Тайная наука есть противоположность естествознанию
Рудольф Штайнер

Грубый материализм, полностью отвергающий любое «сверхъестественное» явление, стал популярен именно в наши дни. В то время как в XIX столетии каждый четвертый житель Европы и Америки хоть раз посещал спиритический сеанс, а месмеризм использовался в медицине, сегодня практически весь «нефизический» опыт сводят к иллюзиям и самовнушению. Широкие массы людей беспрекословно верят ученым — «всезнающим» жрецам науки — без понимания даже сути вопроса, а сами ученые не собираются разобраться глубже в оккультных теориях из-за предвзятого отношения к магии и предрассудков. Здесь можно затронутъ тему эгрегоров, указав на то, что наиболее чувствительные к эгрегорам ученые слепо верят в постулаты их «круга», а другие нет, но я попытаюсь рассмотреть вопрос конфронтации магии и науки более-менее критически, через анализ основ научного и оккультного исследования.
Сначала следует разобраться с определениями. Магию (которую приравняю к оккультизму) я рассмотрю в этом труде с ее научной стороны, т.е. как совокупность знаний и представлений о мире, не признаваемых официальной наукой или неизвестных ей, и как метод исследования, недоступный не-магам, при чем инструментами исследования являются «паранормальные» способности, которые можно развить волей.
Под наукой чаще всего подразумевается получение знания через исследование, его передачу через учение, но в специальной организованной форме, иными словами в определенных исторических и институционных рамках. Кроме того, наука — это совокупность приобретенного таким образом знания. Науку следует подразделитъ на науку независимую (неофициальную, часто любительскую) и академическую (официальную), так как обе достаточно сильно отличаются друг от друга. Тогда как первая часто затрагивает предмет исследования магии и выходит за грани всех исторически установленных догм, вторая определяется как проверенный фундамент «правильного» мировоззрения, соответствующий современным требованиям общества и государства. Так как именно второй тип науки конфликтует с магией, я возьму его в дальнейшем под термин «наука».
Магия и наука не всегда были отдельными областями знания и исследования. Их развитие происходило поэтапно и различно в разных областях цивилизации. Здесь я попытаюсь дать краткий очерк о появлении науки в Европе, как науки самой активной и прогрессивной, и параллельно развитие европейской магии.
В каменном веке не было разделения знания на науку и магию. Все знание было сугубо практическим, и отсутствовал критический взгляд на вещи.
В античную эпоху в Европу попало Великое Знание с Востока (предположительно Индии, Египта и Халдейского царства). Это Знание содержалось в древних мистериях в тайне немногими посвященными жрецами. В то же время появилась обособленная ветвь взглядов на мир — наука.
При наступлении средних веков христианские фанатики уничтожили часть Древнего Знания, остатки которого все же хранились частью подпольно в оккультных орденах. Развитие науки тоже подавлялось религией. Очевидно приблизительно в то же время небольшая часть прежде тайного магического знания попала в массы и после последующей профанации породила традиционные представления о магах (старики с посохами, живущие в башнях и тд). Именно это представление о магах, а также наблюдения за обрядами оставшихся племен уровня каменного века является единтвенным источником знаний о магии для официальной науки и общества. Именно эту картину наука может критиковатъ и опровергать, что она и делает.
В Новое Время по причине постепенного упадка религии произошло бурное развитие как науки так и магии. Магия получила приток знания с Востока, Африки и Америки. В результате в настоящее время мы имеем «опытный, умудренный годами» всемирный институт науки с солидным фундаментом основных постулатов и принципов, и магическое знание, тайное и разбросанное по разным источникам.
Традиционно в наше время считается, что наука возникла из развития методов наблюдения мира от первобытно-магических до непредвзято-критических.
Это развитие происходило пошагово, вырабатывая в ходе истории определенные концепции и догматы, в рамках которых изучается «истинный» мир, а вне которых — «иллюзорный». В то же время магия использует свои рамки для исследования, ограничивая объект в определенню систему для простоты изучения, т.е. создавая так называемые модели исследования, которые, в отличие от моделей официальной науки, могут не только не быть основанными на неких базисных постулатах, но и взаимоисключать друг друга. В связи с тем, что научные модели имеют в своей основе одни и те же законы, можно считать, что у естественных наук существует только одна модель для рассмотрения мира. К ней относятся следующие характеристики (выделены курсивом):
1. Внешний мир как мир объективный и истинный, отделяется от мира субъективного, внутреннего. Факты, полученные из объективного мира, при проверке оказываются всеобщими и действенными во всех местах, временах и у всех народов. Одновременно к миру субъективному относится вся магия, мистика и религия как иллюзорные явления, как суеверия, существующие только в фантазиях людей, т.е. не существующие на самом деле. 
Ученые считают, что освобождают людей от суеверий, от средневековых предубеждений и открывают глаза людям на мир, какой он есть на самом деле. При этом с магической точки зрения мир объективный тоже существует, как и субъективный, но он настолько сложен, многослоен и неописуем, что обычный человек может воспринимать своим телом только малую часть него, человек с развитыми способностями — большую часть, да и то через призму определённой исследовательской модели. При этом модель и механизм восприятия придают объективной информации часть личной, субъективной окраски. Модели у каждого могут быть разные, но у большинства современных людей они почти идентичны, непроизвольно соответствуют научной модели. Маг же оперирует моделями осознанно, для достижения лучших результатов.
2.У каждой определённой причины есть только одно следствие. Если повлиять на объект способом А, возникнет следствие Б. Если повлиять на тот же объект в тех же условиях способом А, будет опять следствие Б, и никакое другое быть не может. Все несоответствия сводятся к погрешностям и перемене условий. Между объектом и последствием есть однозначная функциональная связь в данной системе. При этом следствие начинает проявляться сразу после произведения воздействия.
Неудивительно, что многие древние ритуалы учёные отнесли к предрассудкам в связи с редкостью видимого результата и с долготой проявления, как например: шаман пытается вызвать дождь через его имитацию. Налицо работа с подобными объектами, но непостоянство или медленноcть проявления результата заставили науку убедиться в недейственности метода. Проявление результата может сначала быть просто незаметным опять таки из-за нехватки экстраспособностей для наблюдения. Влияние окружающей среды может иметь другой характер, неизвестный науке, добавляя в функцию причина-следствие ещё одну независимую переменную. Блаватская пишет, что учёный-скептик Фарадей наведывался пару раз на спиритические сеансы, которые считал шарлатанскими. Все те сеансы, на которых он присутствовал, не удались. Если бы это было шарлатанством, заявляет Блаватская, сеансы бы прошли как всегда. Но добавляет, что скептицизм Фарадея сделал невозможным вызов духа. Сегодня мы можем сказать, что позиция восприятия Фарадея повлияла на восприятие участников сеанса, «сдвинув» его в соответствующую сторону, что привело к неудаче. Налицо одно из неизвестных науке влияний окружающих условий, что может заставить скептика убедиться в несуществовании связи: спиритический сеанс (причина) — появление духа (следствие).
3. Научное исследование это наблюдение за законами внешней природы, дальнейшее установление теории для описания этих законов и доказательство их экспериментальным путём. Наблюдение производится ученым через критический взгляд на вещи, т.е объект разделяется на нужные явления и ненужные для дальнейшей их оценки. Критика обязана быть очень жесткой — результат должен быть воспроизводимым, независимым от места, времени и в первую очередь от личности исследователя.
Магическое исследование имеет также критический взгляд на исследуемые явления, разделяя их и создавая систему взаимосвязанных явлений. Но личности исследователя как правило отводится большая роль. Маг-исследователь осознает невозможность наблюдать предмет объективно и поэтому учитывает непосредственное влияние своей личности (особенно это относится к применению «сверхъестественного» восприятия как измерительного прибора)
Человек получает информацию об окружении через многочисленные органы чувств, анализирует ее логикой и связывает с иными наблюдениями в общую теорию. Проблема заключается в том, что развитые органы чувств (экстрасенсорные) могут поставлять человеку такую информацию, которую разум не в состоянии привязать ни к какому другому опыту, зафиксированному официально. Кроме того, многую информацию логика просто не в состоянии даже проанализировать, ибо потенциальные возможности органов чувств превосходят способности аналитического мышления. Ученые никак не могут понять и смириться с тем, что «частота» и «оперативная память» человеческого разума слишком ограничена, чтобы понять и объяснить логикой всю суть мироздания. Вселенная безгранична, а разум ограничен — и все этим сказано.
Магия затрагивает в отличие от науки внутренний мир человека, принимая к сведению его эмоции, мысли и желания. Наука же считает внутренний мир чем-то эфемерным, недействительным и недостойным даже мысли. Исключение — психология и гипноз, которые совсем недавно относились к оккультным учениям, но, приняв посвящение в ряды официальных наук из рук ученых как Фрейд и переняв принципы сухого научного исследования, утратили почти всякую связь с настоящим внутренним миром людей и стали обособленными науками, которые в настоящее время ученые пытаются всеми силами «привязать» к физиологии, но не могут найти никакого моста между психикой и физическим телом.
Так что наука оставляет человека одного перед трезвыми и холодными законами мира, которые сама же установила. Эти законы скучны и бесчеловечны, они не дают ни сути, ни цели человеческой жизни. Поэтому многие ученые и простые обыватели обращаются к религии или оккультизму, которые уделяют внимание внутреннему миру.
Рассмотрев научные принципы и сравнив их с некоторыми взглядами магии как науки, я пришел к выводу, что магия и наука рассматривают мир с совсем разных сторон. То, что исследует магия, наука исследовать не может в связи с отсутствием приборов исследования, да и науке эти области исследовать просто не нужно, так как цели расходятся. В то время как цель магии — это духовное развитие человека, цель науки — улучшение условий жизни в физическом мире. И пусть некоторые ученые неофициальной науки касаются вопросов, граничащих с оккультизмом, их теории академическая наука не признает. Главная причина состоит в том, что признание одного магического закона поведет признание другого, затем третьего, и в результате все здание физической науки, строившееся в течении столетий, рухнет, и это повлечет за собой перемены и нестабильность, перед которыми передовой западный мир испытывает дикий ужас. Поэтому наука будет бороться за существование до последнего и будет внушать народам свои постулаты, а немногие избранные маги будут брать из существующего техногенного мира все им полезное, а вредное без труда избегать, и следовать своим целям. На лицо если не симбиоз, так безвредное взаимосуществование.