Магия Смерти, в той или иной форме, берёт своё начало с момента осознания человеком факта собственной смертности и последующей попытки этот факт понять и обрести власть над ним. Страх смерти усугубляется при осознании человеком наличия собственного «Я», так как возникает, помимо прочего, страх потери собственной индивидуальности (имеется в виду эффект «Открытие Я» – один из ранних этапов развития ребёнка). Некоторые авторы в качестве причины абсолютно любого страха видят единственно страх Смерти[1] (в частности даже причиной страха проиграть спор, страха плохо выглядеть, боязни чужого мнения и т.д.). Он побуждает человеческое существо вести поиски бессмертия, фактического или умозрительного[2] – сознательно и\или бессознательно.

Можно предположить, что для человека с пралогическим (мифологическим) мышлением[3] смерть сородича представляла собой необъяснимую загадку, которая в то же время является неминуемым итогом его собственного существования в текущей форме[4]. Подобная неизбежность, как упоминалось, вызывает страх и, как способ преодоления этого страха, стремление к изучению смерти и процессов умирания. Ввиду преобладающей иррациональности мышления первобытного человека возникали различные поверья и ритуалы, направленные на «задабривание» смерти (персонификация сил и предметов – одна их характерных черт раннего человека), что в конечном счёте было вызвано стремлением психики первобытного существа к ослаблению довлеющего страха смерти. В числе таких культов – ритуальный каннибализм[5] (с целью, например, обретения качеств противника – его жизненной силы), ритуалы погребения, поклонение духам умерших предков, культ поклонения Богу как духу убитого отца, обретшему после смерти огромную силу (что вызвано, по мнению Фрейда, поздним стремлением загладить свою вину в смерти отца[6]) и т.д.

Начнём мы свой обзор издалека, а именно с момента возникновения особого отношения к умершему, т.к. подобные явления зачастую нельзя объяснить только лишь гигиеническими или иными бытовыми соображениями. Подобные ритуалы в условиях первобытной жизни весьма «нерациональны». Они расходовали силы и ресурсы племени, которые и без того были ограничены. Тем не менее, их проведение регулярно осуществлялось, несмотря на все возникающие при этом сложности. Особое отношение к умершему подразумевает под собой особое отношение к Смерти в целом, следовательно, возникновение подобного отношения свидетельствует о выделении Смерти как объекта особого внимания и, вероятно, объекта почитания и поклонения, пусть и с вполне конкретными целями (обретение покровительства или бессмертия). Можно предположить, что Смерть становилась неким признаком священного, сакрального. Именно причастность к Смерти вызывала некий трепет, а не сам факт смертности или того, что она нас ожидает.

Одним из первых признаков возникновения особого отношения к умершему принято считать возникновение обрядов погребения. Однако некоторые исследователи считают самыми ранними подобными проявлениями ритуальный каннибализм. С него мы и начнём свой экскурс. Стараясь, по возможности, не углубляться в проблематику истинности мнений различных исследователей (оставим это учёным), мы рассмотрим некоторые из них. Оставить данный аспект истории не освещённым было бы значительным упущением.

Существование любых живых биологических организмов обусловлено получением энергии и питательных веществ из внешней среды, которое осуществляется этими самыми организмами путём поедания друг друга (питания). Каннибализм – это употребление в пищу живым существом (каннибалом) особей собственного животного вида. Некоторые исследователи считают это одним из способов проявления внутривидовой конкуренции между отдельными особями, являющейся, по сути, следствием естественного отбора, а также реакцией на глобальные изменения (катастрофические для жизни вида) свойств среды обитания (т.н. «жертвенный каннибализм» — поедание представителей собственной стаи как акт пожертвования жизнью слабых и менее нужных представителей стаи для выживания сильных и более полезных)[7]. Следы каннибализма наличествуют в процессах жизнедеятельности порядка 1400 различных видов животных. У млекопитающих каннибализм особенно развит у некоторых грызунов, хищников (львы, кошки, медведи, собаки часто едят например собственных больных детёнышей), приматов (бабуины, шимпанзе) и др. У некоторых видов животных распространен т.н. «знаковый каннибализм» – поедание соперника с целью повышения собственного статуса в стае.

Человек биологически также является млекопитающим, поэтому он подчинён тем же самым биологическим законам существования, многим «животным» методам борьбы за собственное существование, законам естественного отбора, которые обеспечивают выживание индивидуума в условиях резких изменений условий обитания в худшую сторону. Таким образом, можно предположить, что каннибализм был в истории человечества изначально, ввиду того, что человек имеет животную природу. Однако когда каннибализм стал ритуальным до сих пор остаётся под вопросом. Различные авторы придерживаются порой противоречащих друг другу точек зрения. Так возникают различные теории происхождения ритуального каннибализма. Попробуем рассмотреть некоторые наиболее интересные факты и версии.

Каннибализм встречается уже у людей нижнего палеолита[8].

Пещера Сима-дель-Элефанте

В Южной Европе первые следы пребывания человека были обнаружены в пещере Сима-дель-Элефанте в Атапуерке (Южная Европа, Пиренейский полуостров, Испания), они датируются 1 200 000 — 790 000 гг. до н.э. Находками стали порядка сотни различных фрагментов человеческих костей, принадлежавших, предположительно, шести питекантропам[9]. Здесь же обнаружены орудия труда и кости животных (бизонов, оленей и носорогов). Человеческие черепа пробиты, крупные трубчатые кости раздроблены, а прочие кости были очищены от плоти с помощью заострённых каменных орудий. На лежащих поблизости костях животных также обнаружены следы подобной обработки. Вероятно, эта находка является одним из первых достоверных доказательств существования каннибализма среди питекантропов.
В Южной Африке, в Трансваале, в пещере Сварткрансе[10] некоторые общины практиковали, по мнению Суворова А.С., ритуальный каннибализм, и в большинстве случаев съедали своих умерших родственников, чтобы их жизненная сила (мана, дух, энергия), плоть и кровь не пропали даром, а помогали членам племени[11] . Однако данное мнение не подкреплено какими-либо весомыми аргументами. Факт наличия здесь каннибализма установлен, но нет причин обоснованно заявлять, что он являлся ритуальным.

Пещера Сварткрансе

В пещере Кон-де-л’Араго около Тотавеля (Южная Европа, Восточные Пиренеи) обнаружены человеческие останки, датируемые 450 000 г. до н.э., вероятно, свидетельствующие о проведении некоего религиозного ритуала над умершими. Расчленение тел (а именно: отделение черепа от тела, нижней челюсти и берцовой кости) по мнению некоторых исследователей может говорить именно о ритуальном каннибализме. Однако полностью сложившегося мнения по этому поводу в научных кругах пока также нет.

Пещера Кон-де-л’Араго 

В восточной Азии, в Китае, в пещере Коцетанг (город Чжоукоудянь в районе Фаншаня) около 400 000 гг. до н.э. обитал синантроп[12]. На протяжении тысячелетий[13] он использовал огонь для обогрева своего жилища и приготовления пищи. Синантроп употреблял в качестве пищи около 70 различных видов животных, использовал загонную охоту, орудия труда из кварца, кремня и рога, питался приготовленным на огне мясом. Судя по найденным в пещере останкам, старики и дети иногда становились жертвами каннибализма. Американский учёный Джеймс Э. О. и голландский палеонтолог Кенигсвальд Г. X. пытались увязать появление каннибализма у синантропа с возникновением у него ранних религиозных представлений о передаче через поедание частей тела умершего человека каких-либо его способностей и качеств (по сути – зародыш симпатической и контагиозной магии). Однако, подавляющее большинство исследователей не разделяет подобную точку зрения и относит явление каннибализма в данный период к банальной нехватке пищевых ресурсов, а не к появлению какого-либо религиозного культа.

В пещере Куэва-Мэйор, на территории современной Испании[14], рядом с останками примерно тридцати тел Homo heidelbergensis[15] обнаружено необычное для того периода каменное орудие (названное «Эскалибур»). Вероятно, именно в этой пещере находится древнейшее в истории человечества намеренно созданное (предположительно ритуальное или, возможно, жертвенное) место массового захоронения человеческих тел, приблизительно датируемое 350 000 гг. до н.э. Подобная практика погребения умерших будет широко применяться только через 250 000 лет. Велика вероятность, что это самое раннее фактическое проявление раннерелигиозных ритуалов захоронения, что свидетельствует о проявлении у членов племени особого отношения к телам умерших сородичей.

Бифас

Бифас[16] «Эскалибур» изготовлен был из камня (розового кварцита) длиной порядка 15 см. Этот инструмент никогда не употреблялся для каких-либо бытовых целей. Есть основания считать данный предмет знаковой, символьной вещью. Он отличается особо правильной формой, окрашен по краям, довольно симметричен и хорошо отделан. На данный момент «Эскалибур» лежит на дне пещеры (в провале) среди более 3 тысяч фрагментов человеческих костей, принадлежавщих, предположительно, 32 существам. Большинство из погребённых здесь имели возраст от 8 до 10 лет, чуть меньшая часть — от 18 до 25 лет. Лишь единицы покоящихся были старше 30 лет. Довольно большую часть погребённых составляют особи женского пола в возрасте 15-16 лет (предположительный возраст первых родов). Абсолютно все тела, обнаруженные здесь, являлись целыми (не расчленёнными), что говорит об отсутствии в данном случае явлений каннибализма. Данный случай считается первым случаем отсутствия каннибализма[17].

В южной Европе, в пещере Крапины (территория современной Хорватии) обнаружено несколько тысяч фрагментов раздробленных с помощью каменных орудий костей[18] более двух десятков мезонеандертальцев. Все кости имеют чёткие следы соскабливания с них плоти и добычи костного мозга. Аналогичные раздробленные кости обнаружены и в других пещерах в этой же области. Суворов А.С. утверждает, что здесь древние традиции естественного (вынужденного, например, голодом) каннибализма со временем приобрели форму ритуального каннибализма[19]. В качестве причин подобного автор приводит следующее: «вероятнее всего естественное чувство страха, вины и ответственности за совершённое убийство-казнь сородича, возможная ответная защитная реакция-месть кровных родственников казнённого, а также чувство неутолённого голода породили обычай ритуального каннибализма». Данная идея созвучна приведённой нами ранее фрейдовской. Также выдвигается идея о том, что ритуальное поедание тотемного животного является следствием жертвенного каннибализма[20].

В целом, достаточно сложно судить об отношении древнего человека к данному действию. Антропологи считают, что человек палеолита являлся каннибалом, поскольку значительная часть человеческих останков, обнаруженных в местах стоянок человеческих представителей нижнего и среднего палеолита, имеет следы употребления человеческой плоти в пищу[21]. Причиной каннибализма, предположительно, мог оказаться недостаток белковой пищи[22]. Для всеядных приматов рацион всегда был беден белком аминокислотного состава, поэтому представители человека эпохи палеолита могли употреблять в пищу собственных сородичей для выживания. Позже поедание человеческой плоти оказалось частью религиозной традиции, не лишённой и некоторых физиологических предпосылок: многие аминокислоты, жизненно важные для обеспечения деятельности головного мозга, можно найти в достаточном количестве лишь в тканях крупных млекопитающих[23], избыток которых наблюдался не повсеместно.

Однако факт наличия у человеческих представителей нижнего палеолита какихлибо религиозных культов или ритуалов научно не доказан. Также вполне допустим факт того, что обнаруженные исследователями и, якобы, съеденные люди оказались жертвами вовсе не себе подобных, а хищных животных или падальщиков, ведь в период нижнего палеолита умерших не хоронили в специальных могилах, поэтому человеческие трупы были доступны для них[24].

Можно предположить, что каннибализм, как и погребение сородичей, изначально был обусловлен не только голодом и желанием самоутвердиться, но и стремлением не допустить питания хищников, которые могли бы атаковать племя. Однако в более позднее (70 000 — 35 000 до н.э., период жизни неандертальца[25]) время они, возможно, обретают некоторые отдельные (пусть и незначительные) обрядово-ритуальные черты, о чём может говорить наличие верований в загробное существование[26].

По мнению отдельных исследователей, если обряды каннибализма и жертвоприношений неандертальцев имели по большей части всё-таки естественный характер (для утоления голода и борьбы за собственное выживание), то у кроманьонцев[27], они могли обретать преобладающее религиозное, сакрализованное действие. Например, Суворов А.С. объясняет такое утверждение тем, что у кроманьонцев однозначно существовали погребальные обряды, а значит существовала проторелигиозность. Обнаружено, что в могилу умершего сородича они помещали предметы быта, пищу и даже украшения. В качестве подобных украшений обычно приводят следующие примеры: умерших осыпали охрой, надевали сетку им на волосы и браслеты на руки, на лицо помещали плоские камни и хоронили в согнутом положении (в позе эмбриона). Нет чёткой уверенности в том, что данные действия имели целью только лишь украшение умерших и не являлись элементом какого-либо культа, например, того же задабривания природной карающей силы. Однако такое объяснение выглядит «притянутым за уши»: наличие погребальных обрядов и верований в загробную жизнь вовсе не гарантирует наличие обрядов каннибалистических.

Как мы можем видеть, в столь отдаленных эпохах отделить бытовой каннибализм от жертвенного и ритуального на данном этапе развития палеонтологии не представляется возможным. Можно утверждать, что каннибализм как явление существовал, но о мотивах каннибалов можно строить лишь догадки.

Однако более чётко обстоят дела в не столь далёком от нас прошлом. Для получения более подробного представления о существовавших в эти эпохи культах необходимо отправить читателя к изучению соответствующей антропологической литературы, которая, в отличии от палеонтологического и археологического научного материала, более обширна. Здесь мы рассмотрим краткие выводы некоторых исследователей данного вопроса.

Одними из наиболее ранних документально зафиксированных случаев именно ритуального каннибализма принято считать события, имевшие место во времена древнего Шумера[28], дошедшие до нас благодаря сохранившимся табличкам с клинописью. Здесь повествовалось о своеобразных «дуэлях» и о том, как победители поглощали тела побеждённых (или фрагменты их тел) в качестве пищи, чтобы забрать себе их храбрость и силу. Особо выделяется то, как каждый участник такого ритуала тщательно выбирал себе партнёра (с целью заполучить именно конкретное нужное качество, а не случайный набор характеристик), что полностью исключает возможность бытового каннибализма.

Научная позиция основной массы исследователей в вопросе возникновения ритуального каннибализма такова: на данный момент нет достаточных оснований утверждать, что он возник раньше Шумера. Теперь становится понятна позиция большинства исследователей возникновения первых проявлений особого отношения к трупу, сводящаяся к возникновению ритуалов погребения умерших (а не ритуальному каннибализму), доказательства проведения которых подтверждают их наличие в значительно более ранний период. Однако и это является лишь версией, пусть и преобладающей в научных кругах. Так же как нет оснований считать ритуальный каннибализм первым проявлением особого отношения к трупу, так же и нет оснований считать таковыми погребальные обряды. Именно по этой причине в начале данной статьи было помечено, что данную тему нельзя оставить без рассмотрения.

Интересны мнения отдельных авторов касательно мотивов проведения подобных ритуалов.

Фрезер Дж. утверждал, что суть человеческих жертвоприношений (в т.ч. и жертвенного каннибализма) состояла в обмене энергией между приносимыми в жертву стариками и убивавшими их молодыми претендентами на власть в племени. Считалось, что через подобное действие мудрость и опыт стариков объединяется с творящей мощью и силой молодости. Мосс М. и Губерт Г. считали, что смысл подобных действ в извечном человеческом стремлении к осуществлению процесса индивидуации. Во многих мифах существует рассказ о том, как бог в процессе творения мира приносит самого себя в жертву, и, соответственно, если человек желает достичь божественного, ему также необходимо принести в жертву богу самого себя. Ну или на крайний случай себе подобного, «обхитрив» бога за счет магии (в данном случае – симпатической или контагиозной), отождествившись с убиваемым. Свершается некий взаимообмен, как говорится, «ключ-в-ключ».

Основной целью подавляющего большинства жертвоприношений являлось соединение с божеством, собственное обожение. Второй по популярности являлась цель очищения приносящего жертву от грехов (запоздалое задабривание божества). В обоих названных случаях жертвующему необходимо было самоотождествиться с жертвой. При стремлении к обожению жертва зачастую преподносилась в качестве части божественного тела, иногда – в качестве пищи в божественном пиру[29]. В обоих случаях участвующий в ритуале должен был вкусить жертву, дабы достичь таким образом единения с жертвой, обществом участвующих в ритуале, тотемом, самим богом[30]. Смит У. Р. писал, что племена, тотемами которых являлись хищные животные, в качестве ритуальной пищи часто употребляли людей из соседних племён, очевидно, подражая таким образом самому тотему и, через всё ту же симпатическую магию, соединяясь со своим божеством-тотемом.

При очищении грехов жертву зачастую подвергали жестоким мучениям, а после убийства съедали, но уже для соединения не с божеством, а с самой жертвой. Считалось, что собственными страданиями жертва освобождается от грехов и, став жертвенной пищей, способна передать собственную невинность всем участникам трапезы. В обоих указанных случаях могли присутствовать элементы явного или символического ритуального каннибализма.

Эндоканнибализм[31] (употребление в пищу кровных родственников) широко распространён на острове Новая Гвинея среди некоторых племён[32], обитающих в южной части острова. Здесь существует обычай съедения умерших только женщинами. По мнению большинства антропологов, традиция эндоканнибализма в более новое время связана уже не с нехваткой пищи, а с верой в перерождение умерших сородичей и в возможность их возвращения таким образом в родное племя. В некоторых таких племенах бытует поверье, что лоно женщины во многом подобно лону самой земли. Как земля превращается из рождающего начала в могилу, так и женское лоно способно превратиться из могилы в источник возрождения. Отдельные исследователи объясняют местный эндоканибализм острой потребностью в мясных продуктах питания, но такие заявления представляются сомнительными. Зачастую неподалёку от таких племён проживают столь же обделённые мясом другие группы людей, которые всё же никогда не употребляют в пищу собственных мертвецов и вообще весьма презрительно относятся к подобным соседям.

Метро А. описал некоторые традиции южноамериканских каннибалов из племени Тупинамба[33]. Они находятся на очень низком уровне хозяйственной и общественной организации, часто ведут войны с соседствующими племенами. Целью подобных войн обычно является лишь добыча пищи для устроения каннибальских трапез. Пойманных людей съедают не сразу: производятся длительные истязания жертв, в результате которых последние погибают. Только после этого их употребляют в пищу. Женщины окунают в кровь умерших соски собственных грудей, после чего дают их своим младенцам, приучая их таким образом к каннибализму с самого начала жизни.

Каннибалы из племени тупинамба. Рисунок из книги Х. Штадена.

Подобные традиции не раз отмечались у племён североамериканских индейцев. Например, Ирокезы[34] в течение недели держали своих пленников на медленном огне, заставляя их при этом петь, после чего употребляли умерших в пищу. Вооружённые походы за людьми для своих каннибальских пиршеств с последующими истязанием пленных известны также в Полинезии[35] и Меланезии[36]. В некоторых племенах отдельные фрагменты убитых врагов потреблялись только женщинами, другие – исключительно мужчинами. В других племенах, например у мийянминов[37], в пищу употреблялись лишь тела, головы же хоронили.

Сами каннибалы, по словам Зубова А., объясняют обычай истязания пленников перед съедением тем, что они желают поглотить не саму плоть жертвы, а её силу и доблесть. Чтобы жертва проявила больше мужества, её подвергают жестоким пыткам. Здесь мы можем наблюдать процесс подмены собственных усилий, необходимых для самосовершенствования, и искоренения перед богом собственных недостатков (которые отделяют человека от создателя мира) чужими заслугами, причём подобная подмена осуществляется насильственным путём.

Иногда каннибалы, помимо приобретения чужих мудрости и силы, хотят избежать наказания за собственные проступки, понуждая для этого страдать и погибать другого индивида. Употребляя плоть и кровь, каннибал символически соединяется с очищенной страданием сущностью жертвы, обретая тем самым собственное очищение без особых моральных усилий.

В третьем томе «Золотой ветви» Дж. Фрезер собрал большое количество примеров подобного рода очищения, в некоторых случаях даже целых поселений. Весьма показателен случай, когда в районе Нигера для очищения страны от злодеяний была принесена в жертву девушка. Ёе тело волокли по земле, считая при этом, что вместе с ним землю покидали негативные последствия всех беззаконий. Затем тело было брошено в реку.

Многие исследователи Западной Африки особенно выделяли то, что здесь каннибализм в ходе обрядов человеческих жертвоприношений являлся актом обязательным. Здесь человеческое жертвоприношение не может считаться оконченным до тех пор, пока все не съедят по кусочку плоти жертвы. В отдельных районах нарубленные части тела жертвы специально доставляли в соседние поселения.

Весьма показателен следующий пример ритуального действия.

В районе Паткайского хребта[38] часто производились человеческие жертвоприношения. По рассказам Броун Г., здесь существовала традиция приносить в жертву людей перед началом сбора урожаев риса. Будущие жертвы похищались, и часто ими становились маленькие дети. На шею жертве набрасывалась веревка и в таком виде жертву водили по всем домам в деревне. В каждом доме жертве отрубали фалангу одного пальца, и затем все жители дома обмазывались жертвенной кровью, облизывали отсечённую фалангу, натирали кровью некоторые предметы обихода. После того, как была пройдена таким образом вся деревня, жертву привязывали к столбу и медленно убивали, нанося слабые удары копьями. Кровь, вытекающая из каждой раны, тщательно собиралась, и позже ею обмазывались все жители деревни. Затем вынимались внутренности умершего, плоть сдиралась с костей. Всё это помещалось в корзину и выставлялось посреди деревни в качестве жертвы местным духам. Обагрённые жертвенной кровью жители деревни танцевали вокруг корзины и рыдали одновременно. Затем корзина выбрасывались в лес. Вероятно, что плоть жертвы тайно поедалась членами племени.

Хотя внешне подобная жертва выглядит как жертва духам урожая, тем не менее, в обрядах присутствуют уже знакомые нам страдающего человека. При этом в качестве жертвы предпочитаются дети, невинные девушки, и иные индивидуумы, в минимальной степени отягощённые собственной «греховностью». При дворах правителей Северо-Восточной Индии особо ценились добровольные жертвы. Сам факт добровольности очищал будущую жертву и освобождал от необходимости подвергать ее истязаниям.

Классическая форма человеческого жертвоприношения с последующим каннибальским пиршеством обычно состоит из следующих основных элементов: недобровольная, желательно нравственно чистая, жертва подвергается тяжким пыткам до и во время всего действия, после чего съедается полностью либо фрагментарно.

Как пишет Зубов А., предпочтительность именно человеческой жертвы, скорее всего, состоит в том, что ни одно животное не обладает свободой воли и потому лишь условно может уподобляться сверхсвободному божественному существу, с которым оператор вознамерился соединиться. Со времени осознания божественного антропоморфизма человек стал считаться наиточнейшей копией творца. Нравственно чистый же человек более точно воспроизводит божественный образ.

Напоследок приведу ещё один, безусловно всем знакомый, пример ритуального каннибализма с целью собственного обожествления. Известны примеры ритуальных убийств вождей племени (во времена, когда вождь являлся и социальным, и религиозным лидером одновременно) ввиду их не дееспособности (неумения управлять страной, охотой, войнами, погодой и пр.). Фрейд З. считает, что акт наказания божества, который часто производится в различных магических ритуалах, является однородным наказанию правителя явлением: бога наказывают казнью за то, что он «плохо правит». Это было возможно в эпоху политеизма,

однако если же бог един, как в монотеизме – убить его нельзя. Тогда единственная возможность наказать бога за зло в созданном им мире – это принести его в жертву самому себе же. В частности, подобное явление мы наблюдаем в христианстве, где БогСын приносится в жертву Богу-Отцу для избавления человечества от греха[39]. Невольно вспоминается момент причащения на святой вечере, когда Иисус поил и кормил учеников «плотью и кровью своей». Мы видим то же самое поедание плоти нравственного духовно-развитого существа, которое после подвергается жестоким пыткам и убивается. Параллели, что говорится, на лицо, с единственной разницей, что акт каннибализма свершается как до заклания, так и после на протяжении уже двух тысячелетий.

Вместо заключения

Из всего вышесказанного можно сделать следующие выводы:

1) Собственно каннибализм появляется на заре человеческой эпохи, однако точный момент возникновения именно ритуального каннибализма остаётся не выясненным. Считать ритуальный каннибализм первой именно некромантической практикой на данный момент нет никаких оснований.

2) Было показано, что в определённый момент времени бытовой каннибализм, проходя стадию жертвенного, превращается в ритуальный. Здесь мы имеем полное право причислить данную практику к протонекромантическим (период Шумера и позднее), поскольку взаимодействие с мёртвым организмом в магических и мистических целях при сопутствующем особом отношении к умершему собственно и является Некромантией в её зародышевой форме. Здесь присутствует основной рабочий инструмент Некромантии – труп, проводится определённая работа с ним, имеется мотив и цель магического (обретение сил и качеств, управление условиями, охотой, урожаем, погодой и пр.) или мистического (богоуподобление, единение с коллективным и тотемом, переживание опыта «больше чем я») характера.

3) Можно утверждать, что ритуальный каннибализм является достаточно аппликативной и функциональной деятельностью, поскольку направлен на достижение многих прикладных целей: питание (физиологический аспект); обретение спокойствия (психологический аспект52); очищение людей и мест, в т.ч. поселений и городов (целительский аспект); получение желаемого (магический аспект); укрепление общества (социальный аспект) и богоуподобление (мистический аспект). Данное действие охватывало весь спектр потребностей первобытного человека.

4) Причины, побуждающие человека свершать акт каннибализма, сокрыты, вероятнее всего, в его собственной психике и имеют коллективные и архетипические черты, поскольку они непременно воспроизводились в разные эпохи в различных и не связанных друг с другом географических локациях. Существует гипотеза, что одной из причин возникновения каннибализма является сама природа человеческой психики, которая склонна к воспроизведению собственных глубинных архаических содержаний. Некоторые исследователи убеждены, что каннибализм имеет психическую первопричину, и поскольку всё исходящее из глубин бессознательного окрашено иррациональными тонами, каннибализм вскоре приобретает столь же иррациональный характер – он мистифицируется и превращается в культ. Однако данная идея остается недоказанным предположением отдельных авторов.

Условимся, подобно большинству научных исследователей (до тех пор, пока не будут найдены веские доказательства обратного), считать, что:

- первым проявлением некромантических практик является возникновение погребальных обрядов;
- ритуальный каннибализм также является некромантической практикой, но возникает он позже обрядов погребения.

Имеющиеся факты выстраивают события именно таким образом.

Kristof,
26.01.2016

___________________

[1]  Фрейд З., Толле Э., Гурджиев Г. и пр.

[2]  Физическое бессмертие; бессмертие души; слава как вечная жизнь в памяти потомков; первобытные идеи о бесконечной и повсюду разлитой магической силе – мане; идея о загробном мире; Юнг К.Г. в качестве одного из поздних примеров воплощения подобного рода психических содержаний коллективного бессознательного приводит открытие закона сохранения энергии (ту часть, что энергия не может быть уничтожена, но лишь конвертирована); и пр.

[3] Пралогическое мышление — понятие, введённое Л. Леви-Брюлем для обозначения раннего этапа развития мышления, на котором формирование логических законов ещё не завершено: существование причинно-следственных связей уже осознано, но сущность их выступает в мистифицированной форме, вероятно по причине недостатка знаний. Явления соотносятся по признаку причина-следствие и тогда, когда они просто совпадают по времени. Сопричастность событий, смежных во времени и пространстве, служит в пралогическом мышлении основой для объяснения большинства событий, происходящих в окружающем мире (например, в некоторых племенах считается, что женщина беременеет не от соития с мужчиной (это просто никому не приходит в голову, поскольку события зачатия и рождения сильно разнесены друг от друга во времени), а от вселения в тело женщины духа того места, где она впервые ощутила ребёнка внутри своего тела). Человек при этом предстаёт тесно связанным с природой, особенно с животным миром (отсюда, вероятно, берёт начало тотемизм). При пралогическом мышлении природные и социальные ситуации осознаются как процессы, происходящие под покровительством и при противодействии незримых сил. Магию как попытку влиять на окружающий мир принято считать порождением пралогического мышления.

[4] Стоит оговориться, что пралогически мыслящий человек всё же мог и не отделять себя от умершего.

[5]  Пралогическое мышление близко к мышлению ребёнка, который только начинает осознавать себя в мире. Ребёнок рассматривает мать как часть себя, и пытается управлять ею. Для представителей древних племён характерно подобное отношение к своим соплеменникам, предкам, животным (тотемам). Этот этап развития личности можно считать одной из предпосылок ритуального каннибализма – подробнее об этом см. исследования Винникотта Д.В.

[6]  Фрейд З. Тотем и табу. М.: Академический проспект, 2007.

[7] Суворов А.С. Первобытный каннибализм.

[8] Палеолит – первый исторический период каменного века, обусловленный началом использования каменных орудий семейством наиболее прогрессивных приматов (включающим людей и больших человекообразных обезьян) около 2,5 млн. лет назад (длился до 12 тыс. лет до н.э.). Нижний палеолит – около 2,5 млн. — 130 тыс. лет до н.э.

[9] Питекантроп (от греч. πίθηκος — обезьяна и ἄνθρωπος — человек), или обезьяночеловек, или «яванский человек» – ископаемый подвид людей, некогда рассматриваемый как промежуточное звено эволюции между австралопитеками и неандертальцами. Оценённый интервал существования между 1 млн. и 700 тысяч лет назад.

[10]  470 000 до н.э.

[11] Суворов А.С. Первобытный каннибализм.

[12]  Синантроп (лат. Sinanthropus pekinensis — «пекинский человек», в современной классификации — Homo erectus pekinensis) – подвид рода Люди, близкий к питекантропу, однако более поздний и развитый. Был обнаружен в Китае. Жил около 400-600 тыс. лет назад.

[13] 400 000 – 100 000 до н.э.

[14]  Южная Европа, Пиренеи, возвышенность Сьерра-Атапуэрка.

[15]  Гейдельбергский человек (лат. Homo heidelbergensis) – ископаемый вид людей, европейская разновидность человека прямоходящего (родственный восточноазиатскому синантропу и индонезийскому питекантропу), обитавший в Европе 345-800 тыс. лет назад. По-видимому, является потомком европейского человекапредшественника (Homo antecessor) и непосредственным предшественником неандертальца.

[16]  Орудие, заострённое с двух сторон.

[17] Суворов А.С. Первобытный каннибализм.

[18] 135 000 до н.э.

[19] Автор в некотором смысле отождествляет ритуальный и жертвенный каннибализм, считая первый следствием второго.

[20] В племенах доцивилизованных сообществ первопредком человека считалось какоелибо животное. У различных племён это животное было также различным. В виду подобного отождествления с животными возникало понятие табуированного животного. Также нельзя отрицать возможность того, что перенос с человека на животное осуществлялся для того, чтобы вместо человека употреблялось в пищу животное (вероятно, так и происходило на более поздних стадиях культурного развития человека).

[21] Tim D. White. Once were Cannibals. Evolution: A Scientific American Reader.

[22] James Owen. Neandertals Turned to Cannibalism, Bone Cave Suggests. National Geographic News.

[23]  Pathou-Mathis M (2000). «Neanderthal subsistence behaviours in Europe». International Journal of Osteoarchaeology 10: 379–395

[24] Karl J. Narr. Prehistoric religion. Britannica online encyclopedia 2008.

[25] Неандерталец (лат. Homo neanderthalensis или Homo sapiens neanderthalensis) — вымерший или ассимилированный представитель рода Люди. Первые люди с чертами протонеандертальца существовали в Европе ещё 350-600 тысяч лет назад, последние неандертальцы жили 25-35 тысяч лет назад.

[26]  Неандертальцы являлись носителями мустьерской культуры. В гроте Ля-Шапель-о-Сен во Франции было обнаружено неглубокое захоронение со скелетом в позе эмбриона. Рядом с телом были оставлены цветы, яйца и мясо, что может свидетельствовать о вере в загробную жизнь и наличии религиозно-магической практики.

[27]  Кроманьонцы – общее название ранних представителей современного человека, которые появились значительно позже неандертальцев и некоторое время сосуществовали с ними (40 — 30 тысяч лет назад).

[28] Шумер — первая письменная цивилизация, существовавшая на юго-востоке Месопотамии – региона в междуречье Тигра и Евфрата – с IV по III тысячелетия до н. э.

[29] Фрейд З. Тотем и табу. М.: Академический проспект, 2007.

[30] Там же.

[31] В отличие от экзоканнибализма – употребления в пищу людей, не состоящих с каннибалом в родственных связях.

[32]  Например, племена Форе (народ в ПапуаНовой Гвинее, численность составляет порядка 20 тыс. человек по состоянию на 2010 год, религия – протестантизм в смеси с традиционными верованиями) и Гими (народ папуасской группы; численность около 30 тыс.).

[33] Тупи — одна из крупнейших этнических групп в составе индейцев Бразилии. Тупинамба — название одного из племён, входивших в эту общность.

[34] Ирокезы (фр. Iroquois) — группа племён, проживающих на территории США (штаты НьюЙорк, Оклахома) и Канады (провинции Онтарио и Квебек). Самоназвание – ходинонхсони (в переводе – «люди длинного дома»). Относятся к американоидной расе. В США проживает около 80 тысяч ирокезов, в Канаде – около 45 тысяч.

[35] Полинезия (от др.-греч. πολύς и νῆσος — много островов) – субрегион Океании, состоящий из более чем 1000 островов, разбросанных по центральной и южной части Тихого океана между 23°30’с. ш. — 28°ю. ш. и 176°в. д. — 109°20’з. д. Площадь Полинезии (без Новой Зеландии) составляет 26 тыс. км². Население Полинезии составляет 1,2 млн человек (по переписи 1969 года).

[36] Меланезия (от др.-греч. μέλας «чёрный» и νῆσος «острова») – совокупность островных групп в Тихом океане, расположена к северо-востоку от Австралии. Площадь порядка 940 000 кв. км,  численность населения 6 500 000 человек.

[37] А.Зубов. История Религии. Том 1.

[38] Ракхайн или Аракан – горный хребет в западной Мьянме, между побережьем штата Ракхайн и Центральной Мьянмой, где протекает река Иравади. Хребет Ракхайн протянулся от мыса Модин на юге до штата Манипур на севере. Он включает горы Нага, Чин и Паткай.

[39] На что впервые обратили внимание Фрейд З. и, отчасти, Фрезер Дж. Фрейд считает, что именно по этой причине зародилось христианство (т.е. причина – психическая).