эпохой связан самый древний слой Татарского городища, обильно насыщенный развалами древних стен домов его обитателей, обломками давно разбитых горшков и кувшинов, золой многочисленных очагов и костров, догоравших без малого три тысячелетия назад.
Следующий этап развития Татарского городища был отмечен новым археологическим слоем, который лежал выше кобанского и относился к скифскому периоду, датируемому VII — IV вв. до н.э. Скифам принадлежит особая роль в истории всего Предкавказья, в том числе и в формировании одного из наиболее значительных и древних его городов, остатками которого является Татарское городище.
Территория Предкавказья на протяжении многих веков входила в число особых исторических зон, именуемых контактными, где происходило соприкосновение и тесное взаимодействие культур кочевых обитателей степей Евразии с культурами древних земледельцев Кавказа и Ближнего Востока. В этих зонах, лежащих на границах кочевого и земледельческого миров, происходили военные столкновения и взаимовлияния, обмен культурными ценностями и достижениями, торговые и этнические контакты. Здесь возникали новые города и поселения, создавались новые и трансформировались старые культурные традиции, появлялись и исчезали крупные государственные объединения и этнические союзы.
Эти сложные исторические процессы нашли особенно яркое отражение в археологических материалах Татарского городища, местное кобанское население которого вступало в контакты с кочевниками-скифами.
В результате их тесного взаимодействия здесь сложилась новая археологическая культура, со своим уникальным, неизвестным ранее, обрядом захоронения, новым типом погребальных сооружений в виде каменных склепов с большими курганными насыпями, новыми социально-экономическими отношениями.
В сарматский период ( III в. до н.э. — III в. н.э.) Татарское городище продолжало развиваться и застраиваться. Это было время особой активизации в южно-русских степях кочевников-сарматов, очень близких по языку и культуре скифам, но стоявших несколько ниже их по уровню социально-экономического развития.
В III в. до н.э. сарматы вторглись на скифские территории и вытеснили последних в Крым и Приазовье. Набеги сарматов сопровождались разрушениями, пожарами, гибелью большей части населения скифских поселений и городов.
Подобная судьба постигла и многие населенные пункты Ставропольской возвышенности, но Татарское городище оказалось не затронутым сарматским нашествием. Здесь не отмечено ни следов штурма, ни крупных разрушений и пожаров, ни массовой резни его жителей.
Последний, самый верхний культурный слой связан со временем существования одного из крупных средневековых государств Восточной Европы — Хазарского каганата.
Эпоха Великого переселения народов, начавшаяся с гуннского нашествия во второй половине IV в. н.э., сильно изменила этнический состав населения Центрального Предкавказья, и здесь наряду с ираноязычными аланами, являвшимися прямыми наследниками и продолжателями традиций сарматов, появились тюркоязычные болгары, авары, савиры, хазары и другие кочевники евразийских степей. К VIII в. н.э. хазары захватили господство среди разноэтничных кочевых племен Северного Прикаспия, Подонья и Предкавказья. Ставропольская возвышенность вошла в территории Хазарского каганата, а Татарское городище стало одним из ключевых военно-политических и торгово-экономических центров этого могущественного государства.
В этот период завершилось сложение исторической топографии городища, были перестроены и отстроены заново его мощные оборонительные сооружения, была возведена крупная, хорошо укрепленная цитадель, где были сосредоточены основные силы хазарского гарнизона, находились военные и продовольственные склады, казармы, культовые сооружения. Город хазарского периода просуществовал до конца X — начала XI вв. и погиб, вероятно, под натиском кочевников-печенегов или сменивших их половцев.

Валы и рвы центрального городища
Экскурсия начинается с Центрального городища — самого укрепленного и насыщенного интересными объектами. Люди со знанием дела выбрали место для поселения. Центральное городище площадью 40 гектаров занимает мыс между верховьями глубоких балок, преграждавших доступ к нему с трех сторон. С северной, наиболее доступной и уязвимой напольной стороны, оно защищалось тройной линией валов и рвов с каменной стеной. На подступах к этой линии в складках местности создавались препятствия. Форпостом обороны служила выдвинутая в поле башня на холме.
Маршрут по Центральному городищу начинается со знакомства с остатками рвов и валов. Хотя со времени их использования прошло около тысячи лет, они хорошо сохранились в рельефе и прослеживаются на расстоянии полкилометра. Вода и ветер сгладили их формы, но превышение валов над рвами и теперь местами достигает десяти метров. Легко представить, сколь внушительными они были в прошлом.
Две внешние линии рвов и валов выходят к обрывам в верховьях балок, служивших естественными укреплениями. Внутренний вал, усиленный по верху каменной стеной, опоясывает все городище. В местах пересечения валов современными дорогами можно увидеть их конструкцию. В основании вала — грунт, выбранный из рва. Склоны обложены камнем, а по верху возводилась стена.
Валы и рвы со времен средневековья не подвергались существенным воздействиям человека. Поэтому на них образовался почвенный покров и восстановилась лесостепь. Ботаники, исследовав флору на валах, поразились разнообразию ее видов. Только степных растений, в основном представленных разнотравьем, здесь установлено около ста видов. Это вселяет оптимизм по поводу возможности восстановления богатых степных ценозов Предкавказья в заповедниках и заказниках края.

Ступени рельефа

Грунтовая дорога ведет на обширную поляну, занимающую центральную часть городища. Отсюда, с плоской вершины Ставропольской горы, называемой географами плакором, открывается вид на территорию музея-заповедника. Ее рельеф в виде огромных ступеней понижается к долине р.Татарки.
Ступенчатость — характерная особенность рельефа Ставропольской возвышенности. Она связана с тем, что в последние десять миллионов лет происходило прерывистое поднятие земной поверхности. Когда территория поднималась, водные потоки углубляли русла, образуя уступы, а когда поднятие прекращалось, они начинали подмывать берега и расширять днища долин, формируя площадки.
Образованию ступеней рельефа способствовало и геологическое строение возвышенности. Его особенность заключается в том, что осадочные толщи здесь состоят из горизонтально залегающих твердых пород — известняков, песчаников, мергелей — и чередующихся с ними глин и песков. Твердые пласты, устойчивые к размыву, обычно слагают выровненные поверхности, а легко размываемые рыхлые породы образуют склоны.
Каждая ступень рельефа соответствует крупному этапу его развития. Это своеобразные ступени давно ушедшего времени: чем выше она — тем древнее, чем ниже — тем моложе.
Самой древней частью рельефа является плакор. Его пологая поверхность первой поднялась над исчезнувшим Сарматским морем в середине неогенового периода. Возникшая в то время низменная суша имела вид полуострова, на котором обитали экзотические вымершие животные — огромные хоботные динотерии и мастодонты, предки лошадей гиппарионы, а также ныне встречающиеся лишь в тропиках носороги, жирафы и тапиры. Остатки их скелетов найдены в полутора километрах западнее городища в Косякинском карьере.
Плакор переходит в уступ высотой 20 м, ниже которого расположена древняя поверхность выравнивания, выработанная первыми реками Ставропольской суши. Ее «бронирует» мощный пласт ракушечника. В Ставрополе на ней находятся Верхний рынок, площадь Ленина и вершина Крепостной горы, а на городище она сохранилась в виде площадки, на которой была возведена Цитадель. Выровненная поверхность нижележащей ступени образовалась в конце неогена, в акчагыльское время. На ней раскинулось село Татарка.
За миллионы лет Ставропольская гора поднялась над уровнем моря до максимальной отметки 659 м. В пределах музея-заповедника ее высота 600-635 м. С установлением умеренного климата на плакоре сформировался самый мощный на Ставрополье слой чернозема, достигающий 1,5-2 метров. На возвышенности распространены эрозионные и оползневые процессы. Особенно поражены ими средние и нижние части склонов, сложенные глинами и слабо закрепленные растительностью. Развитие эрозии и ополсдерживается лесом.

Экскурс в историю
Рельеф и другие особенности природного комплекса играли важную роль в освоении человеком Ставропольской возвышенности. Возвышенность находится в центре Предкавказья. С запада, севера и востока она окружена низменными равнинами, а на юге примыкает к предгорьям Кавказа и служит своеобразным природным мостом, связывающим степной мир с миром предгорий и гор.
По ней издревле осуществлялись этнические контакты между горцами и степняками, населением юга и севера. Здесь в древности и средневековье пролегали важнейшие международные коммуникации, связывающие через Кавказские проходы, важнейшими из которых являлись Дербентский и Дарьяльский, степи Евразии с Закавказьем и Ближним Востоком.
В конце второго — начале первого тысячелетий до нашей эры предгорные и горные районы Северного Кавказа заселяли племена так называемой кобанской культуры местного северокавказского происхождения. Они славились искусством изготовления бронзовых изделий. Культура получила наименование по месту открытия первых памятников, расположенных у села Кобань в Северной Осетии.
Одна из группировок племен кобанской культуры населяла район Кавказских Минеральных Вод. Начиная с IX в. до н.э., эти племена продвигались на север, осваивая и заселяя Центральное Предкавказье. На севере их поселения доходили до Буденновска и Ипатова. В районе Ставрополя ими было основано несколько населенных пунктов, в том числе и на месте Татарского городища. Площадь кобанского поселения здесь достигала 40 га. Это самый крупный из известных памятников данной культуры на Северном Кавказе.
На рубеже VIII — VII вв. до н.э. на Предкавказье проникли сильные и воинственные кочевые племена скифов, которые превратили территорию Ставрополья в плацдарм для походов в Переднюю Азию. Скифы подчинили кобанские племена, но затем, обеспечивая тылы, вступили с ними в союзнические отношения. С этого времени и до появления сарматов в районе Татарского городища обитало смешанное население племен кобанской и скифской культур. В тот период поселение начало укрепляться и превращаться в значительный северокавказский город. Жители занимались сельским хозяйством, скотоводством, охотой и ремеслом. Активное мужское население сочетало мирные занятия с ратным делом, охраняя поселения или участвуя вместе со скифами в походах, в которых они достигали стен Ниневии и границ Египта.
Последующая история Татарского городища связана с великими переселениями народов, приходивших с востока. В VIII — X вв. н. э. оно входило в состав Хазарского каганата. К этому периоду относится создание здесь основных фортификационных сооружений, сохранившихся до наших дней.

Древние башни

На краю поляны наше внимание привлекают два холма диаметром около 30 м и высотой 6 и 4 метра. Здесь были башни, усиливавшие оборону средневекового поселения изнутри, на наиболее опасном центральном направлении. На вершинах холмов видны глубокие провалы, по-видимому, связанные с обрушением подземных помещений башен.
С вершин этих холмов на юг в ясный день открывается широкая панорама Предкавказья и Северного Кавказа. На перенем плане расстилается ровная поверхность городища, поросшая степными травами, кустарником и лесом. За ней на низких грядах видны строения окраины села Татарки. Дальше возвышаются плосковершинные гора Стрижамент и хребет Недреманный.
Стрижамент с абсолютной отметкой 831 м — высочайшая точка не только Ставропольской возвышенности, но и всей Русской равнины. Она расположена в 30 км от городища и покрыта густым грабово-буковым лесом. На западе за седловиной к ней примыкает Недреманный хребет. Его ровный гребень поднимается до отметки 665 м. Он покрыт степью и кажется голым. Лишь на его северном склоне в виде небольшого треугольника темнеет Лопатин лес. Восточнее горы Стрижамент, за широкой долиной Калауса, просматриваются Прикалаусские высоты.
Широкий обзор, открывающийся с башен, свидетельствует о том, что помимо оборонительной они выполняли наблюдательную функцию. С окрестных вершин, где располагались другие укрепления и наблюдательные посты, в случае опасности подавались сигналы, позволявшие жителям городища своевременно принять меры охраны.
Во время Кавказской войны на горах Стрижаменте и Недреманной находились русские крепости. С тех пор горы получили эти названия. Слово «стрижамент» произошло от искаженного «ретраншемент», что в переводе с французского означает укрепление. Русские люди, не искушенные во французском, переиначили военный термин на свой лад.
Крепость Недреманная служила передовым наблюдательным пунктом и должна была осуществлять недремлющий надзор за подступами к Ставропольской горе. В случае появления противника из крепости поступал сигнал на пост Извещательный, и отсюда гонец извещал об опасности Ставропольскую крепость. С тех пор один из хуторов южнее Татарки так и называется Извещательным.
Иногда после бурь, очищающих атмосферу, на горизонте открывается величественная панорама гор Главного Кавказского хребта с возвышающимся в виде белой шапки Эльбрусом. Лучше всех о ней в 1829 году написал А.С. Пушкин: «В Ставрополе увидел я на краю неба облака, поразившие мне взоры тому равно за девять лет. Они были все те же, все на том же месте. Это снежные вершины Кавказской цепи». Теперь увидеть Кавказские горы с Татарского городища — большая редкость, вследствие замутненности атмосферы.
От древних башен экскурсионная тропа выводит нас в верховья глубокой балки, у которой заканчивается система валов и рвов.

Склеповый могильник V — III веко до н.э.
В 40-х годах XX века здесь была проложена дорога, которая «разрезала» внутренний вал. Разрез вала был зачищен и изучен археологами, что позволило получить представление о внутренней конструкции оборонительного сооружения. Вал состоит из земляной насыпи, склоны которой облицованы камнем. Поверх насыпи была устроена каменная стена.
Под основанием вала был обнаружен более ранний культурный слой, свидетельствующий о том, что изначально городище не имело мощных укреплений.
Выходя за пределы городища, мы пересекаем древнюю дорогу и огибаем вершину глубокой балки в верховьях ручья Каскадного. Здесь можно наблюдать активные эрозионные процессы, вызываемые поступлением воды из внешнего оборонительного рва. Выкопав его, люди еще в глубокой древности нарушили естественный сток, что привело к усилению эрозии и развитию оползней.
На противоположном берегу ручья Каскадного располагается могильник, который датируется V — III в.в. до н.э.
Граница его территории лежит примерно в 70—80 м. к востоку от того места, где тройная линия валов, прикрывающая городище с северной, наиболее доступной, стороны, упирается в начало глубокой балки. Это один из интереснейших погребальных памятников Татарского городища, получивший у археологов название второго склепового могильника. Он расположен вдоль верхнего края балки, на территории, густо заросшей лесом, где среди деревьев кое-где выглядывают едва заметные замшелые камни, мало чем отличающиеся от естественных скальных выходов и случайных валунов. Это и есть, укрытые многовековым почвенным слоем и растительностью, остатки погребальных сооружений, где покоятся давно отошедшие в мир иной обитатели Татарского городища. Археологи обнаружили (1996 г.) эти едва заметные следы давно минувших эпох и раскопали скрытый от нас тысячелетними наслоениями древний некрополь, относящийся к скифскому периоду развития городища.
Раскопки этого склепового могильника ведутся и сегодня, продолжая удивлять исследователей уникальными находками. Прежде всего был открыт совершенно новый тип погребального сооружения, не известный ранее ни на территории Кавказа, ни в других регионах. Это каменный склеп, расположенный в центре большого кургана, со сплошной каменной обкладкой и развалами каких-то выкладок в ней. Характер погребальных сооружений и инвентарь захоронений со всей очевидностью зафиксировали сложный исторический процесс ассимиляции кочевников-скифов и местного кобанского населения, оседание скифов на землю и переход их к оседлому образу жизни, симбиоз кочевой и земледельческой культур и формирование новых этнокультурных традиций.
На территории могильника к настоящему времени раскопаны два крупных кургана с каменной обкладкой и склепами в середине каждого из них. Наряду с этим здесь были вскрыты фунтовые могилы с каменными обкладками и развалами камней над самими захоронениями. Все они располагались вдоль краев курганов или на очень незначительном расстоянии от них. Разнообразные археологические материалы, в числе которых есть хорошо датируемые греческие амфоры с клеймами и чернолаковая посуда с росписью, позволяют отнести время функционирования этого некрополя к V — III вв. до н.э., т.е. к периоду, когда скифы, как считалось ранее, полностью покинули территорию Центрального Предкавказья. Но оказалось, что это не совсем так. Аналогичные склеповые могильники, благодаря случайным находкам, в последние годы стали известны в ряде мест Ставропольской возвышенности, но только на Татарском городище они раскопаны и изучены со всей полнотой, позволяющей судить о их конструктивных особенностях, обряде захоронения, времени существования. Они представляли собой крупные курганы, диаметром до 25 м. и более, со сплошной каменной обкладкой, имеющей на отдельных участках четкие следы выкладки. В центре кургана располагался склеп с прямоугольной камерой из крупных плит и дромосом из частично обработанного камня. В длину погребальная камера склепа достигала до 3,25 м., в ширину до 2,7 м. Стены склепа возводились из крупных плит местного камня-ракушечника, каждая из таких плит достигала в длину от 1,4 м. до 1,8 м., а в ширину от 1 м. до 1,3 м.
Склепы были коллективными усыпальницами, и в них могло быть погребено от 10 до 60 человек, которых хоронили не одновременно, а на протяжении довольно длительного периода. Вероятно, это были представители одного рода или семьи, занимавшей весьма высокое социальное положение среди тогдашних обитателей Татарского городища. В одной из стен склепа (в южной, обращенной к склону холма) был устроен проем, высотой 0,65 м. и шириной 0,85 м., через который с помощью специального каменного коридора, называемого дромосом, погребальная камера соединялась с поверхностью. Через дромос и входной проем можно было хоронить в склепе новых умерших. Дромос обычно достигал длины 3—5 м., при ширине 0,8—1,1 м. и высоте 0,60—0,75 м. Стенки его были выложены из частично обработанного камня-ракушечника, а сверху он имел деревянное перекрытие, скорее всего из бревен, засыпанных землей. Подобным же образом был сверху перекрыт и сам склеп.
Внушительные размеры курганов и каменных склепов, настороженно застывших в чаще реликтового леса, производят неизгладимое впечатление на посетителей, напоминая о бренности жизни и вечности бытия, заставляя каждого размышлять о загадке жизни и смерти, радостях и печалях людей, погребенных здесь почти двадцать пять веков назад.
В загробный мир погребенных на некрополе татарского городища сопровождали останки многочисленных лошадей, умерщвленных при тризне на могиле хозяина, а также разнообразные древние изделия, включающие оружие, богатое конское убранство в виде налобных и нагрудных орнаментированных блях, удила, псалии, пряжки из железа и серебра, предметы украшения и быта, многочисленные фрагменты керамики. Здесь, наряду с довольно простой местной посудой, встречаются прекрасные античные чернолаковые краснофигурные сосуды из Аттики, ценившиеся на «вес золота», и многочисленные красноглиняные амфоры, с клеймами мастеров острова Родос. Все это свидетельствует и о высоком социальном положении людей, похороненных в склепах Татарского городища, и о широких торгово-экономических связях его обитателей с греческими городами-колониями Северного Причерноморья и развитыми центрами античной Греции.

«Ковровые камни»

Возвращаясь от могильника на городище, мы попадаем на древнюю дорогу, которая тянется вдоль правого обрывистого берега балки.
Периодически пересыхающий исток ручья Каскадного выработал здесь пятиметровый скальный уступ, сложенный белыми и ржавыми песчаниками и ракушечными известняками так называемого холоднородниковского горизонта. Этот горизонт, состоящий преимущественно из плотных ракушечников, играет важную роль в рельефе, бронируя плакор и препятствуя его разрушению водой и ветром. Благодаря этому все сооружения, возведенные на плакоре, устойчивы. Наличие плотной и в то же время пористой водопроницаемой известняковой основы способствует формированию мощных плодородных карбонатных черноземов.
В районе городища холоднородниковский горизонт имеет своеобразный состав, вследствие наличия мощной линзы известковых песчаников, которые выходят на поверхность в уступе. Они привлекают внимание необычным узорным строением. Вода и ветер отпрепарировали на их поверхности известковые фигуры, имеющие вид желваков, трубочек и пластин с округлыми и неправильными отверстиями.
Такие стяжения геологи называют строматолитами, что в переводе с древнегреческого означает «ковровые камни». Их происхождение объясняется жизнедеятельностью простейших живых существ цианобактерий или низших водорослей, выделяющих в процессе обмена веществ углекислый кальций, превращающийся в известняк. Для ученых строматолиты интересны тем, что цианобактерии относятся к самым древним обитателям Земли — доядерным, возникшим около 3,5 миллиардов лет тому назад в архейскую эру. Их почти не изменившиеся потомки, иногда называемые сине-зелеными водорослями, живут до сих пор, вызывая цветение воды и продолжая отлагать «ковровые камни».
Холоднородниковские строматолиты образовались в условиях прибрежного мелководья около десяти миллионов лет назад, перед окончательным отступлением Сарматского моря со Ставропольской суши. Округлые отверстия в них просверлили моллюски-камнеточцы. Это характерные образования известково-песчаных отложений на Ставропольской возвышенности. К ним относятся встречающиеся в песках каменные «журавчики», «куколки», «шары», а также получившие широкую известность «конкреции горы Куцай».
Известковые песчаники как прочный строительный камень жители использовали при возведении крепостных сооружений городища.

У ворот средневековой крепости
От «Ковровых камней» начинается хорошо сохранившийся и просматривающийся участок древней дороги, ведущей к главным воротам крепости. Двигавшийся по дороге путник находился между обрывом и крепостной стеной. При этом он оказывался повернутым правым, наименее защищенным боком к стене, на которой стояла стража. Перед воротами древними знатоками фортификации была устроена специальная площадка, обеспечивающая защиту ворот, окруженная с двух сторон стенами, а с третьей ограниченная крутым обрывом. Здесь осуществлялся досмотр приезжих, а в случае нападения организовывалась оборона по всем правилам военного искусства.
Воротный проем и сегодня хорошо заметен. Он лишь оплыл, стал пологим и доступным. По его краям видны остатки круглых каменных башен, которые усиливали охрану въезда в город.
При раскопках входа в расположенное неподалеку Грушевское городище найдены остатки обгоревших дубовых ворот. Дуб, в большом количестве произрастающий в лесу, вероятно, использовался в конструкциях ворот и на Татарском городище.
Пройдя воротный проем, оказываемся внутри городища. Здесь мы сталкиваемся с рядом хитроумных устройств, направленных на усиление безопасности поселения. Войдя в ворота, путник не сразу попадал в городские кварталы. Он оказывался в понижении, откуда территория городища не просматривалась и откуда вели две дороги: одна в нижнюю, другая в верхнюю часть городища. Дорога в нижнюю часть пролегала по довольно глубокой и хорошо просматриваемой лощине. Проход в верхнюю половину контролировался башней.

Над обрывом

Прежде чем продолжить маршрут, подойдем к обрыву, ограничивающему городище с востока. Его высота около 40 метров. Глядя вниз, понимаешь его защитную роль.
Обрыв переходит в глубокую балку, покрытую густым лесом. Громадные деревья поднимаются на половину высоты уступа. Это типичный буково-дубово-грабовый лес Ставропольской горы. Люди неоднократно частично вырубали его для строительства, на дрова или при расчистке подходов к крепости. Но от пеньков отрастали побеги, и лес восстанавливался. Любуясь сверху его зелеными волнами, запомните ваши ощущения, чтобы сравнить их с теми, что почувствуете внизу, в тени древесных крон. Лес покрывает и площадку над обрывом. Но здесь он иной, чем в долине, и разросся сюда после того, как люди покинули городище. Чтобы убедиться в этом, достаточно подойти к корням упавшего дерева. При осмотре взрыхленного ими грунта можно найти черепки глиняной посуды, угольки, кости животных, комья обожженной глины, а если повезет, то и бусину или другую вещицу, дошедшую из глубины веков.
Это означает, что под ногами находится культурный слой городища. Если начать его раскопки, то до материнских пород не меньше двух метров. Выше них залегают отложения, связанные с деятельностью человека. В течение длительного времени люди строили жилища и хозяйственные постройки, оставляли бытовой мусор, осуществляли перепланировку улиц и кварталов. Остатки их деятельности, накапливаясь веками и тысячелетиями, образовали культурный слой. Раскапывая его, археологи изучают прошлое, реконструируют образ жизни людей в те далекие времена.
Деятельность людей сказалась и на характере леса. Во вторичном лесу рядом с местными видами всегда есть растения, занесенные человеком, — акация, грецкий орех и другие. Но любой лес всегда прекрасен. Весной он радует нас первоцветами, летом тенистой прохладой и грибными сувенирами, осенью россыпями ягод и орехов. Он дарит нам приятные неожиданности. Глубокой осенью здесь у обрыва, среди пожухлой травы, можно встретить удивительно красивые оранжевые гроздья аронника.

В царстве цветов
Из леса, растущего над обрывом, выходим на опушку и попадаем в царство цветов и разнотравья. Перед нами участок степи, которая самовосстановилась после ухода людей с территории городища в X — XI веках и почти тысячелетие остается нетронутой. Это небольшая частица великой русской степи, раскинувшейся от Центрального Черноземья до предгорий Кавказа и тянущейся на восток до Алтая. Теперь эта степь почти вся распахана либо вытоптана, вследствие перевыпаса, особенно в нашем крае. Поэтому даже небольшой ее заповедный участок стал редкостью и представляет научный интерес. Войдем в благоухающий мир цветущих трав и присмотримся к нему.
Степь формируется в условиях относительно засушливого климата там, где испаряемость влаги превышает количество выпадающих осадков. На Ставропольской горе это соотношение 750 мм на 600 мм. Средние температуры лета +21°С, +23°С. Зимы холодные, ветреные и малоснежные, что усиливает засушливость.
Степь на городище дерновинная, богато-злаково-разнотравная, одна из самых богатых в мире. Здесь на площади 100 м 2 ботаниками описано до 130 видов растений. Они вегетируют весь теплый период и цветут поочередно, каждую неделю меняя свой красочный фон. Поэтому в разное время года степь имеет неповторимый облик.
Уже в конце марта на склонах, обращенных к югу, раскрываются нежно-сиреневые крокусы. Кажется, что перья неведомой волшебной птицы ветер разнес по степи. Вслед за крокусами желтыми звездочками загорается гусиный лук, и вперемежку с ним холодной синевой отливают «толкачики» или «скрипочки», так дети называют мышиный гиацинт. На опушках в апреле появляются букеты желтой примулы — первоцвета, листья которой употребляют в салаты. К маю степь покрывается нежным белым ковром ясколки.
В середине мая травы набирают силу и степь зеленеет от злаков, среди которых особенно распространены типчак, мятлик, костер, овсяница, ежа сборная, овсец, тимофеевка, тонконог, пырей и ковыль. В цветущее первым разнотравье входят золотистый горицвет, белые головки ветреницы, бордовые пионы (лохмачи). А затем начинается подлинный праздник и буйство красок, запахов, форм и сочетаний цветов. Среди них много ваших знакомых, встреча с которыми приносит радость и будит воспоминания. Здесь несколько разновидностей клевера, желтый лядвенец, вязель пестрый, чина киноварная, желтый подмаренник, сиреневый шалфей, розовый василек, кроваво-красная герань, нежно-кремовый лабазник, фиолетовый колокольчик, белый нивяник и многие другие цветы. К лекарственным растениям относятся: зверобой, душица, тысячелистник, земляника, девясил, чабрец, валериана, цикорий, полынь. На Татарском городище цветами можно любоваться, вдыхать их запах, но срывать запрещено: заповедник!
Наряду с полезными травами, есть и довольно опасные, до которых нельзя дотрагиваться, особенно после дождя или при росе. К ним относится ясенец. Сорвешь красивый пышный цветок розового цвета, и на руках появятся пятна ожогов, которые сохраняются больше месяца.
На степной заповедной территории Татарского городища сохраняются редкие и краснокнижные виды растений. На ней встречен куст катрана. Это растение исчезает повсеместно в связи с распашкой земель. Представляет ценность и относится к редким ковыль перистый.
Найдены отдельные экземпляры таких редких растений, как горечавка крестовидная, колокольчик персиколистный. На первом оборонительном валу и по опушкам растет первоцвет крупнолистный, нуждающийся в охране.
В августе разнотравье в основном отцветает, злаки сохнут и желтеют, но многие растения продолжают радовать красотой. Осенью приветливо кивает нам желтыми метелками коровяк, разбрасывает синие звезды цикорий, желтыми и розовыми кострами вспыхивают мальвы, дымчатый качим соседствует с одними шариками мордовника.
Задача музея-заповедника — сохранить растительное богатство, создать условия для его умножения.

Панорама городища

С тепь — не только уникальное природное образование, но и особый мир людей со своим образом жизни, своим этносом и историей. Евразийская степь была колыбелью кочевых народов и тем огромным коридором, по которому в течение многих веков они перемещались из Азии в Восточную Европу и на Северный Кавказ. Татарское городище — один из ключей к расшифровке этой еще полной тайн истории великих переселений народов.
Об этом невольно думаешь, оказавшись на вершине степного холма в восточной части Центрального городища, названного Дозорным. Отсюда открывается самый полный вид на археологический комплекс, а в прошлом здесь, очевидно, было удобное место для военного дозора.
К западу от холма расположена широкая поляна со ступенчатым рельефом, на которой находится основная часть Центрального городища, окруженная крепостной стеной. На ней сделаны наиболее важные и интересные раскопки культурных слоев, к которым еще проляжет путь маршрута. Детальное дешифрирование аэрофотоснимков позволило специалистам выявить на фоне этой степной поляны много прямоугольников, квадратов, кругов, прямых и ломанных линий . Задача археологов теперь целенаправленно с помощью раскопов определить происхождение этих дешифрируемых объектов и восстановить планировку древних поселений городища.
В южной части Центрального городища располагается густая роща. Она высится на месте его главного укрепленного объекта-Цитадели и служит хорошим ориентиром на пути к нему.
На юге, за Цитаделью, на узком обрывистом мысу виднеется Второе городище. Его края заросли лесом, кромка которого образует линию горизонта. На западе, по другую сторону ручья Травертинового, находится Третье городище, занимающее широкий склон, покрытый лесом. Это наименее исследованная часть археологического комплекса, остатки крепостной стены которого были обнаружены лишь в 1992 году.
Все три городища сходятся в веерообразной развилке балок — притоков р. Татарки, чем жители не только обезопасили себя, использовав природные препятствия, но и создали единую систему жизнеобеспечения. Между городищами существовала разветвленная сеть дорог, по которым мог передвигаться вьючный и колесный транспорт.
Вокруг Татарского городища группировались другие поселения, находившиеся в пределах видимости. В 4 км северо-западнее расположено известное Грушевское городище. В 10 км к востоку было крупное средневековое поселение Бударка, основанное у одноименной горы, похожей на опрокинутую лодку.
Таким образом, в периоды расцвета Татарского городища все обозреваемое с Дозорного холма пространство было густо заселено.
Еще 900 лет назад здесь кипела жизнь города. Сегодня на месте бывших домов, храмов, улиц и крепостных сооружений расстилаются лес и степь. Сколько тайн сокрыто под ними — предстоит узнать ученым музея-заповедника.

Буковый лес
Маршрут ведет за пределы укрепленной части Центрального городища к водопаду «Пагода». Спустившись вниз, мы пересекаем руины крепостной стены и попадаем в буковый лес, тот самый, который наблюдали с обрыва.
Бук легко отличить от других деревьев по гладкой светло-серой коре и ровным округлым стволам, похожим на колонны. Под деревьями много угловатых буковых орешков.
Бук — реликтовое дерево, появившееся в неогеновом периоде. Растет он на склонах балок и речных долин, в местах разгрузки подземных вод. Основное место его произрастания — Кавказ, а на Ставропольской горе проходит крайняя северовосточная граница его распространения. В прошлом бук был основной породой в окрестностях Ставрополя. На лесном плане начала Х I Х в. вокруг речки Татарки показан казенный (государственный) лес площадью 834,2 га, в котором до 50 процентов составляли буки. Но по мере роста города и окрестных сел леса основательно вырубили, и сейчас бук сохранился лишь на небольших лесных участках гор Стрижамент и Ставропольской, в том числе возле Татарского городища.
После вырубки бук плохо восстанавливается и замещается неприхотливыми породами деревьев, такими, как граб и ясень. Но в данном месте, наряду со зрелыми высокорослыми деревьями, много молодой поросли бука, возникшей из семян. Это вселяет надежду в возможность самовосстановления буковых лесов при соблюдении охранного режима.
Бук — исключительно ценное дерево. Его древесина используется для изготовления мебели, облицовочной фанеры, паркета и даже в самолетостроении. Его орешки содержат питательное масло и очень вкусны в поджаренном виде. Но недозрелые орешки ядовиты и содержат вредное вещество фагин, вызывающий головную боль.
Буковый лес всегда светел, чист и опрятен. В нем не бывает густого подлеска. Воздух в нем свеж и прохладен, придает путнику силы.

Водопады

Буковый лес примыкает к ручью Каскадному. Это его истоки выходят к тому месту, где в начале экскурсии мы осматривали «Ковровые камни».
В ступенчатом русле ручья слышен шум воды. Это подает свой голос водопад, названный за необычную форму «Пагодой». Он состоит из девяти нависающих друг над другом каменных уступов, напоминающих китайскую пагоду. Ступени возникли вследствие разной плотности слоистых пород. Рыхлые песчаные прослои вымываются водой, а выступающие плиты известняка образуют каскад. Свободное падение воды в нем составляет 6 м. В паводки на дне ручья кипит котел пенящейся воды с песком.
У водопада воздух насыщен мельчайшей водяной пылью, создающей живительную прохладу в жаркий день. Возле воды растут влаголюбивые травы, вьются насекомые, хлопочут птицы. Зимой в морозные дни здесь все застывает. Ручей замолкает, а водопад превращается в еще более причудливый ледопад. Ледяная лестница не только повторяет очертания «Пагоды», но и украшается гирляндами прозрачных сосулек и натеков.
Ниже водопада ручей Каскадный сливается с ручьем Анненским. Пройдя вверх по долине последнего около ста метров, мы оказываемся у другого водопада, названного «Стеклянные струи» по сходству с известной достопримечательностью Кисловодского парка. Этот водопад возник на изгибе русла ручья и состоит из двух основных ступеней высотой 1,5—2 м. Он шире, чем «Пагода», и вода со ступеней падает более спокойными прозрачными струями и россыпями брызг. На склонах, обрамляющих «Стеклянные струи», бьют мелкие родники. Места их излива усыпаны серыми камешками с округлой, удлиненной неправильной, иногда причудливой формой. Приглядевшись к ним, с удивлением обнаруживаешь, что это окаменевшие обломки дерева, кусочки мха, ветки и даже орешки бука. Они превратились в камни в результате отложения в порах и на поверхности обломков осадка углекислого кальция, выделяющегося из родниковой воды. Горные породы, возникшие из этого осадка и состоящие из тонкокристаллического минерала арагонита, называются травертинами.
На территории музея-заповедника в днищах балок описано около десятка водопадов, возникших на ступенях рельефа, в местах выхода на поверхность пластов прочных горных пород. Несмотря на миниатюрность, каждый из них украшает ландшафт и обладает неповторимым очарованием.

Криница
От водопада «Стеклянные струи» маршрут пролегает вниз по долине ручья Анненского к Цитадели. Через 300 метров, после ходьбы по лесной тропе, невольно останавливаемся у чистого холодного родника. Один из посетителей заповедника, увидев его, однажды радостно воскликнул: «О, криница!». С тех пор название осталось за родником.
Он находится в верхней части склона и бьет из каменного выступа ракушечника. Питают его атмосферные воды, накапливающиеся на степной поляне городища. Поэтому дебит источника небольшой, но вода вкусная, похожая на воду горных родников.
Многочисленные родники, как и водопады, — одна из ценных достопримечательностей музея-заповедника. Они изливаются из двух водоносных горизонтов: верхнего форштадтского, сложенного морскими песками, и нижнего карабинского, состоящего из пористых ракушечников. Накоплению подземных вод в этих горизонтах способствует наличие под ними пластов водоупорных глин. Областью их питания служит плакор Ставропольской горы. Разгружаются они в верховьях балок и служат истоками ручьев.
На территории музея-заповедника имеется около двадцати постоянных родников и несколько десятков периодически высыхающих. Вода в них холодная с постоянной температурой 7—12° С, пресная, приятная на вкус. В карабинском горизонте она имеет несколько повышенную минерализацию (жесткость) и оставляет на посуде накипь, а при определенных условиях из нее осаждается травертин. Наиболее крупные родники с дебитом до 10 л/сек, находятся в Балке Гремучей, южнее Третьего городища. Их вода по трубопроводу раньше подавалась в с. Татарку. Девять постоянных родников с дебитом до 1—2 л/сек. изливаются возле Центрального городища. Популярностью в народе пользуется родник Святой Колодец, расположенный на противоположном склоне долины р. Татарки, в 1 км юго-западнее Третьего городища. Родники встречаются только среди леса, играющего важную водоохранную и водорегулирующую роль.
При отсутствии крупных водотоков родники Ставропольской горы испокон веков служили основным источником питьевого снабжения людей. Без них было бы невозможным длительное существование населения Татарского городища.
Царь Николай I , посетивший в 1837 году Ставрополь, по свидетельствам очевидцев, был крайне удивлен тем, что центр Кавказского края строится вдали от реки, и предложил перенести его на берега Кубани. Но, увидев красиво отделанные камнем источники и попробовав кристальную воду Карабинского родника, сменил гнев на милость.
До 1955 года родники обеспечивали потребности Ставрополя, давая в сутки в городской водопровод более 4000 кубометров питьевой воды. Затем город стал использовать кубанскую воду, которая подается из Сенгилеевского водохранилища по двадцатикилометровому водоводу на высоту 430 м. В настоящее время большая часть области питания родников занята жилыми и промышленными кварталами города, кладбищами и свалками. Поэтому родники в черте Ставрополя деградировали, а воды их потеряли питьевое качество.
Татарское городище — одно из немногих мест Ставропольской горы, где родники еще сохранили природные особенности и свойства. Поэтому их охрана — одна из важных задач музея-заповедника.

Грот отшельника и цитадель

От «Криницы» тропа ведет на запад, в нижнюю часть Центрального городища. Пройдем вдоль остатков стены, свернем вниз налево. Здесь мы оказываемся у небольшой пещеры, названной Гротом отшельника. Вход в нее щелевидный, высотой около метра. Внутри полость расширяется до 6—7 метров в диаметре, а в высоту достигает 1,7м, что позволяет многим посетителям стать в полный рост.
В пещере царят полумрак и прохлада. Потолок и стены ее покрыты натеками арагонита и мелкими светло-коричневыми сталактитами, что указывает на ее карстовый характер. Пол усыпан песком и щебнем.
В задней стенке грота, привыкнув к полутьме, различаем искусственную нишу арочной формы размером 0,5 х 0,8 м, углубленную в скалу на 45 см. С какой целью использовалась пещера, кого укрывал ее свод? Грот отшельника хранит тайны. В фондах музея хранится любительская фотография, сделанная в 30-х годах. На ней изображен описываемый Грот и сделана надпись, из которой следует, что в годы гонения на религию, когда повсеместно закрывались храмы, здесь совершались тайные богослужения. Ниша, высеченная в задней стене, использовалась, очевидно, для размещения иконы.
Вернувшись назад, мы подходим к Цитадели.
Это самое интересное и перспективное для археологических открытий место. Оно расположено на южном краю Центрального городища и занимает площадку размером 150×170 м., примыкающую к долине ручья Анненского.
По периметру Цитадель обнесена каменной крепостной стеной, от которой осталось валообразное основание. Южная половина Цитадели ограничена скальным обрывом, а северная — подковообразным рвом.
Превышение остатков крепостной стены над рвом достигает 8—10 метров. У Цитадели с двух сторон были ворота, располагавшиеся возле обрывов, что повышало надежность ее защиты.
Внутри нее четко прослеживаются руины двух каменных строений. Одно из них занимает центральное положение и, судя по планировке, представляет собой остатки храма. Другое предположительно было резиденцией или даже дворцом правителя. Хорошо продуманная, глубоко эшелонированная система оборонительных сооружений Центрального городища вместе с наличием Цитадели свидетельствует о том, что здесь был важный стратегический и административный центр Предкавказья.
В южной части Цитадели внимание привлекает широкая провальная воронка. Анализ микрорельефа с помощью аэрофотоснимков выявил отходящие от нее линии, отличающиеся фототоном и характером растительности. Предполагается, что это остатки подземных помещений и ходов. Один из них вел в верховья соседнего, заросшего лесом, труднодоступного лога, где имеется родник.
Уже отмечалось своеобразие растительности, возникшей на древних поселениях. Не является исключением и Цитадель. Ее территория покрыта высокорослым кленовым лесом. Растущий в нем клен полевой обычно живет до 100 лет. Но на Цитадели встречаются великаны высотой более 20 м, достигающие, судя по спилам, двухсотлетнего возраста. Столь обширных и однородных участков произрастания клена в Ставропольских лесах больше нет.
Почему он возник именно на Цитадели, предстоит выяснить ученым.
Наличие уникального леса на Цитадели создает для археологов определенные трудности. Корни растущих деревьев разрушают древние каменные строения. Поэтому, с одной стороны, здесь необходимо провести большой объем исследований с раскопами, а также реставрационные работы, а с другой — нужно сохранить необычный лес. Поэтому предполагается провести здесь лишь выборочную рубку в местах раскопов и воссоздать древнюю цитадель в гармоничном единстве с нынешним лесом как символ неразрывной связи прошлого, настоящего и будущего.

Каменная ниша
Выйдя из Цитадели через ее бывшие западные ворота, мы оказываемся у подножья обрыва, защищающего ее с юга. Обрыв сложен семиметровым пластом ржаво-серых известняков-ракушечников, образующих упомянутый выше карабинский горизонт. Как и холоднородниковские ракушечники, они отложились на дне Сарматского моря, но несколько раньше. Их перекрывают форштадтские пески и глины, а ниже залегают ясеновские глины. Наименования пластов произошли от названий улицы Ясеновской, речки Карабинки, района Форштадт и Холодного Родника в городе Ставрополе, где геологи в начале этого века впервые описали данные отложения.
Первое, что привлекает внимание в обрыве, — обширная каменная ниша, выработанная в результате выветривания в ракушечниках. Длина ее около 12, глубина до 5, высота до 2,5 метров. С незапамятных времен под ее навесом от дождя и жары укрывались люди и скот. На ее стенах и потолке осели вековые налеты копоти.
Но для любознательного человека пребывание в нише — это еще и своеобразное мысленное путешествие на дно исчезнувшего моря. Если внимательно приглядеться к известняку, то нетрудно заметить, что он состоит из бесчисленного множества раковин морских моллюсков. Среди них наиболее распространены гладкие раковины двустворчатых или пластинчатожаберных моллюсков рода мактра. Реже встречаются двустворки с радиальной ребристой поверхностью. Это кардиумы. Если повезет, то можно найти раковины брюхоногих моллюсков. Это дальние родственники виноградных улиток.
Большая часть раковин разбита, что объясняется отложением их в мелкой прибрежной части моря, где их перемывали волны.
Пласты ракушечников удивительно выдержаны на больших расстояниях. Они покрывают не только Ставропольскую возвышенность, но широко распространены в Крыму и по всему северному Причерноморью. Какие природные факторы вызвали необычайную вспышку размножения моллюсков в середине неогена — одна из загадок, еще не решенных наукой.
Ракушечник, благодаря прочности и пористости — один из лучших строительных камней. Из него построены стены и другие сооружения Цитадели. Из крупных плит ракушечника позже была сооружена Ставропольская крепость. Им выложены стены старых домов в Ставрополе.
Каменная ниша — своего рода узловая станция экскурсионных маршрутов. От нее можно пойти на восток к Гроту отшельника, на юг ко Второму Городищу и на запад через Могильники на Третье городище.

К каменному киту
От ниши древняя дорога, похожая на лесную тропу, огибая оставшуюся вверху Цитадель, ведет нас вверх по долине ручья Анненского. Слева нависает скальный обрыв, внизу в полумраке шумит ручей.
Через триста метров путь преграждает нагромождение огромных каменных глыб, отколовшихся от обрыва и сползших вниз по склону на 50—100 метров. Это экскурсионный объект «Каменные отторженцы». Их семь. Самый «крупный» из них имеет в высоту 5, в ширину 12 и в длину 20 метров. Сбоку он похож на каменного кита, устремленного к ручью, но таки не достигшего его.
Невольно задаешься вопросом: какие силы и когда откололи эти огромные глыбы от пласта ракушечника и перенесли их на десятки метров. На отторженцах растут зрелые дубы, ясени и клены. Следовательно, им больше сотни лет. Но если внимательно обследовать склон, то нетрудно обнаружить остатки древнего вала, проложенного от обрыва прямо к «спине каменного кита». Это открытие позволяет сделать вывод о том, что отторженцы были здесь уже в очень давние времена и использовались жителями городища как естественные преграды при создании оборонительных сооружений.

Следы у водопоя

От Каменной ниши по древней дороге, соединявшей городища, спускаемся к развилке, где сливаются ручьи Анненский и Травертиновый, образуя единый приток р. Татарки, в который чуть ниже впадает справа ручей Балки Гремучей. Это место представляет собой узел схождения не только троп, но и древних дорог. Стены городищ здесь наиболее близко подходят друг к другу.
В этом месте пересекаются и пути животных. Этот расширенный участок долины с густым кустарником и лесом, быстроструйными ручьями с родниковой водой — поныне любимое место водопоя животных. Давайте спустимся к несущейся воде и окаймляющим ее песчаным косам, поищем следы зверей и птиц и поразмыслим о нелегкой судьбе наших диких братьев меньших.
По данным зоолога М.Ф. Тертышникова, на территории Татарского городища обитают 312 видов наземных и водных животных, из которых преобладают беспозвоночные, прежде всего насекомые. Большинство их живет в лесу, но встречаются и степные виды, а также обитатели рек и болот.
Следы на песчаных косах и глине в основном принадлежат домашним животным из села Татарки. Но среди них попадаются следы жителей леса, например, копытец косули. Иногда, вспугнутая людьми, она выбегает на видное место и, словно мираж, исчезает среди деревьев. Косуля очень красивый зверь. У нее стройное туловище и длинная шея с грациозной головой, увенчанной небольшими загнутыми рогами. Благодаря длинным ногам при беге она словно парит над землей. Шерсть у нее рыжеватого цвета. У козлят на спинках светлые пятна, напоминающие солнечные зайчики, которые маскируют их в лесу. Косули питаются побегами деревьев и кустарников, травой, а осенью приходят лакомиться падалицей дикой груши.
Из копытных в лесу также встречается дикий кабан. Его присутствие выдают лежки в сырых местах и свежеразрытая почва под деревьями, где животное питается корнями и клубнями растений.
Ранним утром на опушки часто выбегают зайцы, чтобы полакомиться молодой травой.
Живет в Татарском лесу ласка — маленький ловкий зверек с тонким вытянутым тельцем светло-бурого цвета. Она питается мышами-полевками и не прочь поживиться птицей. Ее полная любопытства мордочка часто мелькает среди листвы и валежника.
Из хищных зверей встречается хорь степной. Его отличительные черты — темные лапки и «маска» на мордочке. Хорь охотится и питается мышами-полевками, птицами, хомячками и другими мелкими обитателями леса и степи.
На скалах, на выгревах южных склонов мелькает ящерица прыткая обыкновенная. Коричневато-серого цвета, с темной полосой на спине, она быстро перебирает лапками и отбрасывает хвост, если его схватить рукой. Она быстро лавирует в траве, торопясь в норку, чтобы не быть пойманной.
На тропе среди травы могут встретиться медянка или гадюка степная. Последняя имеет буро-серый цвет с зигзагообразной темной полосой вдоль хребта. По сотрясению почвы змеи чувствуют приближение человека и быстро прячутся в норы.
В сырых местах живут ужи обыкновенные и ужи водяные. Они узнаются по желтым пятнам на голове. Несмотря на угрожающее шипение и высунутый язык, уж безобиден и не может причинить вреда человеку. Водяной уж отличается от обыкновенного оливковым оттенком кожи и шахматным рисунком на теле.
Перед дождем в лесу раздаются своеобразные звонкие звуки, похожие на кряканье утки. Это крик древесной лягушки-квакши. Малютки изумрудного цвета, прижавшись к дереву с помощью присосок, почти сливаются с листвой. На болотцах, в озерцах, в ручьях обитает лягушка озерная, а также эндемик Кавказа лягушка малоазиатская. Здесь же встречается краснобрюхая жерлянка.
Весной в воде иногда можно увидеть тритона.
В ручьях зоологи насчитывают до 34 видов фауны.
Наступление городских кварталов на лес и степь с каждым годом сужает жизненное пространство диких животных. Их уничтожают охотники и несознательные посетители леса, в большом количестве они гибнут на автотрассе. Лишь с созданием музея-заповедника впервые возле Ставрополя стала воссоздаваться естественная среда обитания животных, что должно положить начало восстановлению их былого разнообразия и численности.
Археологические раскопки на Татарском городище дают уникальный материал для восстановления истории развития фауны Ставропольской горы за два последних тысячелетия.
Кости, найденные в культурных слоях, принадлежат как домашним, так и диким животным. Жители городища употребляли их мясо в пищу, из шкур изготовляли обувь и одежду. Рога и кости использовались как материал для орудий труда и различных поделок.
Из диких животных по костным остаткам определены палеонтологом А.К. Швыревой олень, косуля, дикий кабан, лисица, заяц. В культурном слое сарматского времени найден рог зубра, обитавшего в ставропольских лесах две тысячи лет назад. На соседнем Грушевском городище в слое того же возраста обнаружена кость тура.
По составу диких животных можно судить о древнем ландшафте. Олени, косули и дикие кабаны обитают в лесах с кустарниками и высокотравными полянами. В их пищевой рацион входят злаки, зонтичные, сложноцветные, луковичные, хвощи, примулы и другие травы. В лесу кормом для них служат листья, побеги и плоды клена, ясеня, бука, дуба, бересклета, ивы, калины. Важное место в питании этих животных занимают также желуди, орехи бука и лещины, плоды груш и яблонь. Таким образом, лесостепной ландшафт с богатой разнотравно-злаковой растительностью и лесами, в которых произрастали перечисленные деревья и кустарники, существовал на Ставрополье уже около двух тысяч лет назад.
Стадо домашних животных на городище, судя по костным остаткам, состояло из овец, коз, коров, свиней и лошадей. В пищу употреблялись преимущественно молодые животные: овцы не старше двух лет, свиньи в возрасте до одного года, коровы и бычки не старше четырёх лет. Лошади и быки, использовавшиеся как рабочий скот, доживали до старости.
Лошади, в сравнении с современными, были ниже среднего роста, высотою в холке около 138 см . Они относились к породе полутонконогих лошадей восточного типа с высокими скаковыми качествами и играли важную роль в жизни населения городища.

Второе городище

В 150 м к юго-востоку от развилки ручьев, на широтном водораздельном мысу между р. Татаркой и ручьем Анненским, находится Второе городище. Чтобы попасть в него, преодолеваем крутой подъем со скальным обрывом, в котором проложен узкий проход.
Городище занимает площадку размером 150 х 170 м, с трех сторон ограниченную обрывом. С восточной стороны, где площадка, расширяясь, переходит в поверхность плато, городище защищалось двумя линиями укреплений, внешней и внутренней, поперечными к водоразделу. Внешняя линия состояла из каменных стен и рва, остатки которых сравнительно хорошо сохранились и производят внушительное впечатление. Внутренняя оборонительная линия, состоявшая из рва и вала, делит городище на два части.
Площадка внутри городища представляет собой луговую поляну, обрамленную лесом. Раскопки на ее территории не проводились. Ее археологическое исследование еще впереди. Судя по небольшому размеру и господствующему положению в рельефе, Второе городище выполняло оборонительную функцию на южных подступах к основному поселению.
С его площадки на юг открывается живописный вид на долину р. Татарки, в которой широко раскинулось одноименное село, одно из старейших на Ставрополье. Основанное в 1818 году как хутор, в 1833 г. оно получило надел земли и стало селом. В 1835 г. его сделали станицей и причислили к Ставропольскому казачьему полку. Заселялась Татарка русскими из центральной России. Во время Кавказской войны на нее нападали горцы. Большинство нападений казаки отбивали, но случалось и так, что горцы захватывали жителей в плен и угоняли скот.
В 1870 г., после Кавказской войны, Татарка вновь стала селом. В конце прошлого века здесь было 377 домов и проживало 3162 человека. В настоящее время с. Татарка состоит из двух частей — Верхней, которую мы видим, и Нижней. В 1995 году в Татарке проживало 5848 чел. и числилось 2572 двора.
Второе городище — одно из самых живописных мест на территории музея-заповедника, часто посещаемое жителями Татарки и туристами. Особой популярностью пользуются Татарские скалы, являющиеся государственным памятником природы. Они образуют южную часть обрыва, над которым возвышается городище. Длина скал 350, а высота до 10 метров. Их слагают карабинские ракушечники, имеющие благодаря примеси железа ржавый цвет. Лощинами и расселинами обрыв разделен на фрагменты, из которых наиболее живописны скалы «Большая ниша» и «Сотовая».
Скала «Большая ниша» длиной около 50 м расположена на западе обрыва. В ее нижней части, сложенной рыхлыми ракушечниками, ветер и дожди выработали на всю длину клиновидное углубление высотой до 3 и глубиной 2—3 метра, перекрытое навесом, состоящим из плотного известняка. Юные альпинисты краевого центра на этой скале получают первые уроки скалолазания.
Скала «Сотовая» отделена от «Большой ниши» узким проходом между двумя крупными обвальными отторженцами, от которого по ступенчатым выступам можно подняться на площадку Второго городища. Скала привлекает внимание необычным рельефным узором поверхности. Ребристое чередование горизонтальных выступов и выемок сочетается в ней с бесчисленным множеством мелких округлых и щелевидных полостей с натеками углекислого кальция, образующего мелкие сталактиты, сталагмиты и геликтиты. Этот ажурный природный барельеф возник в скале, благодаря сочетанию выдувания, производимого ветром, и микрокарстового процесса, вызванного действием вод на известняк.

Раскопы центрального городища
От Второго городища вновь возвращаемся к Каменной нише у Цитадели и продолжаем знакомство с Центральным городищем.
На его территории в 1992—1993 годах были сделаны раскопы, давшие важную археологическую информацию. Наиболее крупный из них площадью 128 кв. метров был пройден на опушке леса севернее Цитадели. Выбор места, проходка, исследование и описание раскопа — наиболее важная, ответственная и трудоемкая часть работы археолога. Прежде чем заложить раскоп, анализируются результаты визуальных наблюдений, аэрофотосъемки, геофизических измерений, например, магнитометрических, позволяющих выявить скрытые под землей металлические предметы. Важнейший частью этой работы являются стратиграфические исследования, для чего закладываются стратиграфические шурфы. После выбора места и оконтуривания площади раскопа начинается самое главное — снятие и исследование грунта. Оно ведется слой за слоем, вручную, обычно каждый раз на глубину штыка лопаты, составляющую около 20 сантиметров. При обнаружении предметов, погребений или остатков строений работа принимает ювелирный характер. В ход идут пинцеты, кисточки, сита, лупы. Чтобы выявить интересный для археолога предмет, приходится перебирать и просматривать по крупицам кубометры земли. Но чем больше труд, тем сильнее радость от археологической находки.
В раскопах, глубина которых местами достигала 250—270 см, а также в котлованах и расчистках, сделанных на месте бывших дачных сооружений, существовавших на территории городища до 1992 года, вскрыты и исследованы три культурных слоя: нижний, средний и верхний.
Самый древний нижний слой встречен не повсеместно и имеет мощность 20—30 сантиметров. В нем найдена керамика, представленная остатками кувшинов, мисок, горшков, корчаг. Раскоп вскрыл часть бывшей гончарной мастерской, в которой наряду с керамикой остались запасы глины, из которой древний мастер лепил посуду. Найдены остатки турлука — глины с отпечатками прутьев, материала, из которого строились жилища, и печина — обожженная в печах глина. Комплекс археологических находок нижнего слоя соответствует кобанской и отчасти скифской культурам, принадлежавшим племенам, обитавшим в Предкавказье в VIII — V веках до новой эры.
Средний слой отделен от нижнего маломощным стерильным слоем, не содержащим предметов. Во втором культурном слое много остатков турлучных построек, но они уже создавались на каменных фундаментах, которые прослежены при раскопках. Наряду с ними, встречено круглое жилище типа юрты, характерное для степных кочевых племен, к которым относились сарматы. Рядом с жилищами или непосредственно в них устраивались хозяйственные ямы, где хранились припасы. Со временем ямы забрасывались, в них попадал мусор. Теперь этот «мусор» служит для археологов ценным материалом, по которому можно судить о быте древних людей. В одной из таких ям обнаружена ручка греческой амфоры с клеймом. После расшифровки надписи будет установлено время изготовления амфоры, что позволит точно датировать и найденные в слое вещи местного производства.
По характеру жилищ, предметов быта, в том числе керамики, средний культурный слой отнесен к сарматскому периоду.
Сарматы хорошо известны в истории. Переведениям древнегреческих авторов, этот воинственный народ вначале обитал за Волгой. По своему языку и обычаям сарматы походили на скифов. Они являются частью обширной общности племен ираноязычного происхождения, которые заселяли степи Юго-Восточной Европы и Средней Азии с эпохи бронзы. В IV в. до н. э. сарматы начали продвигаться в Предкавказье и Северное Причерноморье, занятые скифами.
Обладая более совершенным вооружением и будучи очень воинственными, сарматы постепенно вытеснили скифов в Крым и заняли большую территорию между Волгой, Кавказом и Крымом.
Столкнувшись с сарматами, греки были удивлены тем, что у них наряду с мужчинами и женщины являлись воинами. Возможно отсюда возникла легенда об амазонках.
На Ставрополье сарматы появились в III в. до н. э . К этому времени здесь на основе смешения кобанского и скифского населения возникла самобытная культура. По всей территории края росли поселения, развивалось сельское хозяйство и ремесла, осуществлялась активная торговля с греками.
Богатство городищ и поселений привлекало воинственных сарматов. Поначалу они нападали на местных жителей и грабили их. Много поселений и городищ, включая соседнее Грушевское, были сожжены, и их жители укрывались на Татарском городище, которое все больше укреплялось. Со временем сарматы умиротворились и начали смешиваться с местными жителями. Часть их поселилась на Татарском городище. От этого периода жизни остался средний пласт культурного слоя.
С IV века новой эры из глубин Центральной Азии в Предкавказье ворвались гунны. С них начинается приход народов тюркского происхождения. В это время жизнь на городище затухает и возобновляется лишь в VIII веке. С этим периодом связан верхний пласт культурного слоя. К нему приурочены каменные кладки крепостных стен, башен, домов, культовых сооружений, разнообразная керамика, металлические изделия бытового и военного назначения, женские украшения. Сохранились домашние очаги, открытые, круглой формы, обложенные по краям камнем. Возле них много костей животных со следами рубящих и пилящих инструментов.
Посреди нижней части городища возвышается небольшой холм. Раскопки вскрыли в нем белесый грунт с большим количеством черепков глиняной посуды, обожженными костями животных, древесным углем И другими остатками деятельности человека. Археологи такие места называют зольниками. Жители городища почитали очаг и то, что связано с ним. Золу вместе с попавшими в нее предметами они ссыпали в определенное место, создав таким образом этот своеобразный холм.
Предметы быта свидетельствуют о том, что городище населяли воины, скотоводы, охотники и ремесленники. В Цитадели размещалась знать. Предметов роскоши, изделий из благородных металлов, произведений искусства и письменности пока не обнаружено. Наличие стерильных слоев между культурными слоями указывает на то, что люди периодически оставляли территорию городища или сокращали жилые участки, а затем поселялись и расширяли селение вновь.
Первые исследователи городища не исключали того, что верхний культурный слой относится к периоду татаро-монгольского нашествия. Но полученные теперь археологические данные позволяют относить его к более раннему хазарскому периоду VIII — X веков. В это время в степях Юго-Восточной Европы и Предкавказья устанавливается относительный мир и спокойствие. Расцветают города, ремесла и торговля.
На территории Ставрополья открыты десятки памятников данного периода. Татарское городище в это время продолжало играть ключевую роль в регионе.
Население Предкавказья, включая Татарское городище, было этнически неоднородным. Его основу составляли аланы и болгары. Болгарский этнос сформировался на основе тюркских народов, пришедших из глубин Азии во время великих переселений.
В VII в. хазары подчинили болгар, часть которых, не желая покориться, ушла на Дунай, где образовала Болгарское государство. Другая их часть откочевала на верхнюю Волгу, создав государство Великая Булгария. Остатки болгар, подчинившиеся хазарам, вместе с аланами в средние века населяли Предкавказье и Северный Кавказ от Кубани до Терека. Ставропольскую возвышенность в это время называли Булгарскими горами.
Аланы произошли от одного из сарматских племен, и в дальнейшем все сарматы стали идентифицироваться с ними. В IV веке новой эры часть аланов вместе с гуннами мигрировали в Европу, а другая часть осталась на Северном Кавказе, составив с болгарами этническую основу коренного населения Предкавказья.
В VIII — X веках аланы и болгары Предкавказья входили в состав Хазарского каганата. Подчиняя народы, хазары размещали на их землях военные Гарнизоны. Вероятно, что на Татарском городище находился крупный хазарский отряд, который контролировал окружающую территорию. Дальнейшие раскопки прольют свет на эту проблему.
Раскопы дали уникальный научный материал не только археологам, но и почвоведам. Почвы — своего рода «зеркало» или «память» ландшафта, а в пределах городища их можно назвать летописью древних культур. Трем культурным слоям здесь соответствуют три слоя почв, которые в периоды максимального освоения территории людьми разрушались и засыпались антропогенными наслоениями. Верхний гумусовый горизонт каждого из погребенных слоев почв содержит остатки битой посуды, кости животных и другие предметы, принадлежавшие жителям городища, и служит для археолога важным репером начала очередного этапа активного освоения территории. Увязка археологических данных с особенностями погребенных почв позволит ученым рассчитать скорость и выяснить закономерности почвообразования за последние тысячелетия.
Погребенные почвы дают важную информацию об истории ландшафта, поскольку на Ставропольской горе в степной зоне формируются мощные обыкновенные или выщелоченные черноземы, а в лесах — серые лесные почвы. Если лес вырос на слое чернозема, значит, он вторичный, если под слоем степного чернозема серая почва — здесь прежде был лес.

Возрождение степи
В 1983 году поляну Центрального городища стали застраивать дачами. Дачники нанесли большой ущерб верхнему культурному слою, из которого они выбирали керамику и даже выстилали ею дорожки.
Пострадала и залежная луговая степь, превращенная в садово-огородные участки. Руководству краеведческого музея стоило больших трудов отстоять городище от разрушения. Лишь вмешательство первого секретаря крайкома КПСС B . C . My раховского помогло освободить ее от дач.
Площадь, оставшаяся на месте дачного поселка, первое время производила удручающее впечатление. Пустырь заполонили сорняки. Особенно разрослась амброзия. Как-то группа ботаников, среди которых был американский ученый, пришла на городище. Разгорелся спор о том, как поступить с амброзией. Американский специалист, ссылаясь на личный опыт, предложил ее выжечь. Но ставропольский ученый Ю.А. Дударь высказался за то, чтобы оставить все как есть и провести эксперимент по самовосстановлению степи, поскольку он был уверен, что сорные травы и особенно заморская амброзия не выдержат конкуренции с естественными ценозами степи.
И действительно, в последующие годы степь с сохранившихся участков начала активное наступление на заросли амброзии. Первыми в борьбу вступили степные растения с мощными корневищами, например, такие, как пыреи, а также другие быстро рассеивающиеся злаки и разнотравье. Ныне американской гостьи, досаждающей ставропольцам, на городище почти не осталось, И хотя степь на месте огородов еще полностью не восстановилась и смена растительных сообществ продолжается, степь становится все ближе к естественному состоянию, наблюдаемому на Дозорном холме. Покров трав начал создавать дерновину, под которой формируется чернозем, перекрывающий новый культурный слой, оставленный нашими современниками.
Восстановление растительного покрова ведет к возрождению животного мира степи. Аспекты цветущих растений, непрерывно сменяя друг друга, своей пыльцой, нектаром, сочными стеблями и семенами привлекают огромное количество беспозвоночных, прежде всего насекомых, состав, количество и активность которых меняется в течение вегетационного периода. Многообразие бабочек, жуков, кузнечиков, перепончатокрылых, свойственное степи и резко обедненное в культурных ландшафтах, начинает восстанавливаться на городище. В густой траве стали спокойно гнездиться птицы и рыть норки грызуны.
Подлинным хозяином поляны на Центральном городище из млекопитающих в последние годы стал слепыш европейский. Он ведет скрытный подземный образ жизни, но его присутствие выдают холмики нарытой земли. Приглядевшись, легко заметить, что они располагаются по определенной системе и выстроены в цепочки. Слепыш прокладывает туннели по прямой линии, устраивая по пути жилые камеры и кладовые. Длина его ходов достигает 250, а глубина 3,5 метров.
Грызун покрыт красивым коричневым мехом и имеет в длину до 26 сантиметров. Он копает землю не лапами, а мощными резцами. Благодаря особому устройству ротового отверстия, закрываемого боковыми складками, земля не попадает в рот животного. Взрыхленную землю слепыш выталкивает на поверхность головой через отнорки, устраиваемые на небольших расстояниях друг от друга. Питается он корневищами, клубнями, луковицами и зелеными надземными частями растений, которые подгрызает и затаскивает в нору. В каждой из его подземных кладовых хранится до 2 килограммов корма.
В конце зимы у зверька появляются детеныши, крохотные, голенькие, весом всего 5 граммов. Но они очень быстро растут, вскоре покидают мать и начинают строить свои подземные жилища. Слепыши выполняют определенную функцию в жизни природного комплекса. Они рыхлят почву, давая воздуху и влаге проникать в глубокие горизонты. Оставшиеся в кладовых семена растений дают всходы, улучшая процесс распространения трав.
На городище слепыш приносит и некоторый вред. Роя ходы, он нарушает культурные слои, смещает находки, что затрудняет их датировку, т.к. средневековый черепок может очутиться в слое, который на две тысячи лет старше, и наоборот.

Старожилы леса
На опушке леса, у западного края поляны, наше внимание привлекают дубы. Они растут группами вблизи крепостной стены и относятся к вторичной, возрожденной части леса. Самый могучий дуб, находящийся несколько севернее нашего маршрута, имеет высоту около 15 метров. Его ствол не обхватить руками одному человеку. Возраст его — больше 100 лет.
Это дуб черешчатый, характерный для ставропольских лесов. Раньше, как и бук, дуб был очень распространен. Уникальные реликтовые экземпляры этих деревьев местами сохранились в Ставрополе и охраняются как ботанические памятники природы. Их патриархом до недавнего времени был дуб по ул. Дзержинского, возраст которого достигал 700 лет, т.е. он был почти современником последнего периода жизни городища. Спил этого дуба-долгожителя экспонируется в краеведческом музее. Дуб считается символом славы, силы и долголетия. В прошлом воинов — победителей награждали дубовыми венками. Изображение дубовых листьев входит в гербы города Ставрополя и Ставропольского края.
Безжалостные рубки этого ценного дерева резко сократили его ресурсы в ставропольских лесах. Теперь восстановление насаждений дуба — одна из важных задач лесоводов. Она оказалась непростой, поскольку он растет не везде. Дуб относится к светолюбивым породам и предпочитает южные умеренно увлажненные склоны и опушки леса. Говорят, что он вырастает в «шубе, но с открытой головой». Затенение замедляет рост дуба, но зато при освещении в течение 10 часов в сутки он растет очень быстро. Дуб, несмотря на мощь, чувствителен к заморозкам, и зимняя температура -35 — -40 для него критическая. Изучение естественных условий произрастания и воспроизводства дуба черешчатого в ставропольских лесах станет одной из тем исследований музея-заповедника.

Первый склеповый могильник
Опушка леса с красавцами-дубами примыкает к крутому склону долины ручья Травертинового. Вдоль него проходит западный край Центрального городища. На скальной плите, обрывающейся к шумящему где-то внизу ручью, видна каменная кладка крепостной стены. В обрыве находим узкую щель, не без труда спускаемся по ней в мрачную теснину, поросшую лесом, и оказываемся на обвально-оползневой террасе. Она имеет неровную каменистую площадку шириной 50 и высотой 12—15 метров над урезом ручья.
Главная археологическая достопримечательность этого места — древний могильник, названный археологами первым склеповым могильником. Он расположен на высоком сухом участке террасы и состоит из склепов, которые сооружены из каменных плит, образующих камеру, углубленную в землю. Сверху склеп перекрывался, и доступ в него осуществлялся сбоку по специальному проходу-дромосу. По нему проносили и размещали в камере покойника, после чего вход закрывали плитой до нового погребения. При раскопках в одном из склепов установлены костные останки более 50 человек. С погребенными в склепе оставлялись сосуды, оружие и украшения. В перечень находок входят: наконечники копий и стрел, ножи, бусы, серьги, браслеты, бронзовые зеркала, косметические наборы и керамика. Склепы, по-видимому, принадлежали отдельным семьям и использовались длительное время. Судя по характеру предметов, обнаруженных в склепе, он функционировал на рубеже эпох и использовался вплоть до второго века новой эры, т.е. в течение большей части сарматского этапа истории городища.
Хуже сохранившиеся склепы образуют на террасе целое кладбище. Большинство из них разграблено. Тем не менее их дальнейшее изучение может дать новые интересные материалы о Татарском городище.

В теснине ручья травертинового
От могильника маршрут продолжается вверх по долине ручья Травертинового, по обвально-оползневой террасе. Здесь один из самых диких и живописных уголков музея-заповедника. Справа возвышается семиметровый обрыв карабинских ракушечников с гротами и нишами, из-под которых бьют родники, отлагающие травертин. Слева внизу, в узком глубоком русле, бежит ручей. Бугристая поверхность террасы длиной около 300 метров усеяна камнями, поросла лесом с мхами и травами. Что ни шаг, то новая картина, достойная кисти художника.
За могильниками терраса понижается и начинается «Каменный хаос». Это участок склона с беспорядочным нагромождением огромных глыб, отколовшихся от пласта ракушечника. Они усеяли небольшую сырую поперечную лощину, куда через узкую «каменную калитку» между замшелыми глыбами ведет петляющая тропа.
«Каменный хаос» сменяется оползневым рвом — узкой выемкой, ограниченной с одной стороны валом из суглинка и камней, а с другой — крутым обвально-осыпным склоном, увенчанным отвесными скалами. Вал высотой до 5 метров имеет зубчатый гребень с древостоем граба, дуба и ясеня.
За оползневым рвом — новое нагромождение камней, называемое «Волчьими норами». Здесь скатившиеся с обрыва плиты ракушечников собраны в кучи с множеством глубоких пустот и проходов, напоминающих норы.
Еще дальше, в просадочном углублении террасы, небольшое бессточное озерцо размером около 50 квадратных метров. Оно питается подземными и атмосферными водами, периодически меняя свой уровень.
Нависающие скалы вместе с сомкнутыми кронами грабов и зарослями бузины создают над озерцом сумрак и безветрие, отчего его зеркальная гладь кажется черной. Каменистые берега оживляют заросли листовика, купены, ясменника, подбела и осоки. Поэтому в пейзаже нет угрюмости, и озерцо похоже на драгоценный камень морион в ажурной малахитовой оправе.
Среди растений возле озерца привлекают внимание розетки необычного папоротника. Это листовик сколопендровый. Его зеленые блестящие кожистые листья достигают в длину полуметра. Молодые побеги закручены в «улитку», которая постепенно разворачиваясь, превращается сначала в нежно-зеленый, а затем в темно-зеленый ланцетовидный лист. Это не обычные листья, а так называемые вайи, своеобразные ветви папоротников, на нижней стороне которых располагаются спорангии, собранные в линейные пучки-сорусы. Оборотная сторона листа похожа на многоножку. Отсюда и возникло название этого папоротника — листовик сколопендровый.
Это одно из древнейших растений суши. Папоротники появились 350 миллионов лет назад. Они дошли до наших дней, сохраняясь лишь в малодоступных местах с влажным климатом. В окрестностях Ставрополя листовик сколопендровый произрастает в Русском лесу около Травертинового источника, на горе Стрижамент, и здесь, на Татарском городище. Его используют как лекарственное средство от туберкулеза. Это редкое в нашем крае растение относится к особо охраняемому виду.
Обвально-оползневая терраса заканчивается у высокого обрыва, возникшего в результате недавнего оползня. Изучив этот обрыв, можно понять причины оползнеобразования в долине. Его верхняя часть начинается с карниза, сложенного ракушечником, под которым после схождения оползня обнажился мощный пласт размягченной глины, по которой струйками стекает родниковая вода. По поверхности мокрых глин тело оползня съехало к ручью и, преградив ему путь, образовало бугор с искореженными и поваленными в разные стороны деревьями, образующими «пьяный лес». Нетрудно восстановить подробности этой трагедии. Ручей, углубляя русло, подрезал основание склона, сложенное глинами, отчего тот пришел в неустойчивость. После этого достаточно было пройти обильным дождям, чтобы размокшие грунты вместе с лесом и его обитателями сползли вниз по скользкой глине. Лишь ракушечник остался над оползневой нишей, но и ему теперь суждено распасться на глыбы.
Оползни в последние годы стали подлинным бедствием Ставрополя и его окрестностей. Механизм их образования тот же, что и на ручье Травертиновом, но масштабы значительно больше. Это вызвано тем, что жители города, а иногда и опытные строители, недооценивают коварство глинистых грунтов.
Нужно помнить, что любая нагрузка на эти грунты, обводнение или нарушение целостности резко снижает их устойчивость и провоцирует оползнеобразование.
Любуясь необычными пейзажами обвально-оползневой террасы, напоминающими настоящие горы, задаешься вопросом: когда и почему произошел здесь грандиозный обвал, мог ли маленький ручеек своей эрозией привести в движение столь огромную массу горных пород?
Известный ставропольский географ-краевед В.Г. Гниловской в свое время обратил внимание на широкое распространение на Ставропольской возвышенности и в предгорьях Кавказа форм рельефа, связанных с огромными обвалами и оползнями. К их числу относится знаменитый «Каменный хаос» на горе Стрижамент и останцы «Семистожки» на Воровсколесских высотах. Но данными о том, когда происходили разрушительные процессы, приведшие к возникновению этих форм, ученые не располагали.
Теперь, благодаря комплексному геолого-археологическому исследованию Татарского городища, найден ответ на этот вопрос. Он достаточно очевиден: поскольку на обвально-оползневой террасе находятся могильники периода сарматской культуры, возраст террасы — не больше двух тысяч лет. Это крайне интересно и важно, поскольку по геологическим данным именно в это время прекратил свою вулканическую деятельность Эльбрус. Отсюда напрашивается вывод о том, что огромные обвалы и оползни на Ставрополье вызывались мощными землетрясениями, сопровождавшими извержения Эльбруса. А так как данный вулкан потух, и нет объективных научных данных о возможности его возрождения, можно считать, что и время мощных подземных бурь в нашем крае закончилось. Происходящие время от времени у нас относительно слабые землетрясения — лишь отголоски прошлого.

Водопад травертиновый
Выбравшись из теснины, мы попадаем на древнюю дорогу, которая, пересекая долину ручья Травертинового, соединяет Центральное и Третье городища. Она выводит нас к одному из самых красивых мест музея-заповедника — водопаду Травертиновому. Он расположен в месте слияния двух ручьев и состоит из двух ступенчатых каскадов, сходящихся к главному уступу высотой 6 метров.
Уступ сложен ракушечниками, песками и травертином, в которых в результате неравномерного размыва возникла причудливая система ступенек, ниш и бугристых покатов. Вода с них стекает то отвесными зеркальными струями, то извилистыми бурлящими потоками. За занавесом капель и струй в нижней части обрыва скрыт небольшой грот высотой 2 метра. Его стены украшают раковины морских моллюсков, кружевные натеки травертина с окаменевшими листьями растений, сталактиты и сталагмиты.
Не менее привлекателен и окружающий ландшафт. К водопаду примыкает чистая, удобная для отдыха площадка, обрамленная крутыми склонами с буково-грабовым лесом. Ниже водопада долина сужается, переходя в теснину. Достопримечательностью этого места является вековая липа, единственная в лесу. Она растет на труднодоступном склоне. Ее высота 28 метров, а ствол в окружности имеет полтора обхвата. В правом истоке ручья Травертинового, в 150 метрах выше водопада, имеется выведенный в трубу родник, бьющий из пласта форштадтских песков. Дачники используют его прозрачную холодную воду для питья.

В заповедном лесу
Экскурсия заканчивается возле Третьего городища. Ведущая к нему древняя дорога в результате векового использования и размыва дождевыми водами превратилась в глубокую извилистую промоину. Кроны деревьев и кустарников смыкаются над ней, и создается впечатление, что мы движемся по своеобразному тоннелю.
Третье городище, открытое недавно, еще плохо изучено. С запада, юга и востока оно ограничено крутосклонными балками, а в наименее защищенных местах, в основном с севера, было ограждено крепостной стеной. Развалины этой стены прослежены на расстоянии двух километров. В некоторых местах установлены остатки каменных строений. Культурный слой здесь не столь мощный и насыщенный, как на Центральном городище.
По предварительным данным, Третье городище возникло позже первых двух, скорее всего, в средние века, и населялось аланами и болгарами. К сожалению, наиболее интересная верхняя его часть, расположенная на лесной поляне, занята дачным поселком, что затрудняет археологические исследования и нарушает заповедный режим памятника.
На территории Третьего городища находится обширный участок леса, который включен в охранную зону с заповедным режимом. Лес на Татарском городище — это первый заповедный лес на Ставрополье, который будет впредь развиваться без существенного вмешательства человека. Поэтому рассмотрим его подробнее.
Это типичный ставропольский лес, в состав которого входят граб, бук, ясень, клен, дуб, ильм, тополь, липа, дикая черешня, груша, яблоня и искусственно посаженная глядичия. В подлеске растут кустарники: боярышник, калина, терн, бересклет, свидина, кизил, лещина, бузина.
В лесу много цветущих трав. Ранней весной, пока листва не затеняет солнечный свет и он согревает землю, появляются белые подснежники. А затем сплошными голубыми коврами под деревьями и на лесных лужайках красуется пролеска сибирская. Вслед за ней появляется желтая хохлатка. Чудесным ароматом наполняют лес фиалки. Их сиреневый цвет усиливает зубянка пятилисточковая.
Когда кроны деревьев покрываются листвой, под пологом леса становится тенисто и сумрачно. Ярких красок не видно, господствуют белые цветы. Высоко поднимает изящные дуги птицемлечник. Целые поляны заняты ландышем.
Осенью лес богат теплыми красками; желтыми островами светятся клены, нижние части склонов опоясывают красно-бурые буки; общий фон леса усиливается сиреневой листвой ясеней. На днищах долин у воды небольшими куртинами долго зеленеет тополь-белолистка.
Ставропольский лес богат редкими, реликтовыми, эндемичными и особенно ценными исчезающими растениями. Бук и дуб составляют главную ценность из древесных представителей леса. На территории заповедника растут необыкновенно крупные экземпляры лесного ореха-лещины и древовидного боярышника.
Из травянистых лесных растений в «Красную книгу» занесены подснежник кавказский, любка двулистная, два вида пыльцеголовника — красный и дамасский. Редкими стали пролеска сибирская, зубянка пятилисточковая, хохлатки кавказская и Маршалла. Они вошли в список особо охраняемых растений края.
Лес неоднократно рубился. Об этом свидетельствуют порослевые группы деревьев, окружающие старые пни. Вследствие деятельности как древних, так и современных людей в лесу полностью сменился состав коренных пород.

Школа грибника
Гаечные спутники леса — грибы. Их сбором увлекаются многие, а для этого необходимо знать о них как можно больше, иначе есть риск сорвать ядовитый гриб.
На территории музея-заповедника свободный сбор грибов запрещен. Здесь вы можете пройти наглядный курс и почерпнуть знания, которые помогут на «грибной охоте» в других местах.
Природа оформляет свои растительные экспозиции в зависимости от времени года и погодных условий, несколько раз сменяя их в течение теплого сезона. Из множества растений грибы особенно чутко реагируют на состояние окружающей среды. Большинство грибов начинают рост при достижении воздухом среднелетней температуры, что в условиях Ставрополя составляет +16 С. Такие температурные показатели устанавливаются обычно в конце мая и в июне. Вторым непременным условием роста грибов служит умеренное увлажнение. При соответствующем состоянии погоды начинает развиваться грибница, на которую в свою очередь оказывает влияние предыдущая осень. Если осень была теплая и влажная, то грибница получает много питательных веществ и закладывает сильное потомство на следующий год. Получая питание, грибница перерабатывает его и передает дереву, под которым она поселяется. Дерево, как бы в знак благодарности, в нужный момент дает грибнице готовые органические питательные вещества, накопленные с ее помощью осенью.
Грибница-невидимка живет в почве среди корней деревьев, оплетая их тонкими паутинистыми нитями и образуя разветвленный грибокорень, называемый микоризой. Описанная система — пример взаимовыгодного сосуществования грибов и высших растений.
Будучи бесхлорофильными, грибы не могут синтезировать углеводы и получают их от деревьев.
Помимо прочего, грибница и дерево обмениваются витаминами. Некоторые грибы, такие, как опята и трутовики, живут полностью за счет дерева.
Наукой о грибах — микологией описаны более 80 тысяч видов грибов. Обо всех рассказать невозможно, поэтому мы остановимся лишь на некоторых видах шляпочных грибов, произрастающих в Татарском лесу.
Сезон открывают сумчатые грибы-строчки, сморчки, сморчковая шапочка. Лишь только устанавливается тепло в конце апреля — начале мая, на выгревах по опушкам леса, на песчаных склонах и старых кострищах появляются желто-бурые или коричневые сморчки обыкновенные. В тех же местах встречается сморчок конический. У первых шляпка округло-ячеистая, а у вторых продольно-бороздчатая. Наиболее красив гриб, называемый сморчковой шапочкой. На высокой белой ножке кокетливо одет коричневый сборчатый колпачок.
Строчки обычно больших размеров, имеют округлую шляпку, прочно сидящую на толстой ножке. Они растут поодиночке. Своим внешним видом эти сморщенные уродцы вызывают удивление и улыбку.
Сморчки и строчки в сыром виде ядовиты. Их отваривают в течение 20 минут, промывают в свежей воде и жарят в сметане.
К числу ранних грибов относятся майки, названные так по месяцу произрастания. Белая шляпка майки похожа на разрезанное поперек куриное яйцо. Кожа гриба сухая, гладкая. Мякоть, состоящая из пластин, белая, ножка толстая без кольца. Майка вкусна в маринаде.
В мае и в начале июня появляются подсливники. Их надо искать под кустами боярышника или у корней плодовых деревьев в тени. Серовато-бурая кепка гриба с кнопкой посередине одета на прямую ножку такого же цвета. Подсливники встречаются большими семьями. Их жарят, варят и маринуют.
На унавоженных скотом местах в начале лета плодоносят шампиньоны обыкновенные. Плотная белая мякоть, розоватая в изломе, имеет приятный грибной запах. Помимо степного есть шампиньон лесной, появляющийся только в июле.
Начиная с июля, на полянах в густой траве и на опушках леса растут опята луговые. Бледно-зеленоватые, на тонких ножках грибочки выстраиваются рядами или кругами, образуя так называемые «ведьмины кольца». Грибница опят луговых развивается от центра к периферии. После отмирания старой грибница, сменяющая ее, увеличивает диаметр кольца, размер которого может достигать десятков метров.
В середине лета большими рядами или кольцами вырастают рядовки. Они имеют шляпки разного цвета. Наиболее популярна среди грибников осенняя рядовка фиолетовая. Ее часто называют «синий корень». Рядовка пригодна для засолки и маринования, но вкуснее всего в жареном виде.
На лесной тропе и вдоль нее часто встречается сыроежка. Это самый распространенный гриб, произрастающий и летом, и осенью. Поражает разнообразие цветовых оттенков шляпки этого гриба: розовые, желтые, оранжевые, серые, сиреневые, зеленые, синеватые и др. В начальной стадии роста шляпка сыроежки округлая, затем она разворачивается в плоскую тарелочку. Некоторые сыроежки имеют жгучий горький вкус. Употребляются в жареном виде.
Многие из вас знают грибы-дождевики. Они появляются после дождей на полянках и тропинках. Молодые дождевики сравнительно небольшие. Однако отдельные взрослые экземпляры в лесу вырастают, достигая веса 2—3 кг.
Из летних пластинчатых грибов следует назвать свинушку. По форме они напоминают свиные уши, откуда и получили свое название. Этот гриб условно съедобный.
Пик грибного сезона наступает, когда колосятся зерновые культуры. В это время появляются трубчатые грибы, относящиеся к категории наиболее ценных. Их сушат, солят, варят, жарят.
Среди них царь грибов — белый гриб. Он частый герой русских сказок, предмет особой гордости грибников. На Руси этот гриб называют еще боровик.
Белые грибы растут в лесу, часто среди травы. Их шляпки достигают 30 см в диаметре. Найдя один, вблизи обязательно обнаружишь другой гриб.
Летом и осенью в Татарском лесу много моховиков. Есть в этом лесу дубовики или поддубники — очень красивые и вкусные грибы. Хотя нет в Татарском лесу ни берез, ни осин, здесь встречаются подосиновики и подберезовики.
В августе появляются млечники, которые растут до самого октября. К этой категории гриба относятся серушки, краснушки и гладыши, выделяющие белый жгучий сок. Они пригодны для засолки.
Около дач в местах скопления мусора растут навозники, съедобные в молодом возрасте. Навозник называют черным грибом, потому что у него под краями шляпки к вечеру выделяется черный сок, постепенно пропитывая и окрашивая всю мякоть гриба.
Характерным ставропольским грибом является белянка, растущая как отдельными экземплярами, так и группами.
Осенью до самых морозов радость грибникам доставляют опята. Помимо съедобных, в Татарском лесу растут ядовитые грибы. Самый опасный среди них — бледная поганка. Она очень похожа на сыроежку. Эффектно смотрятся мухоморы. Несмотря на свою экзотическую красоту, они также ядовиты.
Мир грибов очень интересен, и о нем можно говорить еще и еще. Однако обратим внимание на других обитателей леса.

Лесная консерватория
Стоит остановиться и послушать голоса птиц. Особенно разноголосы птичьи хоры весной. В зарослях кустарника вечерами поет соловей южный. Весь день над головой поет пеночка-теньковка. Здесь можно услышать кукушку, чечевицу, лесного конька. Вас обязательно всю дорогу будет сопровождать белобокая сорока. Рядом с нею — крикливая сойка. Часто дорогу перебегают дрозды. Слышен стук дятла. Орнитологи насчитали на территории музея-заповедника 36 видов птиц. Птицы очищают лес и окрестные сады от вредителей, наполняют мир пением, радуют своим внешним видом.
Очарованные лесом, мы незаметно выходим на опушку, заросшую густым терновником. Здесь среди деревьев и кустарников просматриваются развалины древнего каменного строения. Это одно из строений средневекового периода жизни городища. Его конструкцию и назначение определят археологи в процессе будущих раскопок.
К лесу примыкает ровная поляна, обозначаемая на картах как урочище Площадка. По проекту на ней находится музейный комплекс, где предполагается разместить хранилища сосредоточиваться результаты коллекций, экспозиции, научные лаборатории. Здесь будут сосредоточиваться результаты археологических и природных исследований памятника.

Путешествие не окончено
Наше путешествие в прошлое и настоящее, и знакомство с природой подошло к концу. Шагнув за пределы охранной зоны музея-заповедника, мы попадаем в привычный мир современного города. Жилые кварталы новой застройки вплотную подошли к территории Татарского городища. Здесь современность встречается с далеким прошлым, а рукотворный городской ландшафт соседствует с первозданной природой.
Экскурсия по Татарскому городищу настраивает на бережное отношение к памятнику прошлого и его природному комплексу. Это одно из тех мест, где происходит соприкосновение с вечным, возникает ощущение неразрывной связи времен, выпукло проявляются сложности современного мира.
Путешествие подошло к концу, но оно не завершилось. Ведь непрерывный поток времени стремится в будущее, и то, что сегодня кажется постоянным, завтра превращается в прошлое.
Музей-заповедник позволяет побывать сразу в трех временных измерениях, тем самым давая возможность не только понять прошлое, но и заглянуть в будущее. Каким станет это будущее, зависит от нас с вами и от нашего отношения к окружающей среде.

Оригинальный источник — Б.Л. Годзевич, Н.А. Охонько, В.В. Савельева, А.А. Кудрявцев. Встречи с прошлым и настоящим. Путеводитель по археологическому и природному музею-заповеднику Татарское городище — Ставрополь — 1999.

Подготовил: Чайка