Вступление

Для рассмотрения сущности Дьявола необходимо взглянуть на путь его «становления». Ведь в своём чистом виде он возник благодаря христианству, а на пустом месте ничего не создается. В настоящей работе я рассмотрю основные черты Дьявола, откуда они пришли – и что есть сейчас. Это необходимо в силу того, что человеческой психики, чтобы провозгласить что-то новое – надо заклеймить старое. Доказательства этого приведены ниже.

До христианства

С древнейших времён люди верили в духов. Особенность того времени заключается в том, что в мировоззрении не существовало абсолютных категорий «добра» и «зла», этот дуализм появился гораздо позже. Мир воспринимался целостно, без деления. Поэтому и не существовало «злых» и «добрых» духов в нашем понимании. Человек разделял их в зависимости от того, «получал» ли он от них пользу или вред. Причём отношение к ним могло меняться на противоположное за короткий срок, впрочем, также и вернуться обратно.
Люди приносили жертвы духам, как зловредным, так и благодетельным. Настроение последних могло меняться и человек «заручался» поддержкой и старался не злить их. В то время люди оставались «собой», не вверяясь никому из духов. Так могли ругать идолов, если те не помогли им на охоте, но после этого будут дарить подношения и танцевать в честь них – если та удалась. Не было обязательной богобоязненности – разговаривали на равных, если могли. Люди того времени рассчитывали на свои силы – боги тебе помогут, если ты сможешь этой помощью воспользоваться. Так для рядового члена племени духи были «злы» (в их понимании), для колдуна же они были опасными – но он умел с ними обращаться.
Носителями подобных знаний были люди не многочисленные, можно сказать интеллектуальная элита. Обывателю не важно разбираться во всём этом. Для него колдуны и шаманы вызывают с одной стороны зависть, с другой страх. Он не имеет возможности проникнуть в знания, поэтому и хочет всё на халяву, чтобы свершилось чудо. Магия это иное, результат достигается собственными усилиями. Поэтому и представления обывателя будут значительно отличаться от таковых у колдуна. Жрецы, маги, шаманы и т.д. имели развитую систему мировоззрения, воспринимая мир не через призму массовой культуры. Уровень знаний подобного толка не зависит от технического прогресса цивилизации. Отсюда мы и получаем огромное количество нелепостей и мифов.
Постепенно, с познавательной деятельностью человека мир усложнялся. Возникли пантеоны языческих богов, которые отражали реалии природы и общества. В то время не было необходимости выделять Дьявола как «абсолютное зло», боги были многогранны и они несли в себе положительные и отрицательные стороны. Можно сказать, что каждый из них нёс в той или иной мере черты Дьявола, которые отложились в качестве свойств архетипа в бессознательном людей.
Достаточно вспомнить богов Древней Греции или же Рима. Они не были абсолютно добры, но и не кровожадны. Артемида, богиня, следящая за здоровьем людей и животных, уничтожала слабых и больных. Или же Гадес – правитель подземного мира, властитель душ, посылал гибель посевам, скоту, людям. В тоже время он является и Плутоном – бог изобилия и достатка. Подобный дуализм у всех богов пантеона. Это же относится и к Дьяволу, благо для адептов и зло для врагов.
В индуизме парадоксален образ Шивы, входящий в Тримурти (Брахма – Вишну – Шива). Он и группа его богов отвечают за такие явления в природе, как гроза, война, знания и разум, всё «страшное» для обывателя, включая смерть.
Шива покровительствует двум путям развития: йоге и тантре. Первое направлено на достижение цели кратчайшим путём, за счёт беспощадной дисциплины сознания. Второе – это следование своей природе, преодоление своих желаний, путём их насыщения. Стоит отметить тот факт, что Шива сам добивается результатов, он прилагает усилия. Даже своего статуса он добился сам:
Когда первопредок людей, Дакша, собирался произвести первое жертвоприношение на вершине горы Химават, он пригласил всех богов, кроме Рудры-Шивы, так как воспитанные боги пренебрегали этим дикарем, а сам Дакша точил на Шиву зуб после того, как тот увел у него дочку. Шива же ворвался непрошеным и испортил все мероприятие: он уничтожил жертву, досталось и самим богам – многие из них трагически погибли. Но Шива сам и реанимировал пострадавших.
В некотором роде это похоже на то, как добился своего статуса Дьявол в христианской религии. Важный момент во всём этом – ставка на свои силы, что было своего рода идеалом того времени. Люди, которые обращались к Шиве — должны заслужить его доверие. А он может еще чинить препятствия на пути. Мифом стало то, что Дьявол является врагом человека, но как и для Шивы, природы он безразличен.
Шива олицетворяет изменения, которые происходят постоянно. С одной стороны он разрушает, но разрушает – чтобы появилось новое. Но часто обыватель приписывает ему только само разрушения, делая его «злым». Та же картина наблюдается и с Дьяволом. Они оба находятся вне категорий «добра» и «зла». Интересно то, что Дьявол отвечает за творчество, за постоянные изменения – зло творят, добро делают. По христианским воззрениям бог совершенен, он статичен. Его мир не должен меняться, можно сказать, что он и творчеством то не обладает.
Первыми кто вывел категории добра и зла в абсолют были зороастрийцы. С тех пор восприятие мира людей всё больше становилось однобоким. Появилась война, в которой добро непременно победит зло, поставит на колени и зверски убьёт. В качестве главного злодея в древнеиранской религии выступает Ариман – злой бог разрушения. Он испортил мир, который создал добрый бог Ормузд. Всё, что не нравится человеку – дело рук Аримана и его армии, начиная от комаров и до бесконечности – плохая погода, мысли и т.д. — происходит сближение морального и физического зла.
Ариман является злом по своей сути и поэтому добро и зло должны разделиться и последнее будет уничтожено. Поэтому всё, что будет делать человек полезно либо Ормузду, либо Ариману. Но зороастризм имеет свои особенности. Они не осуждали материальные ценности, т.к. считали зло находится в духовной субстанции. Аскетизм они считали одним из грехов, как и воздержание. Люди заботились о своём хозяйстве, растили детей, соблюдали ритуальную чистоту и т.д. – всё это ослабляло силы Аримана. В христианской религии эту идею изменили – злом стало всё, что не относится к духовному, а всё материальное, живое, развивающееся, творческое – это перейдёт к Дьяволу.

Дьявол в Христианстве

Взяв модель персидского зороастризма, Дьявол выступает в качестве противника бога. Он является своеобразной переработкой Аримана, а его воинство — это языческие боги прежних религий, в частности – римской. Но, по большому счёту, Дьявол выступает в качестве пугала, которым удобно пугать верующих.
Модель христианства рассматривает Дьявола, как ангела, который пошёл против воли творца и отделился от него. Он выступает в качестве «злой» силы, которая распространилась на столько, что всё время, до появления спасителя мир находится полностью под его властью. Даже все ветхозаветные праведники очутились в аду, из которого их вывел Христос. Чтобы спасти мир необходимо принести жертву – сына божьего. В целом получилась интересная картина – всё излишнее нагромождение на мироздание – это добро, а всё то, что соответствует законами природы – получилось злом.
Языческие боги не исчезли, их функции получил Дьявол. Таким образом он впитал в себя весь мир. А христианство в этом ракурсе выглядит как надстройка, шум в восприятии мира. Дальше христианство начало пытаться сделать из него как можно более страшную фигуру. Всё, чтобы не происходило плохого – по вине Дьявола. Он стал царить везде – и с наружи и внутри человека. На него было переложено столько, что убрать его стало не возможно, впрочем как и унизить.
Аббат Рикальм заявляет: Дьяволов в воздухе, – что пылинок в солнечном луче; более того, самый воздух есть род дьявольского раствора, в котором утоплен человек. В каждой складке жизни сидит демон. Дьявол ревет в ветре, пылает в пламени, чернеет во мраке, воет в волке, каркает в вороне, шипит в змее, прячется в плоде, в цветке, в песчинке.
В конце договорились до того, что за богом остается только надежда на послесмертие и рай, о котором мало что известно, кроме того что там хорошо. Он оказался очень удобным, чтобы внушать страх пастве, что церковь успешно и делала. Если вы идёте не с нами, значит с ним, посмотрите на него, какой он страшный.
Дьявол — главный министр небесного двора, рычаг, при помощи которого работает церковь. Бог одним словом мог бы повергнуть его во мрак небытия, но он остерегается это сделать: бог сильно нуждается в нем, так как на его счет он может относить все глупости, в которых могли бы обвинить его самого. Поэтому он оставляет дьявола в покое и терпеливо переносит все его выходки по отношению к своей супруге, к своим детям, к самому себе. Бог не может обойтись без дьявола, богобоязненность часто не что иное, как страх перед дьяволом. Не будь дьявола, многие набожные люди никогда не помышляли бы ни о боге, ни о его духовенстве.
— «Карманное богословие», Аббат Бернье

На этой волне, всё что относится к противоположному лагерю делается максимально не привлекательным. Вырастают мифы, легенды о том, как ведьмы сплошь и рядом убивают младенцев, имеют хвосты, сношаются с дьяволом и устраивают оргии, имеют патологическое стремление делать гадости и т.д. В результате подобной деятельности к Дьяволу добавилось такое качество, как ужас у обывателя к нему. Подобного не возникало в других религиях.
В христианстве произошла интеграция всех черт, взятых от языческих богов и собранных в единую сущность – Дьявол. Получился персонаж, который олицетворяет собой Природу и жизнь с одной стороны, а с другой – он внушает ужас обывателю.

Дьявол в литературе

Большой вклад в реабилитацию Дьявола внесла литература. Начиная с XVI века, мыслители смогли постепенно вырываться из тисков церкви. Появлялись первые произведения, где люди задумывались о природе Дьявола и рассматривали его с другой грани. Известным произведением было «Опыты» Мишеля Монтеня. Позже, уже в XVII веке появилась художественная литература — трагедии Вондела «Люцифер», «Адам в изгнании», «Ной» и поэма Д. Мильтона «Потерянный рай». В поэме Люцифер выступает совсем иным образом, он несёт в себе мотивы красоты, трагизма, печали. Симпатии принадлежит ему, а не богу творцу. Любопытно то, что авторы не стремились восхвалять Дьявола, это получилось само собой, хотя оба являлись католиками.
Позже Дьявол в литературе не несёт в себе цели вызвать ужас и отвращение – к примеру Мефистофель из «Фауста» Гёте, Воланд из «Мастера и Маргариты» М. Булгакова. Постепенно возникает потребность в переоценке категорий «добра» и «зла» в церковном понимании. Дьявол стал олицетворять вызов, который может сделать человек, как и тот в своё время богу, ради жажды знаний, достижения могущества и т.д. В конченом счёте, литература дала возможность задуматься обывателю о Дьяволе, стали появляться произведения открыто прославляющие его. Часто он представлен в романтическом образе – всё больше ему стали приписывать человеческие черты. И он уже значительно отличен от того Дьявола, который был представлен в религиозном воззрении.

Размышления

В ходе изучения данного вопроса, я открыл много вещей, которых даже и не подозревал. Изучение черт его архетипа показало, что они в большинстве своём необходимы магу. Я посмотрел на него сквозь различные религиозные призмы, посмотрел и как обыватель. Но истинную свою сущность он проявит тогда, когда с ним взаимодействуешь, чтобы измениться и познать мир. Я полагаю магическая практика позволит раскрыть его внутреннюю составляющую. Частично прикоснуться к ней даёт сатанизм, который оказался довольно близок к некромантии. А самое интересное это то, что ещё года 2 назад я считал низом – стало верхом, куда в целом и следует стремиться.

Dhias
2006