cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Шаи. Смерть, представления о ней и погребальные обряды в восточном Христианстве

От автора: В своём очерке я попыталась раскрыть представления о Смерти подробнее, чем доступно простому обывателю, в рамках одной из основных религий – Христианства (православия), где погребальный культ хорошо развит и предмет исследования доступен на поверхности. В своей работе я опиралась только на церковную литературу, не допуская никаких вариантов вольной трактовки материалов, с которыми я работала. Использовались лишь книги, брошюры и статьи из Библиотеки нашего районного Храма, где я провела несколько месяцев в изучении Православия и сборе литературы и материалов для представленного очерка. Жизнь при церкви и большое количество времени, проведённого в рамках Православия в поисках души и сборе материала, позволили мне накопить опыт, изучить саму религию и получить все искомые материалы по рассматриваемой теме в виде книг, из которых я, прочитав, изъяла (законспектировала) нужные абзацы и информацию для печати представленного очерка о смерти в Христианстве. Так что в данной работе всё так, как оно есть в действительности в Православии (учение о мытарствах, погребальные догмы, обычаи, обряды и службы РПЦ). То есть материал не «вольной трактовки», а взят из православной литературы, написанной священниками и старцами. Надеюсь проделанная работа вам понравится и не оставит вопросов и сомнений.

«Чаю воскресения мёртвых и жизни будущего века. Аминь» 

Великое счастье для христианина заключается в том, что он не умирает, а лишь засыпает. Если человек уснул, то он должен проснуться. Если душа изошла из тела, то при всеобщем воскресении душа вернётся опять в своё тело. Так будет при втором пришествии во славе Иисуса Христа на землю. Смерть неизбежна для всех живущих на земле. Никто не минует её. Но что там, за вратами смертными – вот вопрос, который возникает у каждого человека. Рождаясь, мы словно готовимся умереть. Когда человека кладут в гроб – это лишь завершение, последний аккорд умирания, которое длилось всю жизнь. Может показаться, что мы рождены для смерти. И это так и есть. Жизнь – это подготовка к смерти.

Как появилась смерть

Бог создал человека бессмертным, но свойство это сохранялось, пока он был в теснейшем общении с Творцом. Вечная жизнь как бы струилась из Божьего существа в существо человека, наполняя его душу и тело мощью и нетлением. Господь дал человеку заповедь: не есть плодов одного из райских деревьев, при этом прямо указал, что следствием непослушания будет смерть. Человек, соблазнившись и нарушив эту заповедь, отвернулся от Источника Жизни и подвергся смерти. Что ожидает человека после смерти?

Смерть – рождение человека из земной временной жизни в вечность, говорил святой Игнатий Брянчанинов. В смерти душа человека покидает тело и переходит в иной мир. Болезненно рассекается и раздирается человек на две части: отдельно существует его душа и отдельно существует тело, которое предаётся тлению. По смерти душу ожидает предварительный суд Божий. Души одних людей оказываются в преддверии рая, в состоянии предвкушения вечной радости и блаженства, а другие – в страхе вечных мучений. До Страшного Суда всё же возможны изменения в состоянии души человека благодаря ходатайству Церкви, добрым делам и молитвам близких. Церковь не просто утешает человека, а через смерть готовит его к будущей вечной и совершенной жизни. Жизнь эта открыта Христом через его победу над смертью. Воскресением Господним устранена пропасть между Богом и человеком. На Пасху мы поём: «Христос воскрес из мёртвых, смертью смерть разрушив и находящимся во гробах жизнь даровав». Во всей полноте истинная жизнь откроется после всеобщего воскресения и Страшного Суда, когда окончательно решится вечная участь каждого человека. Тогда и исчезнет смерть. Так предполагают христиане, верят в это и этому следуют.

Готовность человека к смерти тела

Христианин должен всю жизнь готовиться к переходу в мир иной. Для него это не жуткий конец всего, но переход в новую и более совершенную жизнь, а земная жизнь – лишь время испытания и подготовки. От того, как мы прожили её, Бог определяет наше место в жизни будущей – так считают христиане. Если после смерти мы желаем быть с Богом, нужно верить в Него. Здесь мы подходим к значимости веры для христиан. Вера – основа христианского мировоззрения и должна проявляться в исполнении Божиих заповедей, силу для исполнения которых даёт церковь. В церкви мы укрепляемся Святыми Таинствами, в первую очередь – покаянием и причащением. В церкви мы включаемся в общий ритм духовной жизни посредством постов, богослужений и молитв, узнаём из проповедей и литературы об опыте духовной жизни святых людей.

На грани жизни и смерти человек особенно нуждается в Божьей помощи. Почувствовав приближение смерти, христианину нужно покаяться и причаститься Святых Тайн. Для этого родственники своевременно приглашают священника на дом.

Помощь человеку после смерти его тела

После смерти душа усопшего проходит так называемые мытарства, то есть испытание духовного состояния души перед лицом греховных искушений. Мытарства – это не наказание Божье за грехи, а последнее лекарство для тех, кто не только отдавался страстям, но и оправдывался в них, не каялся и даже считал себя праведником. Для такой души мытарства представляют собой средства познания своей греховности, без чего невозможно обращение ко Христу и принятие Его милости. И, напротив, борьба с грехом в земной жизни и участие в Таинствах Церкви помогают пройти эти мытарства. В результате этого самопознания в соответствии с духовным состоянием души происходит её естественное соединение или с Духом Божьим, или с духами мучительных страстей. Этот момент церковь называет частным судом Божьим, на котором решается её участь – где ей ожидать Страшного суда: в преддверии ада или рая. Поэтому так важны церковные молитвы и поминовения в эти дни, которые отражают важнейшие события, совершающиеся с душой христианина на пути в Вечность.

Сразу после смерти

Ни один народ не оставлял без попечения тел своих умерших, причём погребение всегда сопровождалось приличными обрядами. Эти трогательные обряды, совершаемые Святой Церковью над гробом христианина, имеют глубокий смысл. Они основаны на внушениях святой веры, ведут своё начало от богопросвещённых апостолов и первых христиан. Тело усопшего тотчас по смерти омывают. Омовение должно простираться на все части тела. Омовение происходит в знак духовной чистоты и непорочности жизни умершего, а также, чтобы он в чистоте предстал пред лице Божие по воскресении.

Омывать тело нужно тёплою водою. Но не горячею, чтобы не распарить его. Когда омывают тело, читают «Трисвятое»: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас», или «Господи, помилуй». В доме зажигается лампада или свеча, которые горят до тех пор, пока в доме находится покойник.

О свечах стоит сказать отдельно. Свеча – жертва человека Богу, Его Пречистой Матери и святым; наша малая лепта, приносимая Церкви. Свечи возжигаются при молении с древних времён. Горящая свеча – это свидетельство и видимый знак нашей любви к Богу, ближним и жертвенной любви Христа к роду человеческому. Свет церковных свечей помогает обрести «сердечное горение» и делает молитвенное обращение тёплым. С маленькой восковой свечки начинается для нас приобщение к христианству, а вот возжигание свечей – это уже обрядовое действие прихожан и их участие в практике православной веры. Само значение свечи таково: чистый воск означает чистоту человеческой души. Он приносится в знак нашего раскаяния в упорстве и самоволии. Мягкость и податливость воска – это готовность послушаться Богу. Само горение свечи означает обожествление человека, совершаемое огнём Божественной любви. Ещё свеча – это свидетельство веры и причастности человека к Божественному свету. Сама покупка свечей – это добровольная жертва Богу и здесь не имеет значение размер свечи. Господом будет принято всё как знак теплоты и веры. Околоцерковных суеверий относительно свечей много и не стоит их слушать и воспринимать. Свеча приятна Богу как жертва, но это лишь символическая часть веры, а горение сердца он ценит больше. Ещё свеча символизирует собой человека и как человек имеет тело и душу, так свеча тоже состоит из фитиля и воска. Но свеча незажжённая ценности перед Богом не имеет, она мертва. А горящая свеча – это уже жертва и благодарение за Его благодеяния. Свеча вообще обязательна при всех церковных таинствах, чтобы душа не погибла и не «заблудилась» во тьме и неверии. Господь примет любую жертву, лишь бы свечи были поставлены от чистого и сокрушённого сердца. Это нужно скорее нам самим, а не Господу, и дорогая большая свеча вовсе не благодатней маленькой. Гораздо важнее те чувства души, с которыми она поставлена, и этот свет души и есть Божья жертва – а не сама свеча и факт того, что она поставлена. И не стоит смущаться, если недогоревшие свечи гасятся служителями церкви – жертва уже принята Богом, свет свечи озарит путь души и не даст ей «заблудиться» на пути к Господу. Что же означает сам свет свечи? Как огонь, зажжённый одним факелом от другого, есть тот же самый огонь, как свет, исходящий от солнца, есть часть самого светила, так и Слово Божие, исходя от Отца, всецело сохраняет полноту божественной природы. То же самое и со свечой и светом от них. Возжигание свечей в храме – это очень символический акт жертвы Господу от горящего пламенно сердца.

После омовения тело христианина одевают в новые светлые чистые одежды. Новые одежды как бы указывают на новое одеяние нашего нетления и бессмертия. Одежды надеваются сообразно званию или служению человека. Они изображают, что по воскресении человек должен дать отчёт Богу, как он исполнил свой долг в том, к чему был призван. Руки и ноги усопшего связывают (развязывают их перед выездом из дома). Руки складывают так, чтобы правая была сверху. В левую руку усопшего полагают икону (или крест), для мужчин – образ Спасителя, для женщин – образ Божией Матери. Возможно и так: в левую руку – крест, а на грудь усопшего – Святой образ. Когда наступит время полагать усопшего в гроб, тогда кропят святою водою тело умершего и ковчег его (гроб) извне и изнутри. Можно окадить и ладаном, затем тело переносят в гроб.

Под плечи и голову усопшего кладут подушку. Её обычно делают из ваты. Тело покрывают простынёй. Гроб обыкновенно ставят посреди комнаты перед домашними иконами (в переднем углу), обращая лицо умершего головой к иконам. Вокруг гроба зажигают свечи или хотя бы одну свечу.

Когда тело усопшего омоют, оденут, то сразу же начинают читать канон, называемый «Последование по исходе души от тела», которое можно найти в православном Молитвослове. «Последование» читается от лица усопшего с той целью, чтобы милосердие Божие по молитве нашей за умершего облегчило душе его горечь разлуки от расставания с телом и первый момент пребывания души вне тела. Затем в течение 3 дней над умершим читается Псалтирь. Псалтирь читается непрерывно (днём и ночью) над гробом христианина во всё то время, доколе умерший остаётся непогребённым.

Не откладывая, нужно обратиться в православный храм и попросить священника совершить чин погребения (отпевание) и попросить помолиться верующих христиан об усопшем, чтобы новопреставленный не остался без молитвенной поддержки. При конце жизни человека, при отходе его из этого мира над ним читается особый канон – собрание песен, молитв, составленное по определённому правилу. «Канон»- слово греческое, перевод означает «правило».

В «Православном молитвослове» этот канон называется так: «Канон молебный ко Господу Иисусу Христу и Пречистой Богородице Матери Господни при разлучении души от тела всякого православнаго». Этот канон читается «от лица человека, с душею ралучающагося и не могущаго глаголати» (говорить), обыкновенно он называется отходною (молитвою). У изголовья ставят икону и зажигают свечу: икона – образ Господа, которому мы приносим свои молитвы, свеча – символ нашей пламенной и тёплой молитвы.

В момент смерти человек испытывает тягостное чувство страха, томления. По свидетельствам святых отцов, душе человека бывает страшно при выходе из тела, особенно тяжело в первые три дня вне тела. При выходе из тела душа встречает Ангела-хранителя, данного ей при Святом Крещении, и духов злобы (бесов). Вид последних так ужасен, что душа мятётся и трепещет при виде их. Канон читается родными или близкими над умирающим человеком, чтобы умиротворить душе его выход из тела.

Постарайтесь, чтобы отпевание было в церкви и чтобы над усопшим до отпевания читалась Псалтирь. Отпевание должно быть полным, без сокращения и тщательно обставленным. Если в церкви одновременно несколько покойников, не отказывайтесь, если предложат, чтобы отпевание было общим для всех. В этом случае лучше, чтобы отпевание было отслужено одновременно о двух или более усопших, когда молитва собравшихся близких будет более горячей, чем чтобы последовательно было отслужено несколько отпеваний и службы из-за отсутствия времени и сил были сокращены. Потому что каждое слово молитвы об усопших подобно капле воды для жаждущего. Сразу же позаботьтесь о сорокоусте, т.е. ежедневном поминовении на литургии в течении сорока дней. Обычно в церквях, где служба совершается ежедневно, усопшие, которых так отпевали, поминаются сорок дней и более. Но если отпевание было в храме, где нет ежедневных служб, сами родственники должны позаботиться и заказать сорокоуст там, где есть ежедневная служба. Хорошо также послать пожертвование в память усопшего монастырям, а также в Иерусалим, где в святых местах возносится непрестанная молитва. Но сорокадневное поминовение должно начаться сразу же по смерти, когда душе особенно нужна молитвенная помощь, и поэтому поминовение следует начать в ближайшем месте, где есть ежедневная служба.

Церковное отпевание

В последний путь церковь провожает новопреставленного христианина специальной службой, которая называется Погребение (в народе отпевание) и обязательно совершается в храме, на кладбище или дома над телом усопшего. В храме гроб с телом умершего ставят посреди церкви лицом к алтарю и по четырём сторонам гроба возжигают светильники. По учению Церкви, душа человека на третий день после смерти проходит страшные мытарства в то время, когда тело его лежит бездыханно и мертво. В это время душа усопшего имеет великую нужду в помощи Церкви. Чтобы облегчить переход душе в другую жизнь, над гробом православного христианина читается канон и Псалтирь, а в церкви совершается чин отпевания.

По прочтении Апостола и Евангелия, священник читает разрешительную молитву. Этою молитвою разрешаются бывшие на умершем запрещения и грехи, в которых он не покаялся (или которые при покаянии не мог вспомнить), и умерший с миром отпускается в загробную жизнь. Текст этой молитвы тут же полагается в правую руку умершего его родными или близкими. Последнее целование, или прощание с умершим, совершается при пении трогательных стихир (молитв). Родные и близкие усопшего обходят гроб с телом, с поклоном просят прощения за невольные обиды, в последний раз целуют умершего (венчик на его голове или икону, находящуюся на груди). После этого тело целиком закрывают простынёй, и священник крестообразно посыпает его землёю (или чистым речным песком). Гроб закрывается крышкой, после чего уже не открывается. При выносе гроба с телом из храма поётся ангельская песнь «Трисвятое». Лицо умершего обращают к выходу.

Заочное отпевание

Так называемое заочное отпевание совершается только в случае крайней необходимости, когда нет доступа к телу усопшего, например, церковь находится слишком далеко от дома. Такой обычай был распространён во время войн, т.к. множество тел убитых находились без доступа к ним священника. Откладывание отпевания недопустимо – это то же самое, что оставить тело без погребения. Следует своевременно согласовывать со священником время погребения.

Родственники умершего заказывают отпевание в ближайшей церкви. После чина отпевания родственникам даётся венчик, разрешительная молитва и земля (или песок) с панихидного стола. Дома умершему в правую руку вкладывается разрешительная молитва, на чело полагается бумажный венчик, а после прощания с ним, на кладбище, тело его, закрытое простынёй с ног до головы, как и в церкви, крестообразно от головы к ногам, с правого плеча на левое (чтобы получился правильной формы крест) посыпается песком.

Погребение

В могиле усопший полагается лицом к востоку, с той же мыслью, с какой мы молимся на восток, – в ожидании второго пришествия Христова, и в знак того, что умерший идёт от запада жизни к востоку вечности. При опускании гроба с телом в могилу вновь поётся «Трисвятое». Все провожающие умершего в последний путь перед закрытием могилы бросают в неё по комку земли. Об этом обычае все знают, но смысл его позабыт. Он возник давно из желания подражать священнику. После отпевания и перед погребением тела священник берёт горсть земли, посыпает на гроб и произносит слова из Библии: «Господня земля, вселенная и все живущие на ней». В данном случае земля в руке священника символизирует человека, каждого из нас, все мы когда-то станем этим прахом. И вот эта горсть земли бросается в могилу как напоминание, что и мне там быть и когда это будет, неизвестно. Т.е. этот обычай направлен своим назиданием на живых, собравшихся на погребение. Постепенно этот смысл был забыт и этот обычай стали называть «запечатыванием» и чуть ли не главным действом (предание земле) при отпевании. И уж тем более эту землю не нужно освящать и нести в храм для каких- либо действий над нею.

По кончине человека на тело его елей (освящённое церковное масло) не возливают и не кладут его в гроб. Освящённое масло используется при жизни православного во исцеление его души и тела (употребляется внутрь или же им натираются больные части тела). Это масло могут употребить в пищу родные усопшего. Умершему оно ни к чему.

О дурных обычаях

При погребении нельзя допускать не совместимые с христианской верой обычаи, оставшиеся от языческих времён. В гроб не кладут вещи, которые якобы понадобятся «на том свете» умершему, ведь его ждёт жизнь, совершенно отличающаяся от земной по законам бытия. Неуместно также сопровождение похоронной процессии музыкой. Не имеет никакого значения, кто несёт крест, кто несёт гроб, кто закапывает могилу, как и куда рассыпать землю после погребения. Вода с хлебом на столе, закрытые зеркала, боязнь вносить землю с погребения в дом (это обычная земля, без каких-либо мистических свойств), топор под гробом, открытые окна для души, запрет на прикосновение к телу родственников и т.п. – всё это предрассудки верующих, либо иудейские традиции, которые с христианством не имеет ничего общего. Также не следует придавать преувеличенного значения формальному исполнению всех подробностей обряда, важно наше сердечное участие и молитвенное расположение души.

Руки связывают лишь для того, чтобы закрепить их на груди крестообразно в знак веры в распятого Христа. Поэтому развязывать их вовсе необязательно. Наивно полагать, что не развязанные руки и ноги будут каким-либо препятствием или проблемой для души усопшего. Если следовать этой логике, то забитая гвоздями крышка гроба и две тонны земли должны быть куда большим препятствием для покойного при всеобщем воскресении. Однако мы верим в воскресение мёртвых и твёрдо знаем, что Бог творит всё одним Словом. Для него нет ничего невозможного. Как Бог создал человека из праха земного, так и воскресит из него, невзирая на любые препятствия.

На следующий день носить «завтрак» усопшему и вовсе языческая традиция, не просто чуждая христианской религии, но и здравому смыслу. Усопшие не нуждаются ни в каких материальных потребностях. Посетить могилу – личное дело родственников, но такое угощение вызывает только недоумение у христиан. В православии делать так не принято.

Дни особого поминовения усопших

После того, как могильный холм скроет тело усопшего христианина, заботы о его душе не окончены. Ежедневно церковь возносит к Господу молитвы за умерших, так как это является выражением любви и заботы об усопшем, а любовь на многое способна и усопшие это чувствуют.

Есть дни, в которые верующие родственники и знакомые стараются более усердно помолиться и сотворить милостыню. Это третий, девятый, сороковой день после смерти. Вероучение церкви не содержит догматизированного определения этих дней. Для усопшего уже не существует ни дней, ни ночей, ни месяцев, ибо там нет времени. Это скорее попытка понудить нас на молитву об усопшем. В Ветхом Завете у евреев было принято оплакивать покойного 40 дней. Этот обычай остался и у христиан.

Третий день памяти по умершему. Святая Церковь молится постоянно о всех «прежде почивших отцах и братиях наших», но она также совершает особое молитвенное поминание о каждом усопшем, если к тому наше благочестивое желание и вызов. Такое поминовение называется частным, к нему относятся третины, девятины, сорочины и годовщина.

Поминовение усопших в третий день после смерти есть предание апостольское. Оно совершается, потому что скончавшийся крещён был во имя Отца и Сына и Святого Духа, Бога единого в Троице. Кроме богословского значения поминовения усопшего в третий день, оно имеет ещё значение таинственное, касающееся загробного состояния души. Когда в третий день бывает в церкви поминовение (за душу усопшего), тогда душа его получает облегчение в скорби, которую она чувствует от разлучения с телом, получает потому, что славословие и приношение в церкви Божией за неё совершено, от чего в ней рождается благая надежда, ибо в продолжение двух дней позволяется душе вместе с находящимися при ней ангелами ходить по земле, где хочет. Посему душа, любящая тело, скитается иногда около дома, в котором положено тело, и таким образом проводит два дня. Добродетельная же душа ходит по тем местам, в которых имела обыкновение творить правду. В третий же день Тот, Кто Сам воскрес в третий день из мёртвых, повелевает, в подражание Его воскресению, вознестись христианской душе на небеса, для поклонений Богу всяческих.

Девятый день. В этот день Святая Церковь совершает молитвы и бескровную жертву об усопшем, так же по преданию апостольскому. После поклонения Богу в третий день, ангелу повелевается показать душе различные приятные обители Святых и красоту рая. Всё это рассматривает душа в шесть дней, удивляясь и прославляя Творца. Созерцая всё это, она изменяется и забывает скорбь, которую чувствовала, находясь в теле и после выхода из него. По рассмотрении же в течение шести дней всей радости праведных, она опять возносится ангелами на поклонение Богу.

Сороковой день. Дни плача по умершим в самой глубокой древности продолжались сорок дней. Так и святая Церковь постановила правилом – творить поминовение по умершим в продолжение сорока дней (сорокоуст), и особенно – в сороковой день (сорочины). Как Христос победил дьявола, пробыв сорок дней в посте и молитве, так и Святая Церковь приносит молитвы, милостыни и бескровные жертвы по усопшему.

После вторичного поклонения, Владыко всех повелевает отвести душу в ад и показать ей находящиеся там места мучений, разные отделения ада и разнообразные мучения нечестивых (грешных людей), в которых души грешников непрестанно рыдают и скрежещут зубами. По этим разным местам мук душа носится тридцать дней (с девятого по сороковой), трепеща, чтобы и самой ей не быть заключённой в них. В сороковой день она опять возносится на поклонение Господу Богу, и теперь уже Судия определяет приличное ей по делам место заключения. Как только человек умер, необходимо сразу же позаботиться о сорокоусте, т.е. ежедневном поминовении во время Божественной литургии. По возможности можно заказать сорок обеден, и даже в нескольких храмах.

Если смерть человека случается во время Великого Поста, то в среду и пятницу каждой недели заказывают панихиды, а в субботы и воскресенья – обедни об упокоении души умершего. Сорокоуст во время Великого Поста не заказывается, т.к. Божественной литургии каждый день не бывает. Во время Пасхальной недели (первая неделя по Пасхе) панихид тоже не бывает. Поэтому в течение всей недели не заказывают обедни об усопших, не заказывают и панихид. Со вторника Фоминой недели (вторая неделя по Пасхе) уже принимаются сорокоусты и заказные обедни об упокоении. Этот день называется Радоницей, потому что именно в этот день и мёртвым возвещается радость о Воскресении Христовом.

В 3, 9, 40 дни следует заказать в церкви обедни об упокоении усопшего (называют его полное имя). Дома в память о нём в эти дни собираются за трапезой его родные и близкие, чтобы в совместной молитве за него просить у Господа оставления грехов и упокоения души его во Царствии Небесном. Хорошо также послать пожертвование монастырям, чтобы там молились вечно об упокоении души усопшего.

Годовая – это годовщина смерти, день рождения христианина для новой, лучшей жизни. Но не только в годовщину смерти следует поминать усопших, но и в дни их земного рождения, в дни их именин (день Святого, имя которого они носили). В эти дни памяти о них задайте в церкви обедню об их упокоении, помолитесь за них дома, помяните их за своей трапезой.

В русском народе есть обычай называть покойников, своих и чужих, старых и малых, родителями. Выражение «идти на родителей» означает идти на могилы умерших. В некоторые дни – особенно субботы – совершается вселенское поминовение умерших. Эти дни получили название родительских суббот. В субботу полагается моление об умерших потому, что так установлено святой православной Церковью: в каждую субботу недели, в день покоя – поминать своих умерших родных и близких.

Днями сугубого (особого) поминовения усопших являются пять вселенских суббот:

1. Мясопустная родительская вселенская суббота бывает она бывает за неделю до Великого поста, перед Масленицей (в 2018 году – 10 февраля). В этот день Св. Церковь молится за всех православных христиан, умерших неестественной смертью: во время потопа, землетрясения, войн и т.д.

2. Троицкая вселенская родительская суббота бывает перед днём Святой Троицы (на 49 день после Пасхи, в 2018 году – 26 мая). В этот день совершается память всех усопших благочестивых христиан, отец и братий наших.

3. Родительские 2, 3, 4-ая субботы Великого Поста. Вместо ежедневного поминовения умерших во время Божественной литургии, какого не бывает во время Великого Поста, Св. Церковь положила совершать усиленное поминовения в эти три субботы. В эти дни живые члены Церкви приглашаются как бы забыть самих себя и, сократив до минимума воспоминания о святых угодниках Божиих, в усиленной и умноженной молитве об умерших членах Церкви, родных и чужих, знаемых и незнаемых, вообще всех прежде почивших, в истинной вере скончавшихся – явить в полной мере свою к ним братскую любовь.

Вообще все субботы года являются поминальными, если только на них не выпадает большой праздник. Необходимо помнить, что поминальные службы начинаются с вечера предыдущего дня и заканчиваются до обеда.

Частные родительские дни 

1. Вторник Фоминой недели. Неделя называется Фоминой, потому что на ней вспоминается апостол Фома. Сам же этот день в русском народе назван Радоницею или Радоницами: в этот день живые спешат на кладбище приветствовать умерших родителей радостною вестью о воскресении Господа. Живые христосуются с умершими, принося с собою на могилы окрашенные яйца. Это девятый после Пасхи день (вторник второй после Пасхи недели).

2. 11 сентября (нового стиля), в день Усекновения главы Св. Иоанна Предтечи (полагается строгий пост), совершается поминовение православных воинов, за веру и отечество на поле брани убиенных.

3. Дмитриевская родительская суббота (в 2018 году – 3 ноября) – эта суббота ближайшая перед 8 ноября – днём памяти святого Дмитрия Солунского. Она особо посвящена памяти убиенных на поле битвы. Установлена она великим князем Дмитрием Иоанновичем Донским. В эти дни задайте о своих близких, родных и родственниках обедни или проскомидию. Проскомидия (греч.) – приношение. Это листок с заголовком: «Об упокоении», в котором перечисляются имена умерших (крещёных и не покончивших жизнь самоубийством). В эти же дни посетите могилы умерших, придите в церковь, помолитесь во время панихиды об их упокоении, дома читайте 17 кафизму, помяните умерших во время трапезы.

Поминальная трапеза

Обычай поминать умерших за трапезой известен очень давно. Издревле христиане после погребения усопшего звали на поминальный обед нищих и всех нуждающихся, тем самым творя им милостыню. Также приносились различные приношения в церковь на нужды священников и причта церковного. Многие поминки превращаются в ещё один повод для родственников собраться вместе, обсудить последние новости, вкусно поесть, тогда как православные христиане и за поминальной трапезой должны молиться за своих братьев по вере.

1. Если поминки (3, 9, 40 дни, годовщина) приходятся на время Великого Поста, то в первую, четвёртую и седьмую неделю Поста родные и близкие усопшего на поминки никого не приглашают. Эти недели особенно строгие. Пусть за столом будут лишь самые близкие: мать и отец, жена или супруг, дети или внуки. Если поминальные дни приходятся на будни других недель Великого Поста (т. е. кроме 1, 4, 7), то они переносятся на ближайшие (впереди!) субботу или воскресенье. Это называется встречным поминовением.

2.  Если поминки приходятся на Светлую седмицу (1-ая неделя после Пасхи), то в эти первые восемь дней после Пасхи не читаются молитвы за усопших, не совершаются по ним панихиды. Вместо панихиды в Церкви поётся Пасхальный канон. Поминальная трапеза это своего рода милостыня для всех, кто на ней присутствует. Перед поминальной трапезой читают 17 кафизму. Все молитвы читают перед иконами, перед зажжённой лампадкой или свечами. В это время с особой силой должно звучать прошение помиловать усопшего. Между подачей очередных блюд читают другие молитвы. В конце стола попросите у Бога милости за всех усопших.

Самое главное – молиться об упокоении и помиловании души умершего человека. Молиться (принимать участие в чтении, пении молитв) нужно всем, кто собрался за поминальной трапезой. За столом лучше прочитать или спеть те молитвы, которые знает большинство присутствующих, а не обсуждать политические новости и бытовые проблемы.

Помянуть – значит молитвенно вспомнить. Эта память для христиан выражается, прежде всего, в молитве о человеке. Непосредственно перед едой читают молитву «Отче наш». Первым блюдом, которое по праву родства и близости к покойному отведывают его ближайшие родные и друзья является кутия. Кутия, или коливо, – это сваренные зёрна пшеницы, насыщенные сахаром или мёдом, украшенные мармеладом, отчего кутия всегда имеет сладкий и приятный вкус. Семена, приправленные сахаром или мёдом, означают веру и надежду живых, что усопшая в благочестии душа наследует сладкую, приятную жизнь. Таким образом, кутия есть видимое выражение уверенности живых в бессмертии почивших, в их воскресении и в их блаженной жизни через Господа Иисуса Христа, даровавшего своим верным чадам воскресение и жизнь вечную. Кутья освещается в храме во время панихиды. Затем кутью понемногу отведывают все присутствующие.

Хорошее угощение – это милостыня в память о почившем. Прихожане постоянно приносят в церковь помин и подают за упокой усопших, называя их имена, и просят помолиться и помянуть почивших родственников. Часто это булочки, конфеты, шоколадки, печенья, яблоки и пирожки. В церкви желают им царствия небесного, вечной памяти, мира и покоя.

На поминальных трапезах не принято употреблять спиртное. Но принято выставлять на стол в качестве подношения усопшему рюмку водки либо вина с положенным на него сверху хлебом. Это очень древний обычай, существующий как бы в знак того, что душа усопшего тоже присутствует на поминальной трапезе вместе с живыми до её упокоения и ухода в более высокие области тонкого мира.

Во время поминок существует обычай оставлять во имя умершего место, тарелку, обеденный прибор, часть блюд – его донесло до нас церковное предание. Во время похорон существует ещё один обычай – закрывать в доме зеркала материей. Это делают из чувства благочестия, дабы ничто лишнее не рассеивало скорби и печали в эти тяжёлые дни.

Поминальный стол не место для веселья. Надо хорошо помнить, что основное и самое важное для умершего человека поминовение происходит в церковной или личной молитве, а не за поднятием рюмок со спиртным! За трапезой можно вспомнить о человеке, вспомнить его добрые дела, слова, заслуги. Но наивно думать, что Бог призрит на поднятые рюмки с водкой и после очередного «Ну, помянем…» облегчит участь умершего.

Если день поминовения (3-й, 9-й, 40-й день или год) пришёлся на неудобное для участников трапезы время, то её можно, без всякого сомнения, отложить на другой день. Этот день может быть как раньше, так и позже, например, 40-го дня. В эти дни, равно как и в другие, очень важна наша искренняя и сердечная молитва об усопших.

Поминальные службы в церкви

Самое важное церковное богослужение – Литургия. На нём по вере людей сам Господь совершает наиглавнейшее таинство церкви – Евхаристию – подносимые на этой службе хлеб и вино превращаются в Тело и Кровь Христовы. Поминовение на Литургии является очень важным для усопшего, так как молитвенный подъём христиан во время этого богослужения очень высок по причине причащения христианами Тела и Крови Христовых. Священник за Литургией, молясь за усопших, вынимает частицы из просфор. Просфоры – от греч. «приношение», белый пшеничный хлеб, выпекаемый на дрожжах, с добавлением святой воды. Название происходит от обычая первых христиан приносить для совершения Евхаристии хлеб из дома. Сейчас просфоры готовят в епархиальных пекарнях Они состоят из двух круглых частей, в знак двух естеств Христа – божественной и человеческой. На верхней части ставится печать с изображением Креста, на монастырских просфорах встречается изображение Божией матери или святых. Тем самым свидетельствуя о том, что этот человек принадлежит Церкви и является её членом. Поэтому за Литургией не поминают некрещёных, самоубийц, и вообще всех, кто не признаёт Единственного Спасителя нашего Господа Иисуса Христа. Если усопший ушёл из этой жизни без покаяния, будучи некрещёным или покончив жизнь самоубийством, то священник не может на Литургии свидетельствовать о причастности усопшего Церкви (изымать частицы из просфор). В таких случаях нужно подать записку священнику, объяснив ему ситуацию. Молиться можно всегда и везде о всех почивших, поэтому священник найдёт время и место в своём сердце помянуть новопреставленного в своих молитвах на богослужении.

Для особого поминовения усопших существуют специальные заупокойные богослужения. Панихида – основное заупокойное богослужение. Она может совершаться как в храме, так и на кладбище или дома. Лития – краткое церковное поминовение.

 О записках

Каждый христианин может молиться, и к этому призван, Бог слышит молитву каждого человека, невзирая на его статус или сан при условии горячей веры и искренности. Но всегда для каждого человека важна поддержка других в молитве. Отсюда желание попросить других помолиться об усопшем сроднике. Христиане, присутствуя на богослужении, подают записку об упокоении, чтобы священник также помолился вместе с ними об усопшем. Чтобы близких помянули на богослужении, необходимо подать записку «о упокоении» на Литургию или панихиду. Литургия – это общественное богослужение, за которым христиане совместно участвуют в духовной трапезе, причащаясь Тела и крови Христа.

Панихида – заупокойное молебное пение об усопшем. Панихида и лития могут совершаться в любое время, как при собрании всей общины храма, так и в присутствии только лишь родственников усопшего. Очень важно не просто перепоручить Церкви молитву, подав записку «о упокоении», и на этом успокоиться, а принять активное участие в совместной молитве. Если вы подали записку на службу, необходимо постараться лично присутствовать на ней и молиться об усопшем. Часто приходится слышать фразу «Поставить свечу за упокой или за здравие». Но важно помнить, что мы молимся об упокоении или о здравии, а свеча во время молитвы напоминает нам о том, какой должна быть наша молитва – горячей и устремлённой к Богу, как пламя этой свечи или лампады.

 О ком не подают записок

Не принято подавать записки на богослужение с именами некрещёных, неправославных, атеистов и самоубийц как бросивших открытый вызов Богу, отвергнув самый драгоценный Его дар – жизнь. Но Церковь никогда не отвергала молитву о таких усопших, тем более, что в молитвенной поддержке нуждаются также и родственники усопшего. Родные и знакомые, проще, все те, кому не безразличен умерший, могут и должны молиться о нём. Можно ставить свечи в храме, молиться и дома, и в храме, творить добрые дела в память об усопшем. Будем помнить, что ни для кого на земле не закрыты врата бесконечного милосердия Божия, которое превосходит и те границы, за которые Церковь не смеет простирать Своё молитвенное ходатайство.

Некоторые дополнения

1. Дома можно молиться и за крещёных и за некрещёных, но в Церкви – только за крещёных.

2. Как заказать поминовение во время Божественной литургии об усопшем? Прийти в церковь до начала службы и заказать обедню об упокоении (назвать полное имя умершего). После службы взять просфору и дома съесть её на голодный желудок в память об усопшем.

3. Церковь не молится за человека, покончившего жизнь самоубийством. Если же самоубийца до своей смерти находился под наблюдением врача и совершил этот поступок в невменяемом состоянии, то нужно будет принести справку об его болезни. Не случайно таковых в дореволюционной России хоронили за пределами кладбища. Молиться за самоубийцу разрешено только матери, дома. Милостыню же за такового можно подавать, но не называя имени умершего самоубийцы. Бог знает и видит, во имя кого совершается такое пожертвование. В других трудноразрешимых случаях необходимо обращаться к священникам вашего прихода или в контору Епархии той области, в которой вы живёте.

Почему и как наши молитвы могут быть благотворны для умерших

Некоторые души спустя сорок дней оказываются в состоянии предвкушения вечной радости и блаженства, а другие – в страхе вечных мучений, которые полностью начнутся после Страшного Суда (второго пришествия Господа, когда он будет судить всех живых и мёртвых). Но до этого всё же возможны изменения в состоянии души, особенно благодаря принесению за них молитв Церкви и добрых дел за умершего (в память о нём). Польза молитвы, как общественной, так и частной (домашней), о душах, находящихся даже в аду, описана в житиях святых и подвижников, в святоотеческих писаниях. Наши молитвы могут действовать на души скончавшихся непосредственно, если только они скончались в правой вере и с истинным раскаянием. Скончавшимся в нечестии и нераскаянности и совершенно погасившим в себе дух Христов, т.е. отвергшим веру в Бога, не помогут никакие молитвы живущих ещё братий.

Панихида и домашняя молитва за усопшего, добрые дела, творимые в его воспоминание (милостыня и пожертвования на церковь) – всё это полезно для умерших. Но особенно полезно им поминовение на Божественной литургии. Было много явлений мёртвых и других событий, подтверждающих, что полезно такое поминовение усопших. Многие умершие в покаянии, но не сумевшие явить его при жизни, были освобождены от мучений и получили упокоение. В Церкви постоянно возносятся молитвы об усопших, а в коленопреклонённой молитве на вечерне в день Сошествия Святого Духа имеется особое прошение «о иже в аде держимых» (о тех, кто в аде содержится).

Самое главное, чего ждут от нас усопшие – это молитва о них и наша жизнь по заповедям Христовым. И самым важным является то, что смысл нашего существования не в сумме заработанных денег, не в важности сделанных изобретений, не в красоте написанных картин и не в количестве прочитанных акафистов и положенных поклонов. Смысл в том, что всякий наш поступок, слово и даже всякая мысль оставляют следы в нашей душе, изменяя её каждое мгновение нашей недолгой, в общем-то жизни. Об усопших молись так, как будто бы твоя душа находилась в аду, в пламени, и ты сам мучился; чувствуй их муки своим сердцем и пламенно молись об упокоении их в месте светлее и злачнее, в месте прохлаждения.

Жизнь за гробом

Люди века сего, всецело захваченные жизнью с её суетой, могут искренно недоумевать перед верой в бессмертие. Для имевших уже встречу с Богом в жизни своего духа, для переживших откровение смерти, бессмертие становится очевидностью. Самым непонятным является утверждение неверия, по которому смерть есть полное уничтожение жизни. Смерть есть в этом смысле хотя и паразит бытия, но акт жизни. То «ничто», из которого Бог сотворил мир, на самом деле, как таковое, и для себя не существует. Бог, творя мир из ничего, тем самым даёт место не только бытию, но и небытию. Самобытного же небытия, «тьмы кромешной», вовсе не существует. «Бог не сотворил смерти…ибо Он всё создал для бытия». Смерти нет в плане Божьего творения, она «вошла в мир» завистью дьявола. Бог создал человека для нетления и сделал его образом вечного бытия. Поэтому смерть может быть понята лишь как состояние жизни. Смерти не было и смерти не будет. Изначально человек не был создан для смерти, в него была вложена возможность бессмертия.

Смерть заключается в отделении человеческого духа (от Бога исшедшего) от «земли», которой принадлежит его тварное естество, тело, одушевлённое душой. Человеческий дух, в духовности своей, имеет потенцию бессмертия и сообщает эту способность всему своему сложному естеству.

То, что было предназначено к единению в тричастном составе человека: дух, душа и тело, – в смерти подвергается временному разделению. Дух потерял способность удерживать постоянную связь со своим телом, а постольку и сила его сделалась ограниченной. Смертность стала состоянием жизни падшего человека. Хотя сама смерть наступает лишь в предустановленный час жизни, но в сущности, она распространяется на всю человеческую жизнь с самого её начала. Это и выражается в том факте, что человеку свойственно умирать во все возрасты, а все случаи смерти представляют собой лишь частные применения единого начала смертности. Всё живое, т.е. человек, а с ним и вся живая тварь начинает умирать одновременно с началом жизни, и всё протяжение жизни сопровождается ростом смертного изнеможения, доколе оно окончательно не побеждает жизнь.

Бог смерти не сотворял. Однако самая её возможность заключается в смертном составе человека, до конца ещё неопределённом именно в этой своей сложности. Такой сложности не существует для духов бесплотных, почему даже и в падении их не коснулась смерть. Смерть является лишь попущенною Богом, а следовательно, промыслительно включённой в жизнь как необходимое выражение смертности человека. Она назревает в течение всей жизни, но совершается в мгновение «часа смертного». В этом смысле смерть естественна в закономерности, и однако она противоестественна, поскольку вошла в мир путём греха. С этим связан неодолимый ужас смерти, неотделимый от человеческого естества.

Такова духовная сторона смерти. Такова же и телесная, поскольку смерть есть болезнь болезней, страдание страданий. Однако, этот ужас, природно непреодолимый, уже преодолён сверхприродно, благодатно, ибо путь смерти пройден Христом. Смерть должна быть понята в связи грядущего воскресения, восстанавливающего прерванную жизнь, и, в связи с тем неумирающим началом в человеке, которое живёт и в загробном состоянии (и от него не спасает и самоубийство). Личный дух человека сотворён Богом. Это значит, что личное начало в нём призвано к бытию, как некое отражение в небытии Личности Божией. Общение с душами усопших, каковым являлась «проповедь во аде», свидетельствует, что после смерти Господь пребывает в состоянии, доступном общению усопших.

Обычно в церковной письменности, – в житиях и прологах, в отеческих творениях и в некоторых церковных гимнах, смерть описывается чрезвычайно конкретными чертами. Согласно этим описаниям, она состоит в отделении от тела некоей прозрачной оболочки, имеющей его образ и сохраняющей его жизненную силу. Такой же характер усвояется и в разных случаях посмертных явлений умерших в своём прозрачном образе. Соединяя все эти черты, мы можем считать, если и не догматом, то во всяком случае, господствующим преданием Церкви, что человек в смерти своей разлучается лишь с телом, а не с душой, которая продолжает жить в загробном мире, т.е. в новых условиях существования. Душа, пребывающая в такой оболочке, в сверхтелесном образе, сохраняет связь с духом. По сравнению с полнотой жизни в теле, которая предустановленна для человека, как соответствующая его естеству, эта ущерблённая жизнь является «успением» телесной жизни, однако отнюдь не её перерывом. Жизнь продолжается за гробом. Эта жизнь, по своему состоянию, остаётся для нас недоведомой. Но прежде всего, смерть как «разрешение души от уз тела» есть великое откровение духовного мира.

Смерть, временно отрывая человека от плоти, открывает ему врата духовного мира. В церковной письменности имеются изобильные свидетельства о том, что умирающему становятся зримы существа духовного мира, ангелы и демоны; к нему приближаются и души усопших, в дальнейшем же откровении для него может становиться доступным и самое небо с Живущим в нём. То, что остаётся для нас недоступно непосредственному опыту, становится действительностью, перед лицом которой поставлен усопший; в ней он должен жить и находить самого себя. Это откровение духовного мира в смерти есть величайшая радость и неизречённое торжество для всех, кто томился в сей жизни о нём, будучи от него отлучён, но оно же есть и невыразимый ужас и тягость, и мука для тех, кто не хотел этого духовного мира, не знал его, отвергал его. Тот, кто был плоть, принуждён теперь непосредственно убедиться в существовании духовного своего естества. И здесь он оказывается пред лицом этого величайшего испытания, которое делает неизбежным его перерождение из телесного в духовное существо.

Человеческая жизнь разделяется смертью как бы на две половины: душевнотелесное и духовно-душевное бытие, до смерти и после смерти. Обе половины нераздельно связаны между собой, обе принадлежат жизни одного и того же человека. Но для полноты своего бытия человек должен изжить себя не только в смертной жизни, но и в загробном состоянии для того, чтобы достигнуть той зрелости, в которой он способен принять воскресение к жизни вечной. И понятая таким образом, как существенно необходимая часть человеческой жизни, смерть действительно есть акт продолжающейся, хотя и ущерблённой «успением» жизни.

В смерти и по смерти человек видит свою протёкшую жизнь как целое. Это целое есть уже само по себе суд, поскольку в нём выясняется общая связь, содержание и смысл в свете правды Божией. Это есть суд «совести», т.е. наш собственный суд, перед лицом ведающего нас Бога. Это ещё не есть суд окончательный, который возможен лишь в связи со всей историей всего человечества, но ограниченный и индивидуальный. Он и зовётся обычно в богословии предварительным судом.

Предварительный суд («хождение по мытарствам») есть загробное самосознание и проистекающее из него самоопределение. Тайны загробного мира вообще лишь скупо приоткрываются Откровением. Обычно принимается, что умершие остаются в пассивном состоянии, претерпевая свой удел. Но такое представление одинаково противоречит как природе духа, так и данным церковного предания и откровения.

Представление о пассивности загробного существования является правильным в отношении к неполноте загробной жизни человека и невозможности для него прямого участия в жизни мира, которую он созерцает лишь как зритель, хотя и различая в ней свет и тьму своей собственной протёкшей жизни, её дел и грехов. Однако и за гробом продолжается жизнь облечённого, хотя уже и не телом, а только душой человеческого духа. Дух живёт и за гробом силой своего бессмертия и ему свойственна свобода, а постольку и творческое самоопределение. Мало того, для жизни духа открываются новые источники, новое ведение, которые недоступны были для него в земной оболочке. Именно это есть общение с миром духовным существ бестелесных. Высшим духовным даром загробного состояния является иное, новое ведение Бога, какое свойственно миру духов бестелесных; бытие Божие для них есть очевидность, подобно той, какой для нас является солнце в небе. Разумеется, это общение с миром духовным также представляет собой неисчерпаемое многообразие, ибо душа притягивает к себе и сама открывается лишь тому, чего она сама достойна или сродна. Но важно то, что это общение с миром духов бестелесных, во всяком случае, представляет собой неиссякаемый источник новой жизни, нового ведения, почему никоим образом нельзя допустить неизменности духовного состояния отошедших. Они вмещают эту новую жизнь в той мере и в том качестве, в каких они способны вместить.

Нельзя рассматривать загробное состояние как раз и навсегда данное и неизменное. Оно есть продолжение духовной жизни, которая не завершается за порогом смерти, и оно есть своя особая часть пути, ведущего к воскресению. По Библии принято для обозначения посмертных судеб применять понятия «рая» и «ада». Католики включают сюда ещё чистилище. В православии, наряду с традиционной двойственной схемой ада и рая, существует некая спасительная неопределённость в самом разграничении обоих.

Бог Авраама, Исаака и Иакова есть Бог живых, а не мёртвых, и адские мучения суть состояния продолжающейся жизни, которая не только их претерпевает, но и творчески изживает.

Смерть в раннем детстве издревле была мучительным вопросом в богословии; в особенности – детей некрещёных. Разумеется, здесь не может быть речи об их личной вине или ответственности. Но в общем не существует по этому вопросу определённой церковной доктрины. Всё же вся безысходность этого вопроса исчезает, если мы понимаем загробную жизнь не исключительно как мздовоздаяние, но и как продолжающуюся земную жизнь, начиная с того момента, в котором она прервалась смертью. Длительность жизни, как и час смерти, принадлежат смотрению Божию и, очевидно находятся в общей связи с индивидуальностью каждого человека и связанными с ней его судьбами.

Удел усопших младенцев определяется Церковью, как «блаженный» по «неложному обещанию Самого Господа». Подобная же проблема существует для учения о загробном мздовоздаянии относительно судеб слабоумных, уродов, идиотов, всех тех, чья жизнь представляет обречённость наследственности и бессознательности. Они могут быть очеловечены, войти в полноту своего человеческого бытия, лишь освободившись от уз и оков земного бытия. Сюда же должны быть, по крайней мере, в известной доле, отнесены и душевнобольные.

Каждая из обеих частей жизни, земная и загробная, представляет собой нечто самостоятельное, однако обе они лишь во взаимной связи выражают полноту жизни каждого человека. Разумеется, если бы не было первородного греха и его последствия – смерти, эта же самая полнота осуществлялась бы иным путём, без того болезненного разлучения души с телом, которое имеет место в смерти. То откровение духовного мира, которое становится уделом отходящих в мир загробный, совершалось бы прямым путём, и телесная оболочка не была бы к тому преградой, как теперь, но являлась бы прозрачной для явлений духовного мира. Но утраченное через грех восстановляется через смертное разлучение.

Смертью своей Христос победил человеческую смерть на пути к воскресению. Он есть Воскреситель, освобождающий человечество от смерти, но для всей полноты этого освобождения Ему надлежало исполнить всю полноту чаши смертной. Земная жизнь обращена лицом к смерти, но страшный час смерти есть и радостный час нового откровения, исполнение «желания разрешиться и со Христом быть». И, в отличие от здешнего мира, в мире загробном, духовное небо горит упованием воскресения Христова.

И если в умирании смерть становится для нас самой ужасающей действительностью, то за её порогом она теряет свою силу. Об этом говорит святой Иоанн Златоуст в слове Пасхальном: «никто же да убоится смерти, освободила бы нас Спасова смерть…Воскресе Христос, и жизнь жительствует».

Это были общие сведения о поминовении и погребении усопших в христианстве. Можно так сказать небольшой краткий обзор христианских погребальных обычаев. Теперь я приведу некоторые дополнения из других источников и книг, понравившиеся мне.

Так что же такое христианское отношение к болезни и смерти? Ответ на этот вопрос мы находим в письмах к духовным чадам великого русского святого, известного богослова святителя Феофана Затворника. Вот выдержки из этих писем на эту тему:

________________________________________________

Некоторые сказания об отходящих говорят, что прежде посетят при сём страхи, от страх наводящих лиц. Но есть и другие сказания, уверяющие, что иные из отходящих не только не устрашаются. Но дерзновенным словом разгоняют сии безобразные полчища, кои, впрочем, к таковым и близко подойти не могут, гонимые живущим в умирающем духом.

Что делается с усопшими? Тело возвращается в землю, а душа получает от Господа особое некоторое место по своему усмотрению, где и пребывает до окончания века, в чаянии радостном или в нечаянии ужасательном. То – закрытая для нас страна. Что там с точностью не определено… тамошнее состояние вполне соответствует тому, как настроит себя человек здесь, на земле. Как настроить – широко разъяснено в Евангелиях и Посланиях. Это и есть теперь для нас главное. Как цель не на земле, а в другом образе бытия, то разумно всю заботу обращать на то, чтобы добре приготовиться туда. По умершим не траур надо надевать, а праздничные наряды, по мнению церкви, и не заунывные петь песни, а служить благодарный молебен. Останкам тела умершего надо отдать некий почёт, это совершенно справедливо.

Что отшедшие живы, только другою жизнью сознательно, пребывают в общении между собою по тамошним условиям и порядкам, и на нас посматривают и к нам приходят, слышат наши молитвы о них и о нас молятся, и делают нам внушения, все по тамошним законам и порядкам, а не как вздумается, – это должно считать положительно верным, хотя ничего определённого по всем этим пунктам сказать не можем.

Стоя пред вратами смерти, конечно, вы помышляете и о том, что тотчас за ними будет и душа ваша. Припоминаю, что кто-то рассказывал, что там душу встречают все, о которых и которым она молилась в продолжение жизни. Окончательное решение посмертной участи усопших последует на всеобщем Страшном Суде. До того они только ждут сего страшного момента…ужасаются и страдают от того.

Что такое чистилище? Чистилище есть пункт веры католической. Это место, на котором грешники не очистившиеся здесь очищаются. Очищение совершается мучениями, соответственно грехам. В него вступают все, в которых есть какая-либо нечистота греховная. В Православной Церкви нет такого ученья, а есть верование, по коему умершие с покаянием и причащением, но не успевшие понести исправительных подвигов, или епитимий, восполняют сие молитвами о них Церкви и милостынями за них и, конечно, своими там молитвами. Они живут в надежде и не страдают, не в муках суть. Это похоже на чистилище, но не то же.

Мытарства – это образ частного суда по смерти, на коем вся жизнь умирающего пересматривается со всеми грехами и добрыми делами. Грехи признаются заглаженными противоположными добрыми делами или соответственным покаянием. Мытарства проходят все умершие, в жизни неоправдавшиеся грешники. Совершенные только христиане не задерживаются на мытарствах, а прямо светлой восходят на Небеса.

При общем воскресении люди вступят в третью, и последнюю, стадию жизни – соединят её с обновлёнными телами (такое тело имел Своем из мёртвых), и жизнь людей никогда не прекратится, как мы исповедуем в Символе Веры, но для одних она будет вечным блаженством, а для других – нераскаявшихся грешников – вечным мучением.

________________________________________________

Привожу рассказ одной прихожанки не известного мне прихода о чудесном видении загробного мира и мытарств, которое было под праздник Рождества Богородицы. И продолжалось ровно 4 часа, с 11 ночи до 3 часов утра.

Вот он:

________________________________________________

«…. Бог весть, в теле или без тела, во сне или наяву, скорее в «тонком сне», я четыре часа была в загробном мире!» – описывает своё состояние Анна. Легла она с вечера и заснула. Только бьют часы 11, и женщина увидела, что выходит из тела. Тело лежит на кровати, а она стоит среди комнаты и удивляется тому, как это произошло. Хотела Анна ощупать себя рукою, и рука её прошла насквозь через тело. Вдруг около неё появился Ангел. Он взял женщину за руку и прямо через стену вынес на улицу, и они стали подниматься всё выше и выше вверх. И вдруг… остановились, и в руках Ангела Анна увидела две грамотки: на одной из них написаны её добрые дела, а на другой бумаге – её грехи. И Ангел стал проверять их. Против каждого греха он старался найти доброе дело, чтобы загладить грех. А женщина заплакала и спрашивает:

– Ангел Божий, куда ты меня ведёшь?

Он спокойно отвечает:

– По мытарствам.

А она всё плачет и опять спрашивает:

– Ангел Божий, а если я не оправдаюсь на мытарствах?

Он ласково улыбнулся и отвечает ей:

– Попадёшь в Ад.

– Значит, я тогда погибну?

– Нет, это не значит, что обязательно погибнешь, пойдёшь в ад. По милости Церкви можешь быть спасена и избавлена от ада.

А женщина от последних слов ещё больше заплакала. Ангел Божий ласково улыбнулся и говорит:

– Раба Божия Анна, чего же ты плачешь? Надо было плакать о своих грехах, пока была на земле! Там каждая капля слёз на пользу… А здесь сколько ни плачь – бесполезно.

«Сколько времени стояли мы в воздухе – не знаю», – рассказывает Анна. И вот опять Ангел взял её за руку, и они снова стали подниматься, и вновь остановка и проверка грехов и добрых дел!

И вдруг женщина увидела: идёт навстречу ей, как бы плывёт по воздуху её подруга детства, умершая давно. Поравнявшись с Анной, она говорит:

– Анна Алексеевна! Когда ты вернёшься на землю, спроси у моей дочери, почему она никогда не поминает меня, свою родную мать? Я поэтому до сих пор ещё не дошла до Чертогов Божиих, хотя понемногу приближаюсь к Ним.

И тут Анна спросила эту тень:

– Почему же ты всё-таки понемногу приближаешься к Чертогам? Ведь тебя никто не поминает?

– А у вас, на земле, каждый день бывает литургия. Как только помянут в церквах: «Всех православных христиан», и меня это касается, и я в числе всех, и я делаю один шаг к Чертогам Божиим. На один шаг приближаюсь к Ним! А в Родительские поминовенные дни на пять шагов. А в Троицкую Родительскую субботу на десять шагов, а всё ещё не дошла!

Сказала и уплыла, как бы растаяла в воздухе! И вдруг вслед за нею идёт навстречу Анне по воздуху совершенно незнакомый ей старик, держит в руках большое деревянное блюдо, на котором лежит огромная просфора, величиной с большой каравай хлеба, и так весело говорит:

– А меня вот на земле поминали 40 дней, и я поэтому живу в Чертогах Божиих!

– А мы поём на Пасху! А когда у вас на земле бывает Пасхальная Заутреня, у нас здесь литургию совершает Сам Господь Иисус Христос! И на этой Пасхальной службе мы все видим Господа, во всей Его Славе! Один раз в год видим Его, а с мучениками Он всегда в раю. А мы, обыкновенные души, – раз в году, и то потом всю Пасхальную неделю отдыхаем, как всё равно дремлем, от видения славы Божией. Так ослепительно обыкновенной душе видеть Господа во всей Его славе! У нас и райские яблоки поспевают ко дню вашей земной Пасхи. Кто подавал милостыню и не скупился, для тех очень сладкие. А кто хоть во время своей земной жизни и подавал милостыню, но в душе жалел, скупился, для тех менее сладкие..

Сказал и проплыл мимо Анны – скрылся!

И вдруг видит эта прихожанка опять своего Ангела-спутника, ведёт какого-то молодого человека. Ангел положил ему свою руку на темя, нажал, и молодой человек куда-то провалился, как в овраг какой-то, как сквозь землю… Там где-то крики и плач.

Ангел сказал Анне:

– Это – отрёкшийся от Бога.

На этом видение женщины закончилось.

________________________________________________

А вот другой пример из литературного источника о загробной жизни, про те же самые мытарства:

________________________________________________

Совершенно здоровая женщина за две недели до своей кончины видит во сне, как проходит мытарства, видит подробности загробного мира, рассказывает нам всем, а через нас ещё многие христиане могут узнать до сих пор неведомое, важные подробности, а потом вдруг умирает!..

________________________________________________

А вот ещё и ещё такие примеры:

________________________________________________

Монахиня Мария сообщает своему духовному руководителю следующее достопримечательное своё сновидение:

«Без всякого предварительного во сне представления я увидела вдруг перед собою как бы просторную палату, совершенно пустую и без кровли. Посреди неё стоял как вкопанный N. Весь нагой, исключая голову, покрытую шлемом из тусклого металла, с полуощипанными перьями. Хотя я признала N по чертам лица и хотя он сохранил свой исполинский рост – это не был человек во плоти, а дух, ищущий какую-то видимую оболочку, какого-то бледного тончайшего тела, подобно тому, как видела в 1849 году, во время тяжкой болезни, душу свою, обнажённую, вышедшею из тела, на которое оглянулась и увидела его лежащим на столе неподвижно, как одежду. А я сама, т.е. мыслящее и чувствующее существо моё было тонко, летуче, неописано легко, но во всём подобие тела. Мне были тогда так же показаны мучения грешных душ, которые я видела, с одной стороны, в тёмном хаосе, а с другой – в бездне огненной.»

Странно было явившееся ей привидение! Ноги его были вкопаны выше колен в ледяную прозрачную твердыню и скользили через неё.

«Я стала понимать лютость этой муки: оцепеняющий, мертвящий холод точно отдавался в моём теле. Изнутри утробы призрака исходило неописанного цвета и жара огнегорящее пламя, испепелено прожигающее насквозь весь состав, устремляющееся с неимоверною силою, всё умножаясь и раздуваясь и не ослабевая, испепеляя неподвижную и несокрушимую жертву свою. От порывов пламени раздувались перья на шлеме. Опущенные руки, казалось, были терзаемы вкупе снизу лютостью холода и около плеч – силою пламени, потому что каждая мука была отдельна: ни холод не разогревался огнём, ни жар не утолялся студёностью.»

Трепеща всем существом своим, монахиня смотрела в ужасе на этот призрак, и душа её как бы вступала в общение с этим духом. Она начала слышать умственно то, что видела и ощущала.

«Привидение громовым голосом испускало стоны: звуки эти не только невозможно выразить, но и уподобить чему-либо: «Ах! Страна моя! Терзаюсь! Леденею! Сердце моё точит червь неусыпающий!»

Затем раздавались вопли и рыканья без слов, страшные, оглушительные. Но к большему моему ужасу мне стало открываться умно, за что такая мука терзает мучимого: «блуд ненасытный заковал полсущества моего в тартаре – сказал монахине этот призрак. Раздирающее утробу пламя – это приговоры мои – казни и убийства. Вопли потрясающие – за вопли от неправедных судов моих. Мука от червя ненасытного, точащего непрестанно сердце моё – за оскорбление святыни, за поругание законов церкви!»

И она не в состоянии вынести далее одолевающего её ужаса от мыслей, что это не мечта, не сон, а истинное видение того, что не ведомо нам, смертным, в обыкновенном нашем состоянии. Простёрлась душа её тогда в трепете перед величием Страшного Судии живых и мёртвых и начала молиться: «Господи Боже! Возьми от меня это нестерпимое видение! Страшусь! Господи помилуй!» Всё скрылось. Осталось одно неизгладимое впечатление ужаса, от которого при воспоминании кровь стынет в жилах, и не даёт оно придать забвению страшное видение. Женщина пришла в себя в состоянии крайнего истощения всех сил, вся облитая потом.

________________________________________________

Загробное состояние самоубийцы

Один благочестивый старец сообщил своему настоятелю о преждевременной и нехристианской кончине своего отца, наложившего на себя руки (повесившегося и похороненного в лесу без отпевания). «Начал я по ночам молиться Богу, чтобы узнать, где теперь отец мой» – повествует старец. И вот однажды вижу во сне, как некто спросил меня о том, желаю ли я знать, где мой отец и что с ним. – «Да, говорю, желал бы увидеть его» – Пойдём, – говорит этот некто, – со мной. Долго мы шли, и не смогу сказать где, точно в тёмном лесу каком; только чем дальше мы шли, тем земля под ногами становилась горячее, так что ноги жгло.

Наконец дошли мы до такого места, где из земли выбрасывается сильный огонь. Незнакомец подводит меня ближе и ближе, даже против моей воли, мне уже становится страшно.

В пламени том постоянно показывались люди; их выбрасывало из той пропасти как будто вместе с огнём, а потом они опять низвергались в огненную бездну, лица их и всё тело были черны, как уголь. Стоны и вопли их были ужасны!

Здесь, видно, мучаются грешники? – сказал я.

Тут и твой отец, – сказал мне незнакомец.

Но отца я не видел. Заснул только с мыслями о его горькой участи и опять увидел во сне те же муки: великое пламя выходит из земли, чувствую отвратительный, смрадный запах и слышу страшные вопли и стоны человеческие. Всматриваюсь, подошёл ближе, думаю, не увижу ли я здесь отца. Вдруг он показался на поверхности, да такой чёрный, что я едва узнал его.

«О! Ваня! Выкупи ты меня отсюда… там у вас копейка – здесь за рубль ценится…» И опять не стало его.

Между тем мне показалось, что сверху откуда-то как роса и мелкий дождь падает что-то на огонь и ослабляет его. Думаю опять: что же это значит? И слышу голос незнакомца: «Это милостыня и молитвы святых за тех, которые здесь мучаются, падают росою на огонь геенский»

________________________________________________

Вот ещё один пример:

Загробная участь человека находится в прямой зависимости от дел земной его жизни и по большей части бывает противоположна сравнительно с настоящим его состоянием. Узкий и прискорбный путь земной жизни легко приводит к блаженству за гробом, тогда как широкий и пространный путь, исполненный земных наслаждений и неизбежного при них греха, легко приводит беспечных к жестоким мучениям и погибели в будущей загробной жизни.

Один врач, по имени Геннадий, – рассказывает блаженный Августин, – сомневался в бессмертии души и будущей жизни. Однажды он во сне видит юношу, который говорит ему:

– Ступай за мною.

Он последовал за ним и пришёл в какой-то город. Потом, спустя некоторое время, тот же юноша явился ему во сне в другой раз и спросил:

– Знаешь ли ты меня?

– Очень хорошо, – отвечал врач.

– А почему ты знаешь меня?

– Ты меня водил в какой-то город, где я слышал необыкновенно приятное пение.

– Ты видел город и слышал там пение во сне или наяву?

– Во сне.

– А то, что теперь я говорю с тобою, во сне или наяву слышишь ты?

– Во сне, – отвечал тот.

– Где же тело твоё в настоящую минуту?

– В моей постели.

– А знаешь ли ты, что в настоящую минуту ты ничего не видишь твоими телесными глазами?

– Знаю.

– Что же такое эти глаза, которыми теперь ты видишь меня?

Врач не знал, что отвечать, но юноша сказал ему:

– Как в настоящую минуту ты видишь и слышишь меня, хотя глаза твои в бездействии, так будешь жить ты после твоей смерти: ты будешь видеть, но глазами духовными, поэтому не сомневайся, что после этой жизни будет другая жизнь.

Учение о мытарствах подтверждается Священным Писанием, которое называет воздух именно областью злых духов: «потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6, 12).

Информация о мытарствах излагается в некоторых молитвах церковных и у многих отцов Церкви, конечно, на основании Священного Писания.

Святой Иоанн Златоуст говорит в слове о памяти умерших, что по разлучении с телом душа имеет великую нужду в помощи и заступлении Ангелов, дабы препроводить её мимо старейшин, и властей, и невидимых миродержцев воздуха сего. В творениях св. Ефрема Сирина есть много мест, доказывающих всеобщность в его время мнения о мытарствах.

Итак, души умерших – и праведников, и грешников – подвергаются частному суду при своём восхождении на Небо и, смотря по своим делам, тут же получают определение своей участи до всеобщего воскресения, «сеющий в плоть свою от плоти пожнёт тление, а сеющий в дух от духа пожнёт жизнь вечную».

Души святых, праведных и богоугодно поживших на земле относятся Ангелами на Небо в райские обители и здесь блаженствуют – по учению Православной Церкви, предвкушают блаженство, а грешники, люди порочные, умершие без покаяния, низвергаются в ад и здесь приемлют мучение.

Смерть – великая тайна. В чём заключается и проявляется загробная жизнь души без тела, мы не знаем, но представляется интересным то обстоятельство, что умирающие нередко как бы предвкушают эту будущую жизнь и видят то, что окружающие не видят, не слышат и не замечают.

Жития святых и жизнь подвижников благочестия дают много примеров того, что умирающие праведные люди видят перед самою смертью Спасителя, Ангелов, апостолов и святых, а также своих скончавшихся родителей и близких лиц.

Вот пример кончины некоего отрока Василия:

«Отрок Василий отличался удивительной кротостью, любил молиться Богу. Однажды он серьёзно заболел. Его болезнь не поддавалась лечению, и врач сказал родственникам, что мальчик умирает. Его кроватку окружили мать, братья и сёстры.

Умирающий, пока мог говорить, всех утешал, наконец, впал в забытье. Вдруг он быстро приподнялся и сел в кроватке, протянул вперёд руки, воскликнув: «Спаситель мой!» – и, откинувшись назад, скончался.»

Известен и ещё один подобный случай смерти одной благочестивой крестьянки. Она умерла с улыбкой на устах, окружённая родными и близкими людьми. Умирая, она вдруг воскликнула: «А вот тётка Лукерья пришла! Вот и дядя Прохор здесь!» – и перечислила ещё ряд близких и родных, давно умерших.

После этого она тихо скончалась. Эти примеры показывают, что мы не должны бояться смерти и что явления умерших перед смертью лишний раз доказывают, что существует связь воинствующей (земной) Церкви с небесной (торжествующей). Вот почему мы должны постоянно молиться об упокоении родных, друзей и знакомых, подобно тому, как они молятся за нас и своими молитвами нам помогают.

На Божественной литургии Святая Церковь вопиет к Богу за умерших, твёрдо веруя, что Кровию Господа Иисуса Христа отмываются грехи всех поминавшихся за литургией. Это поминовение важно в течение первых сорока дней по кончине, потому что в сороковой день изрекается определение Божие о душе, решающее участь её до Страшного Суда. Потому-то и советуется служить и заказывать о скончавшихся сорокоусты.

Польза, важность и сила этого поминовения засвидетельствованы многими примерами не только в житиях святых, но и в устных и письменных сообщениях от начала христианства и до настоящего времени, из которых видно, что усопшие ожидают молитв за себя, являясь во сне или в бодрственном состоянии, просят о них, показывая это в различных знамениях или образах.

Христианская Церковь верует, что на Пасхальной неделе нет преграды между земным и небесным миром, нет мытарств для умерших. Два мира как бы сливаются в духовном общении, внешним знаком чего служат открытые всю неделю Царские Врата в храмах.

Из всего вышесказанного можно также сделать некоторые выводы:

1. Умершие помнят о своих близких и могут общаться с ними.

2. Они нуждаются в молитвах и, конечно, сами молятся за своих родных и друзей.

3. При содействии и через умерших люди могут получать видимым образом помощь от Бога в скорбях и обстояниях и даже спасение, что тоже подтверждает веру, что земные и небесная Церкви находятся в общении.

Одна умершая, явившись во сне своим родственникам, спросила их:

– Почему вы не молитесь за меня? Мы все здесь так нуждаемся в молитвах.

Вот ещё привожу один интересный случай:

На востоке в одном месте стали рыть землю для основания монастыря и нашли в земле двадцать тел, чёрных как уголь, но нисколько не тронутых тлением. Святитель, иноки и народ, желая узнать, чьи это тела, стали со слезами молиться Богу, и по их молитвам один из этих несчастных восстал и сказал, что тут был некогда монастырь, что он и девятнадцать его товарищей, несмотря ни на какие убеждения и угрозы настоятеля жили нечестиво.

И вслед за этим просил, чтобы двадцать иноков обещали перед Богом в течение двадцати лет, проведённых в иночестве, молиться за них Богу с приношением бескровной жертвы. Когда же святитель с иноками изъявил на то своё согласие, усопший перекрестился и опять уснул сном смерти – и сразу же тела его и его товарищей превратились в прах, так что святитель тогда же велел засыпать по обычаю все кости в общую усыпальницу.

В этом рассказе мы, опять же, видим важность молитвы живых об усопших.

Привожу еще несколько подобных примеров влияния на душу отпевания умерших и заупокойной службы.

В книге «Когда умершие приходят во сне», составленной А. В. Фоминым, приведён ещё один случай посмертного бытия на сей раз для людей, далёких от религии, описывающий то, как важны христианские погребальные обряды независимо от того, кем человек был и какие он взгляды поддерживал.

Умер один профессор. Жена его знала, что хоронить будут без церковного отпевания по-граждански и по-светски.

Она пошла в церковь и подала за обедней об упокоении его души. Затем, когда стали прощаться с покойным, женщина перекрестилась и перекрестила его, при этом чувствуя, что здесь это как бы неприлично.

Прошло два дня и она увидела такой сон: умерший профессор обращается к ней и умоляющим голосом просит жену свою дать ему в руки необходимую, очень нужную для него бумагу.

Она тотчас же поняла, что профессор просит отпевания и ту разрешительную молитву, бумагу, которую при отпевании кладут в руку покойника. Но он ведь при жизни не был верующим, что женщину смутило, и она ответила ему довольно холодно:

– Вы же не верите в загробную жизнь, зачем же вам эта бумага?

На что он ей тут же с живостью ответил:

– Я жив, жив, понимаете, как вы живы. Дайте же мне мою бумагу, мне она нужна.

И тут появляются во сне два ассистента этого профессора и почтительно говорят, что состоится заседание в память о его научной деятельности как известного профессора и будут прочитаны доклады с его трудами о животной клетке.

А профессор, отмахиваясь от них, говорил:

– Теперь всё это мне не важно и не нужно, – а затем обращаясь вновь к своей жене, профессор ещё раз попросил так необходимую ему бумагу.

Вернувшись из сна в реальность, жена этого профессора договорилась отпеть его.

Сон она видела до похорон.

Её смущали лишь расходы, но всё было им сделано бесплатно и очень хорошо, с хором. Прочли ему его молитву, и получил он свою бумагу, которую положили с ним в гроб по обычаям церкви, а у супруги полегчало на душе.

Ни одна религия кроме Христианства не имеет таких глубоко прочувствованных заупокойных служб, столь прекрасных заупокойных мотивов, полных глубокой мысли и сердечной молитвы за усопших. Православное богослужение об умерших призвано дать лицам, потерявшим близких и дорогих людей, утешение, примирить их с событием и успокоить их страдающую душу.

В погребальных обрядах Православной Церкви есть такое название службы – парастас. Парастас – это заупокойное всенощное бдение, на котором Церковь особенно молится об упокоении умершего. Через всю службу среди обычных молитвословий всенощной, проходит тёплая, сердечная молитва Церкви об умершем.

Умершим так же строго воспрещено являться людям, которые сильно могут испугаться их. Многие умершие являются единственно с целью убедить тех, кто колеблется в вере или совсем потерял её. Другие являются близким с тем, чтобы уверить, что они снова свидятся в загробном мире, где соединятся навеки. Судя по целям, с какими являются умершие, мы полагаем, что души, удостоенные вечного блаженства, редко возвращаются на землю для свидания с живыми. Если же являются иногда, то стараются проявить свое влияние на живых в смысле нравственного усовершенствования и исправления порочной жизни, отнюдь не вмешиваясь в житейские интересы их. Многие лица, которые ранее не были убеждены в бессмертии души и существовании загробной жизни, после явлений умерших навсегда сделались глубоко верующими, и эту веру их уже никакие возражения не в состоянии были поколебать.

Поминая наших умерших даже такой простой фразой как «Царствие небесное», мы исповедуем свою веру сразу в три серьёзных факта:

1. Биологическая смерть не уничтожает человеческую личность.

2. После смерти, лишившись тела, человек попадает в иной, неизвестный нам пока ещё, но вполне реальный мир.

3. Переход в этот мир объективно неизбежён для всех людей, независимо от их личного желания.

В советский период были возможны лишь бессловесные формы поминовения умерших, будь то минута молчания или поминальная чарка – молча и не чокаясь.

Смерть отнимает тело у души и делает её не способной к какому-либо действию, а значит, и к изменению. Душа не может больше ни грешить, ни каяться; и какой она стала к моменту смерти человека, такой и пребудет в вечности.

В разговоре о поминовении усопших очень часто упускается важный вопрос: а кому, собственно, больше нужно такое поминовение – им или нам самим? Было бы бесконечной самонадеянностью и дерзостью утверждать, что некто из наших умерших близких попал в ад, нуждается в помощи и его необходимо вымаливать. У христиан есть заповедь не судить ближнего при жизни. Тем более нелепо выносить приговор тому, кто уже окончил своё земное странствие и предстал перед судом Божьим. Бог не создавал смерти, и она не имеет ни силы, ни права на наших близких, потому что у Бога все живы.

Православные христиане не расстаются со своими любимыми даже после их смерти. Каждый день поминая усопших в своих утренних и вечерних молитвах, мы вписываем их в круг нашей жизни.

Всякий желающий проявить свою любовь к умершим и подать им реальную помощь может наилучшим образом сделать это молитвой о них и в особенности поминовением на литургии, когда частицы, изъятые за живых и умерших, погружаются в Кровь Христову со словами: «Омый, Господи, грехи поминавшихся здесь Кровию Своею честною, молитвами святых Твоих».

Ничего лучшего или большего мы не можем сделать для усопших, чем молиться о них, поминая на литургии. Это им всегда необходимо, особенно в те сорок дней, когда душа умершего следует по пути к вечным селениям. Тело тогда ничего не чувствует: оно не видит собравшихся близких, не обоняет запаха цветов, не слышит надгробных речей. Но душа чувствует молитвы, приносимые за неё, благодарна тем, кто их возносит, и духовно близка к ним.

Следует использовать свои деньги не на внешнее украшение гроба и могилы, а на то, чтобы помочь нуждающимся в памяти о своих умерших близких, на Церкви, где за них возносятся молитвы.

Из опыта людей, переживших клиническую смерть, можно предположить, что в загробном бытии продолжается жизнь души, которая всё видит, слышит, находится в полном сознании, хотя уже и не имеет соответствующих телесных органов. Если есть на то воля Божия, души умерших людей являются живым во сне и даже наяву. При этом они могут оставлять вещественные доказательства своего присутствия, и тому часто есть документальные свидетельства. Например, передвинутые со своих мест вещи в квартире, тронутая неизвестными еда, изменения в психическом состоянии жильцов, частые сны об усопшем и т.д.

В каком состоянии живут души, которые перешли в иной мир? Одни томятся в ожидании страшного приговора на последнем суде Божием. Это души тех, кто на земле не приготовили себя для жизни вечной. Другие находятся в светлой радости.

Поминовение на Божественной литургии – это наибольшее благо для тех, кто нам дорог. Обобщая многовековой опыт посмертных откровений, Церковь свидетельствует о том, что души усопших, находящихся во аде, сильно рыдают и непрестанно вопиют к нам: «о, дети наши, если бы знали вы какие мы испытываем здесь муки и если бы мы получили возможность опять жить, то день и ночь бы каялись. Молитесь за нас, ибо за ваши молитвы, милостыню и ваше собственное покаяние Господь очищает и успокаивает наши мятущиеся души, и мы получаем надежду на помилование».

Может быть, самое разительное отличие современных людей от людей прошлых эпох – в неумении умирать. Человек подходит к порогу смерти, не столько стараясь всмотреться за его черту, сколько без конца оборачиваясь назад и с ужасом вычисляя всё возрастающее расстояние от поры своей молодости. Старость из времени «подготовки к смерти», когда пора подумать о душе, стала временем последнего и решительного боя за место под солнцем, за последние «права»… Она стала временем зависти.

В наше время очень многие люди по причине различных суеверий или своего полного равнодушия к вере не приглашают священника к своим тяжелобольным, а порой и умирающим родственникам. Тот, кто откладывает приглашение священника к тяжелобольному человеку, причиняет страждущему вред, лишает его нравственного успокоения и целительной силы, которая преподаётся в Святом Причастии. Сила эта многократно приносила болящим не только облегчение, но и полное исцеление, если на то была воля Божия; воздвигала со смертного ложа тех, от кого отказывались врачи.

Один схимник русского Святогорского монастыря пошёл в монахи из-за следующего случая. Живя в молодости беспечно, он любил увеселения, но при всём том был и набожен. Однажды он сильно заболел и на высшей стадии болезни к нему вошли два юноши, взяли его за руки и повели с собой. Больной обернулся на свою постель и увидел, что тело его осталось на ней… Тогда только понял он, что оставил земную жизнь и должен явиться в иной мир. В лице юношей он узнал Ангелов и в сопровождении их долго шёл по трудным и мрачным местам. Наконец ему послышался шум как будто огненной лавы, визг и вопль людей…

В трепете он увидел что-то вроде печей, в которых бушевал огненный вихрь, крутилось пламя и среди него раздавались стоны страдающих людей. Тогда юноши начали ему объяснять, за какой грех уготовано то или другое огненное место, показали ему различные виды мучений, в том числе и за народные бесчинные увеселения и сказали трепетавшему брату: «Если ты не отстанешь от своих грехов и привычек прежней жизни – вот твоё место». При этих словах видение кончилось. А молодой человек очнулся и видит, что домашние плачут по нему и распоряжаются приготовлением его тела к погребению. С этого времени бросил он свои привычки и пошёл в монастырь. Теперь этот брат уже в схиме и с ужасом вспоминает, что он видел своими очами за гробом.

Рассуждения святых отцов и многочисленные примеры существования загробной жизни свидетельствуют, что и мы, живые, можем помогать усопшим своими о них молитвами, благотворениями, приношением за них бескровной жертвы, что поминовение, творимое нами по усопшим братьям, приносит им великую спасительную помощь.

Свидетельства возможности испросить прощение грехов усопшим ходатайством живых, ещё пребывающих на земле, находим в жизнеописаниях святых мужей и в благодатных откровениях. Были случаи, что и сами умершие грешники являлись живым и свидетельствовали о перемене своего загробного состояния.

Все Богом установленные средства, как и средства для спасения человека, выражающие единение, союз, отношение и общение ещё пребывающих на земле с перешедшими в мир загробный и ещё не достигшими святости, вместе с тем служат и верным признаком изменения к лучшему загробного состояния покойников по ходатайству о них живых, подвигнутых любовью к ушедшему и надеждой на Божье милосердие. Грешники получают прощение и освобождение из ада. Это догмат Православия и учение нашей Церкви.

Церковь ветхозаветная, а равно и новозаветная учила, учит и будет учить о возможности спасения некоторых грешников, верующих во Христа Спасителя, принёсших при смерти покаяние, но не успевших сотворить плодов покаяния, и об освобождении их от адских мучений ходатайством Церкви и живых, знающих усопшего. Убеждённая в истине, имея многочисленные подтверждения, Церковь несомненно верует, а потому и учит своих членов ходатайствовать перед Богом за переселившихся в загробную жизнь отцов, матерей, братьев, сестёр, супругов, друзей, знакомых и вообще, по закону любви, за всех тех христиан, которым обещано от Самого Господа отпущение грехов за гробом, т.е. скончавшихся в вере и надежде.

Вместо слёз, вместо рыданий, вместо надгробных памятников – милостыни, молитвы, приношения. Будем совершать это утешение им, дабы и им, и нам сподобиться обетованных благ.

Помнить о смерти нужно. Помнить, но не бояться. Тайна часа смертного ставит нас перед необходимостью каждую минуту жить как последнюю.

Смерти нет. Есть лишь уход в иной мир. Смерть побеждена Христом. Смерть – это переход в блаженную жизнь с Господом, переселение на Небеса, а никак не уход во тьму. И всё же… смерть – аномалия. Хотя сегодня это и переход к Богу, но постольку, поскольку смерть есть разлучение души с телом, то есть нарушение Богом задуманного принципа, смерть – это неправильность, увечность нашего мира. Смерть не есть уничтожение, а переход из сего земного жилища в другое. Так встретим же смерть без скорби и страха… Именно:

1. Погасим в себе всякое пристрастие к телу и всему телесному, к земле и всему земному.

2. Важно покаяние перед смертью. Не одни пристрастия земные могут возмущать покой души в час смерти.

3. Если затем к этим двум расположениям, т.е. отрешению от всего земного и покаянию, присоединим ещё возжелание благ будущих, то смерть будет встречена нами без скорби и страха.

Практически все сведения о загробной жизни получены живыми во время сновидений или от умерших, являющихся им по воле Божией. О сонных видениях, во время которых видевшие их получали важные для них сведения, написано во многих местах Священного Писания. Но в то же время из житий святых известно, как осторожно относились духовные люди к любым явлениям из загробного мира, будь они во сне или наяву, опасаясь бесовских искушений.

Итак, ясно, что час смертный от нас сокрыт и что смерть случается иногда внезапная. А так как ни один человек не может сказать о себе, что он во всякое время готов к будущей загробной жизни, то будем по крайней мере твёрдо надеяться на Всеблагого Бога, что Он Сам по неизречённой любви Своей к роду человеческому и ради бесценных заслуг Господа нашего Иисуса Христа спасёт нас и дарует послесмертное блаженство.

И в заключение моей исследовательской работы я приведу взятые из литературы выдержки из похоронных обычаев и обрядов Русской Православной церкви и светского общества, чтобы обобщить свой отчёт и подвести итог:

На Руси мертвеца обмывали водой, надевали чистую сорочку и завёртывали в белое покрывало или саван, обували сапоги или башмаки, на голову ему надевали корону. Дом покойного оглашался плачами и причитаниями. Затем посылали за духовенством, и препроважали священнику водки, мёда и пива. В гробу по поверью клали в рот мелкие монеты, а к гробу привешивали кафтан покойника. Летом русские хоронили очень скоро, в течение суток, а если погребение откладывалось, то труп относили в погреб. Мертвеца выносили из дома покрытым покровом или шубой на руках, а если мёртвый был монашеского звания, то несли его монахи. Богатые нанимали плакальщиц, которые шли перед гробом и по бокам от него. Сопровождающие похороны шли с зажжёнными свечами, обвязав головы платками. Перед тем как опустить гроб в могилу его открывали и все прощались. Священник вкладывал в руки покойного отпустительную грамоту, после погружения гроба в могилу все целовали образа, потом ели кутью.

Зимой не спешили хоронить и ставили покойников в церковь, где духовенство служило каждодневную литургию и панихиды, и на восьмой день предавали тело земле.

Для городских жителей кладбища отводились за городом, а в сёлах и деревнях погосты были при храмах. Самоубийц и утопленников не хоронили на кладбищах.

Воров и разбойников хоронили в поле или в лесу. Недостойных кладбища безвестных хоронили в убогих домах. Семейные по покойнику носили траурное платье синее или чёрное, ветхое, а не новое. Вместе с молитвами об усопших отправлялись поминальные обеды. В 40-й день снимался траур, а поминали чаще всего по три раза. В основе самой древней из религий – Христианстве – было то, что после смерти человека всегда оставалось что-то такое, что связывает мир внешний с миром духовным. И эта особенность породила многие русские погребальные обряды, обычаи и суеверия.

«Человек рождается на смерть, умирает – на жизнь», говорили когда-то. Вера в бессмертие души человеческой исстари веков была одним из главных устоев, поддерживающих духовную жизнь Святой Руси. Смерть, по народному слову, у каждого стоит за плечами, всегда предвещая или светлое блаженство рая или адские муки с точки зрения христианства, или покрыта мраком неведения, слухов, суеверий и догадок в ожидании чего-то нового и неизвестного, неизбежного и незнакомого. Языческое почитание – обоготворение предков, растворяясь в христианском отношении к умершим, вылилось в современное, сложившееся веками общение с покойниками.

По старинному преданию, душа, покидая тело умершего, не сразу расстаётся с местом земных своих странствий. В течение трёх дней витает она вокруг покинутого ею праха, то голубем, то мерцающим огоньком, то бабочкою навещает она дом родной. С третьего по девятый день ходит душа по мытарствам – с ангелом, показывающим её просветлённому взору райские блаженства и адские мучения. Настаёт девятый день и посещает добродетельная душа места совершения ею добрых, угодных Богу дел, а грешную – ведёт ангел по пути содеянных ею прегрешений, восстанавливая их в памяти. В сороковой день приводит Ангел ходившую с ним по мытарствам душу к подножию престола Господня – на последнее поклонение Творцу, где Бог решает её судьбу, удостаивая рая или ада. Поэтому на сороковой день особенно сильно молятся по усопшему и поминают его. Это решающий для усопшего срок.

Смерть представляется русскому человеку и старухой с косой, что часто отражено в наших сказках, и путешествием в далёкий неведомый край, потому-то «умереть» на Руси ещё называли «отойти». Похоронная служба с лёгкой руки народа также звалась «отходная». Души умирающих младенцев, по поверью, идут прямо в Царствие Небесное, но это только в том случае, если они были крещёнными. Некрещёные же младенцы по другому суеверию становились жертвою нежити – нечисти, либо превращались в кикимор и духов лесов и болот. О Смерти сложено огромное количество сказок, легенд, поверий, суеверий, былин и песнопений разными народами. Но особенно сильна повествовательная и обрядовая сторона трудов о Смерти у русских. Заупокойные песнопения в России полны светлых чувств, трогательны и очень красивы. Бессмертные сказы и материалы по представлениям на Руси о Смерти дошли до нас практически в неизменном виде, глазами народа, составив великое наследие наших погребальных обрядов и показали как силён у нас в России культ Смерти и как величественны связанные с ним таинства. Как строго соблюдаются у нас похоронные обычаи, проверенные веками и Русской Православной Церковью.

Шаи (Мл. лаборант СИиТ ОХС)
24.03.2018 г.