Симон. Папская магическая и оккультная практика внутри католической церкви (Simon. Papal Magic: Occult Practices Within the Catholic Church). Раздел I: Католицизм и оккультизм. Священная власть над бесами. Итальянские масоны и Ватикан. Стр. 70-95.

«Гримуар Гонория, пожалуй, самый откровенно дьявольский из всех трактатов, связанных с Чёрной Магией. . . »
А. Э. Уэйт,« Книга чёрной магии и договоров»

Пришло время обратиться непосредственно к Гримуару Папы Гонория III. Говорят, что он был впервые опубликован в 1670 году, в разгар деятельности Ла Вуазон, когда младенцев почти ежедневно приносили в жертву во время чёрных месс, организованных для отчаявшихся матрон и королевских любовниц, гримуар становится всё менее фантастическим и всё более правдоподобным, благодаря участию священников в оккультных практиках.

Версия Гримуара, которую мы имеем сейчас, действительно датирована 1670 годом, и та, что находится в Риме, написана не раньше. Тем не менее, она написана на французском, и только на французском. Я не смог найти оригинальную версию, опубликованную на итальянском, латинском или любом другом языке. По этой причине и для пояснения других доказательств, к которым мы обратимся далее, я должен предположить, что Гримуар был изначально французским произведением, ставящим под сомнение то, что его написал Гонорий III. Однако это не означает того, что Гонорий III не пользовался им, как и другие его кардиналы, епископы или священники.

Однако прежде чем мы продолжим, давайте посмотрим на структуру самого Гримуара.

Первый раздел Гримуара — это типичное пособие мага, состоящее из ритуалов, совершаемых в определённые дни при помощи определённых духов. Существует много правил, связанных со служением мессы, отправлением таинств и вознесением молитв Иисусу и Святой Троице. Не может быть никаких сомнений в том, что Гримуар предназначался для  совместного использования с Rituale Romanum - собранием молитв, ритуалов и экзорцизмов, которые являются стандартным набором в библиотеке каждого священника.

Однако за первым разделом следуют ещё два, и это даёт нам более глубокое представление о целевой аудитории, которой предназначалась книга. Второй раздел посвящён поиску сокровищ и делам сердечным (или, по крайней мере, эротическим), в то время как третий — только заклинаниям для защиты сельскохозяйственных культур и домашнего скота. Именно этот последний раздел даёт нам некоторые свидетельства возраста Гримуара и его происхождения.

Как человек, который имеет немалый опыт перевода с французского различных гримуаров, я могу утверждать, что в Гримуаре Гонория содержатся инструменты для решения основных проблем, которые волновали человека того времени. Хотя первые два раздела были достаточно легки для перевода на английский язык, последний оказался более трудным. Этому есть две причины: (а) он касается в основном животных, скота и сельскохозяйственных культур, которые имеют свои собственные уникальные жаргонные названия, особенно среди французского крестьянства; и (б) некоторые термины, использованные в этом разделе, устарели и больше не используются в современном французском языке. Мне пришлось обратиться к словарям, возраст которых составлял не менее двухсот-трёхсот лет, и, к счастью, я смог найти эти бесценные источники и решить некоторые незначительные проблемы с текстом. Однако употребляемая терминология продемонстрировала мне и то, что автор этого Гримуара жил и писал до девятнадцатого века и уж точно не позднее его конца, что делает предполагаемую дату публикации Гримуара в 1670 году ещё более правдоподобной.

Кроме того, акцент на заклинаниях для защиты домашнего скота подразумевает, что этот Гримуар — или его отдельные части, посвящённые такому вопросу — имели хождение во французской деревне, а не в городах, и действительно там он мог бы быть составлен из других, более популярных книг по народной магии, которые можно было просто добавить к его тексту, как и поступили с этим последним разделом практически никак не связанным с первой, более сложной, официальной и церемониальной частью.

На мой взгляд, Заклятая Книга Гонория — гораздо более старый гримуар, который, скорее сего, послужил вдохновением для Гримуара Папы Гонория III, о чём нам сообщает поразительное сходство между ними. Каждый из этих гримуаров начинается со встречи магов в Риме. В описании Заклятой Книги эта встреча происходит как реакция на усиление враждебного отношения к магии и магам, которым приходится собраться, чтобы решить что делать для сохранения своего тайного искусства. В Гримуаре Гонория III, однако, это собрание созывается самим Папой, а остальная часть Гримуара не содержит продолжения повествования об этом.

В другой версии Гримуара Папы Гонория III эта вводная часть дана более подробно. В нём также описан Гонорий Великий, призвавший магов в Рим, но там указывается ещё и на некую папскую буллу, в которой магия защищается по каноническим соображениям. Она основана на цитате из Матфея 16: 15-19: «и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах», — и далее упоминает о чудесах, совершённых Иисусом, подробно описанных в Евангелиях, и о последующей передаче Его власти апостолам. Пётр — первый в длинном ряду пап.

Эти библейские тексты приводятся в качестве доказательств и канонических прецедентов для использования священниками оккультизма и магии. Поскольку священники должны быть экзорцистами, и поскольку обряд  Extreme Unction (более известный как «Last Rites») изначально был разработан для исцеления больных, казалось бы, использование сверхъестественных возможностей не должно выходить за рамки правил Церкви и её служителей. Фактически, Церковь признаёт действенность своих собственных таинств, когда их совершает священнослужитель, имеющий на это законное право, независимо от того, праведный ли это священник или порочный: другими словами, сверхъестественная сила была передана ему через ритуал рукоположения и каждый ритуал, который он выполняет, включая важнейший обряд пресуществления, происходящий во время мессы, когда хлеб и вино становятся в телом и кровью Иисуса Христа — считается действительным и действенным независимо от того, был ли священник праведным или нет. Эта точка зрения открыла лазейку для злоупотребления таинствами священнослужителям, рукоположенных законно, в результате чего они оскверняются в таких актах, как Чёрная месса или ритуалы рассматриваемого Гримуара. Они могут быть кощунственными, отвратительными и еретическими, но они, тем не менее, действенны, когда их совершает священник, рукоположенный ортодоксальной Церковью.

(В восточных православных церквях — церквях Греции, России, славянских, ближневосточных и некоторых африканских стран — эта позиция считается довольно бессмысленной: священник и даже епископ не считаются обладателями необходимой сакральной силы и способностей, если только он не соответствует полностью канонам своего прихода или епархии, они должны быть в полной гармонии с церковным сообществом, иначе любые ритуалы ими совершаемые, автоматически становятся недействительными. Это полное различие в подходе к таинствам является одним из препятствий в объединении восточных и западных церквей.)

Как только идея о том, что священники могут использовать сакральные силы, была признана каноничной через посредство церковного закона, гримуары оказались сопряжены с церковными ритуалами. В гримуарах же, в свою очередь, заклинание определённых духов тесно связано с определёнными днями недели. Эта идея восходит ко времени древнего Вавилона, когда семи «планетам» — Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн — ставили в соответствие один из дней недели. Эта идея получила развитие и закрепление в том, что кроме дней недели в соответствие планетам стали ставить и часы. В Гримуаре, который мы рассматриваем, представлены таблицы планетарных часов, опубликованные в третьей книге Оккультной Философии Агриппы, это говорит о том, что автор  Гримуара был знаком и с другой оккультной литературой.

Каждая планета имеет власть над соответствующими событиями и людьми. Например, дух вторника — это Намброт и он, как полагают, способен поднять оператора «в чести и достоинстве». Планета вторника — это Марс, а символ Марса находится в центре Печати Намброта, на которой его имя написано по окружности.

Проблема с этим конкретным текстом заключается в том, что заклинание понедельника, посвящено Луне и Тринитасу («Троице»), не упоминает Троицу, вместо этого обращаясь к Люциферу. На печати также  по окружности написано имя «Люцифер». Вокруг Печати — Prohibeo te Lucifer in nomine sanctissime (Я сдерживаю тебя, Люцифер, в самом святом имени) -эта фраза указывает на то, что оператор должен вызвать Люцифера и проявить свою власть над ним. Исходя из этого, можно предположить, что духи оставшихся шести дней также являются демонами, и мы окажемся правы, потому что у нас есть Астарот, широко признанный во всех гримуарах как могущественный демон, как дух, которого нужно вызывать в среду. Астарот — это осовременненный образ древней месопотамской богини, Иштар вавилонян и Инанны шумеров. (Среди учёных также ведётся дискуссия о том, является ли Иштар / Астарот другой формой Ашеры, ближневосточной богини, которая, предположительно, была супругой Яхве, Бога еврейского народа).

Прочтение описаний семи дней и их духов поможет читателю сориентироваться в системе, используемой в рассматриваемом нами Гримуаре, но прежде чем их призывания смогут быть исполнены, необходимо выполнить ряд подготовительных ритуалов. Наиболее важным из них является создание магического круга.

Стандартный элемент практически каждого гримуара (за исключением Книги Абрамелина Мага и, возможно, очень немногих других) это магический круг, который является священным защищённым пространством, где маг и его помощники должны стоять во время проведения призыва. Как только церемония будет начата, что бы ни происходило, маг не должен покидать круга, до тех пор, пока духам, которые были вызваны заклинанием, не будет приказано удалиться. Если вызванный дух после изгнания не ушёл и притаился за кругом, мага ожидают неприятные последствия.

Магический круг представляет собой пространство, где соединяются два мира — обычная реальность и мир невидимый. Это точка соприкосновения между ними, между небом и землёй или между нашим миром и потусторонним. Здесь маг контактирует с духами, ангелами и демонами. Некоторые авторы представляют этот процесс в виде взаимодействия мага с элементами его или её собственного подсознания. Действительно, пациенты, проходившие сеансы глубинного психоанализа с известным швейцарским психологом Карлом Густавом Юнгом, как известно, рисовали сложные волшебные круги или мандалы, представляющие их успешное движение к обретению душевной целостности. Для церемониального мага магический круг это не конечная, а отправная точка, так как подход мага к работе с психическими уровнями скорее активный и упреждающий, чем пассивный. Он не ждёт результатов психоанализа в течение многих лет, а сам погружается в психокосм со всеми доступными инструментами. Вызов духов, таких как Люцифер и Астарот, может представлять собой попытки противостоять значимым психическим комплексам, укрытым глубоко в бессознательном. Эти столкновения неизбежно опасны, и тщательность подготовки магического круга, в конце концов, окупается, потому что это очень важный элемент в обеспечении безопасности мага и его устойчивости перед лицом невообразимого ужаса, а также осязаемое выражение «безопасного места», из которого можно исследовать чудовищ, обитающих под покровом наших снов и кошмаров.

Гримуар утверждает, что «прежде, чем начинать любое заклинание, нужно быть предусмотрительным, сделав круг и освятив его». Поскольку цель этого действия не обозначена, давайте раскроем её сейчас.

Помимо усилий, необходимых для создания самого круга, — о чем мы уже говорили, — не следует игнорировать и требование того, чтоб он был окурен благовониями. Благовония используются не только для ароматизации пространства или придания ему «церковной» атмосферы. Роль фимиама весьма важна в оккультном ритуале. Различные ароматы имеют разные свойства (в том числе, по разному воздействуя на психику), и каждой планете соответствуют свои благовония. Таким образом, для Луны можно сжигать камфору, для Венеры это может быть сандаловое дерево или даже (по мнению вудуистов Нового Орлеана) пачули. Чувство обоняния плохо развито у современного человека, но оно является древним и важнейшим чувством для всего животного царства. Хотя мы не всегда осознаём влияние запаха на наши психические состояния, необходимо описать механизм обоняния: когда мы ощущаем запах чего-то, подобно фимиаму, мы фактически глотаем его частицы своим носом. Мы, в некотором смысле, едим вещи, от которых исходит запах. Происходит химическая реакция, и, таким образом, затрагивается нервная система, что означает, что также подвергаются влиянию мозг и психика.

Кроме того, соотнесение разных ароматов с планетами является своеобразным мнемоническим приёмом. Как только мозг «обучен» распознавать и различать различные ароматы, легко вызвать соответствующие им ассоциации и духовные состояния. Этот эффект усиливается, когда мы сочетаем его с применением различных цветов, подходящих для отдельных планет: таким образом, мы объединяем два чувства — обоняние и зрение. Добавьте к этому соответствующие заклинания, и ощущение звука дополнит механизм, которым является наш ритуал. Всё это совмещается с идеями и понятиями, воспоминаниями, не являющимися частью планетного комплекса, к которому мы обращаемся, такие связи облегчают обращение к планетарному духу.

Эта идея не чужда и Церкви. На протяжении веков священник, в соответствии с датами церковного календаря, надевает облачения определённых цветов  для различных типов служб: для мучеников, Девы и т. д. В празднование Страстной Пятницы церковь обычно задрапирована фиолетовым цветом, а распятие и другие изображения святых покрыты фиолетовыми вуалями. Пасха, конечно, золотая и белая и т. д. Связь цветов с духовными состояниями использовалась и Церковью, и магами в одних и тех же целях: произвести впечатление на психику участников, завладеть их вниманием и отвлечь от посторонних мыслей, идей и т. д.

Ещё один аспект использования благовоний во время церемоний был мало освещён, но мы сейчас это исправим.

Духовным силам обычно требуется материальная основа, чтобы проявить себя в нашем мире. Широко известно, что в качестве проводников используются медиумы или «ченнелеры», которые добровольно позволяют своему телу и нервной системе стать инструментом для проявления духа. В других случаях, например, при одержимости, дух — в этом случае демон — овладевает телом и нервной системой людей против их воли. А, например в гаитянском вуду, участники действа могут стать вместилищем для одного из своих богов на время церемонии. Мы можем сказать, что во всех этих случаях люди выступают в качестве материальной основы для проявления духовных сил, явно демонстрирующих своё присутствие в нашем мире.

Однако для проявления имеются и менее радикальные средства.

Использование дыма от курений ладана, например, позволяет плохо видимым духам сделаться видимыми, поскольку они способны, возможно, благодаря свойствам своего рода магнетизма, о котором мы не знаем, — окутываясь дымом, создавать для себя, своего рода, покров, оболочку. Это похоже на то, как мы заштриховываем карандашом лист бумаги, чтобы проявить то, что было написано на предыдущем листе.

Духи часто используют этот метод. Когда слышны завывания ветра, нам говорят «Это только ветер. Нечего бояться». Однако звук, издаваемый ветром, может быть использован духами в качестве материальной основы. Звуками, которые так схожи со стонами мечущихся душ, и которые могут быть научно зафиксированы как эффекты, вызванные ветром, свистящим через ветви деревьев и т. д., также могут воспользоваться и духи, чтобы передать свои послания. Случайные колебания издаваемого ветром звука могут быть изменены ими так, чтобы они превратились в понятные нам слова и фразы, случайное появление которых даже разумное применение быстрого преобразования Фурье было бы не в состоянии предсказать.

Поэтому, когда совершается ритуал церемониальной магии, всё должно записываться и анализироваться с равным вниманием. Каждое чувственное переживание может представлять собой форму слабой связи с вызванными силами. В совокупности эти переживания могут сообщить что-то действительно важное.

Инструкции, приведённые в Гримуаре, являются не совсем полными. Нам дана конструкция магического круга, и отдельные печати планетных демонов, нам даны сами заклинания, по одному для каждой из четырёх сторон света (восток, юг, запад и север) и дополнительные заклинания, на случай, если первые не сработают. Но Гримуар предполагает, что читатель имеет опыт в искусстве магии и сможет заполнить имеющиеся в нём лакуны, опираясь на свой собственный опыт.

Там есть лишь пара кратких инструкций, но они имеют первостепенное значение. Первая заключается в том, что маг не покидает магического круга, пока духам не приказано удалиться, т.н. «разрешение уйти». Несоблюдение этого увещания, согласно оккультной традиции, может привести к гибели мага. Причины этого, если вспомнить приведённые выше рассуждения, которые мы использовали для объяснения других оккультных требований, становятся более понятными.

Призыв духовной силы имеет психологический аналог. Если магический круг представляет целостную упорядоченную психику мага, то духовные силы, появляющиеся за её пределами, представляют собой индивидуальные аспекты психики, вытесненные за её пределы: элементы комплексов, неврозы, психозы и т. д. в том смысле, который в эти понятия вкладывал Фрейд, или, возможно, архетипы в юнгианском смысле. Оставление безопасного пространства круга, в то время как эти элементы всё ещё «отделены» друг от друга, может грозить магу психическим срывом. Разрешение на выход — слова, которые разрешают духовным силам покинуть территорию, — это эквивалент разрешения этим силам реинтегрироваться, погрузиться обратно в бессознательное мага. Игнорировать это предписание, равнозначно тому, чтобы разрешить этим силам продолжить самостоятельное активное существование вне подсознания, позволению бессознательному материалу вторгнуться в сознательную жизнь. Для примера, представьте себе, что вы разозлились и остались в таком настроении навсегда. Обычно мы находим способы нейтрализовать наши эмоции, будь то терапия или просто по прошествии времени. Любой, кто будет постоянно находиться в состоянии злости, скоро погибнет.

Контактируя с демонами, человек в одиночку противостоит силам зла. Как скажет вам любой экзорцист, опыт столкновения и борьбы с этими силами равнозначен кошмару наяву, который кажется бесконечным, а временами почти безнадёжным. Чтобы сознательно вызвать эти силы, нужно обладать стойким характером, быть непоколебимым, решительным и мужественным: сочетать в себе те же личностные качества, какие требуются от экзорциста.

И это подводит нас к следующему предписанию, которое можно найти в Гримуаре: о том, что оператор должен относиться к демонам, которых вызывает, как хозяин к слугам. Это предполагает, что он обличён властью, а другой полностью подчинён и стремящимится выполнять любые приказы. Такую же позицию должен занимать католический священник во время обряда экзорцизма.

Это может показаться парадоксальным. Сначала организуется церемония — магический круг, свечи, благовония, заклинания, «обманывающие» чувства и бессознательное заставляющие их повести себя определённым образом. Тем не менее, в то же время, нужно быть абсолютно авторитарным по отношению к тем духам, которые разбужены в следствие этого. Нужно быть одновременно аналитиком и пациентом. Вот почему практика церемониальной магии подходит не для всех.

Более того, в Гримуаре совершенно ясно дано понять, что его первый раздел предназначен для использования католическим священником. Упоминается необходимость освящённой гостии, отправления мессы, алтаря, на котором размещены некоторые печати, для использования и т.д. Первая часть Гримуара папы Гонория III, определенно является инструкцией для священнослужителя.

Однако, несмотря на это, остальная часть гримуара выглядит как руководство типичного мага. Единственное различие между Гонорием и, скажем, Ключами Соломона — это ссылка на то, что действие должен сделать священник. В остальном ритуалы очень схожи: построение магического круга, заклинания, многочисленные имена демонов и духов с соответствующими им печатями и формулами их отпускания. Таким образом, базовая методика одинакова. Предприимчивый маг, который не был священником, тоже мог бы использовать Гонория — или заклинания и печати из этого Гримуара — в рамках его или её полномочий. Как А. Э. Уэйт упомянул в своём труде: «Профанации тайн религии, предписанные Гримуаром Гонория, не являются преднамеренными и могут быть оправданы этим. Их целью является не вызвать возмущение, а повысить эффективность».

Повышение эффективности. Система становится более мощной из-за использования церковных ритуалов, тем более, если эти ритуалы совершаются священником.

Алистер Кроули, хотя и не был рукоположенным католическим священником, также обратил внимание на эффективность христианского ритуала. Во время одной из своих оккультных операций, в которой он принял продвинутую степень Мага, он распял жабу в подражание распятию Иисуса, до этого, однако, он окрестил рептилию по христианской традиции. Это означало, что жаба была, по крайней мере номинально, христианином, и что её распятие рассматривалось как подлинное. Кроули знал, что крещение — это единственное таинство, которое может совершить не священник. Согласно католическому закону, мирянин может крестить младенца в крайнем случае: например, если ребёнок находится под угрозой смерти, а рядом нет священнослужителя. Таким образом, он использовал это правило как прецедент, так как жаба, несомненно, находилась под угрозой смерти! Что касается самого распятия, то оно никогда не было таинством, оно было совершено мирянами, римскими солдатами, так что Кроули использовал несколько доступных ему позиций.

Распятие является существенным элементом инициатической структуры Золотой Зари — английского тайного общества, в котором впервые был инициирован Алистер Кроули, и достиг его высшей степени — это уровень Младшего Адепта, в котором посвящённого буквально распинают (используя верёвку вместо гвоздей). Кроме того, Кроули воспитывался как набожный христианин, член секты Плимутских братьев. Христианство было легкой одержимостью Кроули, в конечном итоге он принял титул «Великий Зверь 666» в подражание сатанинской фигуре в Книге Откровения и в попытке утвердиться в качестве антитезы христианства. Он называя эту религию религией Старого Эона и старого порядка, которые он, Кроули, свергал в пользу Нового Эона.

Однако это не помешало членам его оккультных групп использовать священников и епископов. Они стремились получить рукоположение в сан в качестве действующих священников и епископов и разыскали множество представителей церкви, которые могли помочь им в этом. Сегодня различные подразделения Гностической Католической Церкви связаны с культом, основанным Кроули, и всё же все они утверждают, что имеют подлинные церковные рукоположения, тем самым ещё раз подтверждая веру в магов западного мира, и то, что в Церкви присутствует особая сила, власть, которая простирается до самых глубин и до небесных высей.

Гримуар Папы Гонория III является ещё одним доказательством использования этой власти, в том числе, антигуманного. Подобно тому, как парижская колдунья Ла Вуазон нуждалась в настоящих католических священниках для совершения своих отвратительных Чёрных Месс, изобилующих человеческими жертвоприношениями, автор этого Гримуара знал, что его эффективность заключается в том, что эти ритуалы будут исполняться рукоположенным священником, или, проще говоря, можно было договориться со священником, который предоставил бы необходимые материалы и провёл необходимые мессы от имени мага.

Вторая часть Гримуара посвящена относительно приземлённым, мирским целям, которые могли бы возникнуть у жадного и социально неблагополучного мага любого возраста. Она фокусируется на приобретении богатства (обычно в виде спрятанного сокровища) и женщин (вопреки их воле). Гримуар не требует того, чтобы каждый успешно выполнял все ритуалы, описанные в первой его части, чтобы иметь возможность использовать второй раздел. Действительно, это удивительно, что оба раздела находятся в одной книге. Тем не менее, они любопытны и заслуживают более пристального внимания, хотя бы для того, чтобы поднять некоторые вопросы чисто социального характера.

Если маг был успешен в мирской жизни, обеспечен финансово и социально обустроен, то рецепты, приведённые во втором разделе, едва ли понадобились бы ему. Значит ли это, что аудитория этого краткого руководства состоит из бесправных, потерянных, обедневших? Именно так. Притяжение магии — это как привлекательность любой схемы быстрого обогащения: скажите волшебное слово и выиграйте сто долларов. По большому счёту, гримуары покупаются молодыми мужчинами и женщинам, которые чувствуют, что если они смогут проникнуть сквозь тонкую ткань реальности в её глубины, им откроются все секреты богатства, здоровья и мудрости. Существует стойкое ощущение, передаваемое этими страницами, мысль о том, что реальность не такова, какой кажется, и что богатые процветают за счёт бедных. В то время как это может быть так, нет никакой гарантии, что даже вся жизнь, потраченная на изучение средневековых гримуаров, стала бы гарантией успешного решения всех этих проблем.

Объедините эту убеждённость с Церковью, одной из самых богатых и могущественных из всемирных организаций, и у вас получится крайне привлекательный продукт, поскольку он подтверждает то, что многие из бесправных и так ощущают: что Церковь каким-то образом находится в союзе с дьяволом. Как ещё объяснить золото, серебро, богатство соборов, великолепие облачений, величие трубного органа… в окружении нищих деревень в странах третьего мира? Они думают, что это какая-то странная шутка, или же есть секрет — что-то циничное, что-то в конечном счёте прагматическое и опасное, закодированное в самой структуре и Писании Церкви, тайна, которую можно отыскать, и, таким образом, достичь уровня силы, равного власти сельского священника; городского пастора, епископа, столичного кардинала.

Существует, легенда об отце Соньере из небольшой французской деревушки Ренн-ле-Шато, человеке, который нечаянно способствовал фурору Кода Да Винчи. Согласно сюжету Святой Крови и Святого Грааля, Соньер обнаружил нечто спрятанное в деревенской церкви, нечто настолько важное и опасное, что он отнёс это в Рим и вернулся в свою деревню богатым, но уже немного не в своём уме. Восстановленная им церковь была наполнена тайными символами и пугающими прикосновениями. В сюжете романа говорится о том, что Соньер обнаружил некую истину об Иисусе, его распятии и о воскрешении, а также факт существования его потомков, произошедших от предполагаемого брака с Марией Магдалиной, и их последующем побеге во Францию. Это была тайна, которая могла бы свергнуть владычество Церкви, если бы она была открыта и было бы доказано, что она истинна, — таким образом Дэн Браун представляет её в своём романе Святая Кровь и Святой Грааль: серия убийств была совершена тайной группой, действующей внутри Церкви, чтобы сохранить тайну, открытую Соньером и скрыть её навечно.

В то время как у иудаизма есть своя тайная традиция, известная в народе как Каббала, которая утверждает, что способна «расшифровывать» Писание и раскрывать скрытые тайны в еврейских словах и их расположении в Пятикнижии Моисеевом, христианство никогда не утверждало, что имеет что-либо подобное. Тайны христианства открыты для всех, кто может видеть: смерть и воскресение Иисуса являются самыми могущественными из них. Тем не менее, христианская Библия основана на еврейских Писаниях, и если в них скрыта какая-то тайна, то она также зашифрована и в христианской Библии.

Это побудило мудрецов XV-XVI вв. (и позже) принять идею существование христианской Каббалы: взять еврейскую Каббалу и применить её технологию к Евангелиям, используя каббалистические системы раввинов для дальнейшего расследования и прояснения тайны Иисуса и его последователей. В свою очередь это привело к формированию масонских ритуалов и других оккультных тайных обществ в семнадцатом, восемнадцатом и девятнадцатом веках, таких как Розенкрейцеры, Братство Света и Золотая Заря.

Соблазном тайного знания является то, что оно способно дать и тайную власть, которая была бы привлекательна для священников, епископов и кардиналов, ведь со временем они стали впутываться не только в масонские интриги Propaganda Due и карбонариев, но также и в практику церемониальной магии. Гримуары — это, пожалуй, лучший пример практической «христианской каббалы», который мы имеем, потому что они сочетают еврейские и гностические слова силы с типичными христианскими обращениями к Святой Троице и Богоматери. Для консервативного католического священнослужителя это сочетание священного и профанного было бы богохульством, но для отчаявшихся  в поисках совершенного орудия защиты Церкви от её самых жестоких светских врагов — от гуннов и катаров до коммунистов - священников и епископов соблазн этого тайного знания оказался слишком велик. Он был ещё большим для тех, кто остался вне церковного мейнстрима, кто видел во второй части Гримуара способ получить богатство, женщин и власть. Ведь многие священники были фактически проданы в семинарии ещё в юном возрасте, чтобы исполнить родительский обет или создать политический союз, и не самым лучшим образом относились к Церкви и её правилам. Они видели в гримуарах средство восстания против благочестивой философии, которая вбивалась в них злобными, тщеславными и лицемерными людьми. Священник, не имеющий дворянских корней или благородных покровителей, скоро оказывался в жалких условиях, брошенным в какой-нибудь отдалённой сельской местности. Гримуары обещали больше. Намного больше.

Рассмотрим третий раздел Гримуара, который касается предметов, представляющих исключительный интерес лишь для фермеров и скотоводов. Фактически, он мог быть отдельным произведением, как некая народная магическая книга заклинаний, ведь в нём очень мало общего с церемониальной магией или католицизмом, за исключением случайных упоминаний о Троице и Деве Марии и обилие молитв на непонятной зубодробительной латыни. Он ссылается на особо могущественного народного целителя, известного как Гуидон, которого называют благочестивым и полностью сосредоточенным на отражении злых заклинаний, брошенных против скота и посевов. Эта часть Гримуара, вероятно, является самой старой, к такому выводу меня подтолкнуло исследование его терминологии по антикварным словарям, возможно, она была добавлена в гримуар Гонория как своего рода дополнение. Она включена сюда ради полноты и для общего ознакомления, не более того.

Разумеется, мы должны отметить, что положения, относящиеся к первому разделу, в равной степени актуальны и для двух последующих: католический священник будет самым эффективным исполнителем, поскольку сам Гримуар указывает на то, что знание латыни и принадлежность к структуре Церкви усиливают действие описанных в нём рецептов. Магические слова и фразы были оставлены нетронутыми во всех заклинаниях и заговорах. Никаких попыток как-то очистить их не предпринималось. Люди, знакомые с гримуарами и традициями церемониальной магии, знают, что для неинициата очень опасно заменить в заклинании хотя бы одно слово. Поэтому нам оставили их такими, какими мы их нашли. В некоторых местах были внесены дополнения или разъяснения, но в остальном Гримуар, как он есть, остался неизменен.

Итак, давайте подробнее рассмотрим этот «самый дьявольский» из гримуаров.

© Simon
© Перевод Mari, для ordenxc.org, 04.04.2017г.

[вернуться к оглавлению]