cum tu affectavisti imperium super vita et morte, meminito quod tu es homo tantum.

орден хранителей смерти

Джейк Стреттон-Кент. Геософия: Варварское истолкование

Сагатана дарует невидимость и способность мгновенно
переноситься с места на место, открывает замки, позволяет
увидеть все, что происходит в домах, и обучает всем уловкам
и хитростям Пастухов.
— Великий гримуар

Выражение «interpretatio Grecae» («греческое истолкование») возникло в связи с тем, что древние греки классической эпохи часто перетолковывали религии, богов и языки других народов на собственный лад. Например, греческие ученые утверждали, что фракийцы поклоняются трем божествам: Артемиде, Дионису и Аресу, — тогда как в действительности это были, разумеется, греческие боги. Проблема усугубляется тем, что многие греческие боги были в свое время заимствованы у других народов. Так, например, мифы о происхождении Кибелы и — предположительно — оскопленного бога Аттиса имеют по большей части греческое происхождение, но сами эти божества — нет.

Современные исследователи фракийской культуры отмечают, что давно настало время избавиться от устаревших условностей и разработать адекватное «фракийское истолкование». На первый взгляд, попытка подойти к греческим богам с фракийскими мерками может показаться странной, но в действительности это не так. И тому имеются две чрезвычайно веские причины. Первая заключается в том, что фракийцы, как и другие варварские народы, оказали чрезвычайно мощное влияние на греческую религию и в особенности на те ее стороны, которым посвящено наше исследование. Вторая же — в том, что многие образованные жители греческих полисов в классическую и эллинистическую эпоху отворачивались от официальных культов и обращались к более древним слоям греческой религии. В результате эти архаические слои и верования, распространенные в так называемых отсталых сельских местностях, переживали бурное возрождение. И те, и другие были гораздо теснее связаны с варварскими представлениями и практиками, чем с классическими греческими. Дионис не принадлежал к числу чужеземных богов, а орфизм, скорее всего, зародился в Южной Италии, но оба эти культа восприняли немало фракийских обрядов и религиозных мотивов. Таким образом, истолкование, опирающееся на фракийские, скифские или пеласгийские мотивы, может оказаться чрезвычайно полезным — и не в последнюю очередь потому, что послужит необходимым противовесом интерпретациям, основанным только на классических источниках.

О ключевом значении Фракии для нашего исследования свидетельствует ряд признаков, уже отмечавшихся выше: тот факт, что иерофантов для Элевсинских мистерий выбирали из фракийского рода Эвмолпидов; схожее верховенство одного фракийских родов в Дельфах; фракийские влияния, обнаруживающиеся в культах Диониса и Орфея; фракийские элементы в Самофракийских и Лемносских мистериях. Фракии почти не уступает по значению Фригия с ее культом Великой Матери и ярко выраженными фракийскими влияниями в ее культуре в целом.

Греки классической эпохи обычно изображали фракийцев кровожадными варварами. Наверняка те и впрямь были великими воителями, но эту характеристику не стоит принимать за чистую монету. В гомеровском эпосе фракийцы не уступают в культурном развитии ни своим союзникам-троянцам, ни своим противникам-ахеянам. Это литературное свидетельство подкрепляется находками археологов и, в частности,  исключительно ценными предметами роскоши в захоронениях фракийских царей. К числу этих находок принадлежат древнейшие в Европе изделия из золота: конская упряжь, датируемая серединой IV тысячелетия до н.э., и золотые чаши бронзового века из захоронений рубежа XIV—XIII вв. до н.э. Во времена микенской цивилизации и предшествовавшей ей минойской Фракия уже была мощной и внушительной державой.

К началу XII века до н.э. микенская цивилизация уже начала рушиться, но фракийские племена, напротив, только расширили сферу своего влияния, основав в Малой Азии Фригийское царство. Около 1050 года до н.э., когда крито-минойская цивилизация уже фактически пала, а континентальная Греция переживала темные века, Фригия разгромила и вытеснила хеттов. На юго-востоке Фракии с XII по VI вв. до н.э. процветала могущественная развитая цивилизация, а Фракия в целом сохраняла свое влияние и силу вплоть до начала III века до н.э.

Фракийцы в тот период относились к числу самых мощных и многочисленных народов древнего мира. Они оказали огромное влияние на культуру и, в особенности, на религиозные традиции греков. Однако оценить меру этого влияния в точности нелегко. На протяжении нескольких веков европейские историки, изучавшие этот вопрос, опирались преимущественно на греческие и римские письменные источники — не в последнюю очередь за неимением фракийских, поскольку культура фракийцев основывалась по преимуществу на устной традиции. О необходимости обратиться к истории Фракии непосредственно заговорили относительно недавно — после Второй Мировой войны. Начиная с 70-х годов XX века ситуация постепенно нормализуется, но все равно наше исследование остается одной из первых попыток оценить роль фракийцев в истории западной магии.

Разумеется, как первопроходцы в этой области мы не вправе рассчитывать на многое, но интересующие нас вопросы назрели слишком давно, чтобы пренебрегать ими впредь. К сожалению, лишь немногие из современных работ на тему фракийской культуры написаны по-английски, но для понимания древнего и современного западного оккультизма фракология несравненно более важна, чем египтология или каббала. Я отдаю себе отчет, что это смелое заявление и что я оспариваю «общеизвестное» в пользу почти незнакомого. Но это «незнакомое» остается таковым отнюдь не потому, что оно не заслуживает известности. До сих пор оккультисты даже не пытались поставить под сомнение догмы (а, точнее будет сказать, псевдонаучные фантазии), закрепившиеся в науках о классической древности; одни просто принимали их на веру в угоду слепому традиционализму, другие обходили их молчанием, отказываясь от поиска корней. Поэтому всякий, кто рискнет деконструировать устоявшиеся представления об античности, обречен плыть против течения. Но сделать это все равно необходимо — несмотря на все сопутствующие трудности.

Важное место в наших дальнейших рассуждениях будет занимать и Фригия —  древняя страна на территории современной Турции, а потому стоит уделить немного внимания ее истории. На протяжении столетий размеры ее менялись, и до некоторой степени само ее название носило общий характер. Гомер отводил фригийцам земли по берегам реки Сангарий (современная Сакарья), где, согласно более поздним авторам и данным археологии, располагались царства Мидаса и Гордия. В римскую эпоху Фригия граничила с Мизией и Лидией на западе, с Галатией (в прошлом частью Фригии) — на востоке и с Вифинией — на севере. В более древние времена эту территорию населяли фракийские колонисты, которых традиционно называли бригами (откуда и произошло название «Фригия»). Новые волны фракийских завоевателей оттеснили бригов в глубь континента, хотя довольно крупные общины их сохранились в прибрежных областях между Геллеспонтом и Пропонтидой, а также в горах, известных под названиями Ида и Олимп. Эти общины поддерживали тесные связи с ионийскими колониями греков. В различные периоды указанный регион включался в состав Персидской, Македонской и Римской империй. Самым знаменитым из фригийских городов была Троя, по имени которой вся окружающая область стала называться Троадой. Фригийцы сыграли весьма значительную роль в развитии греческой культуры. Например, греческая музыка, в особенности флейтовая, имела отчасти фригийское происхождение. Кроме того, в представлениях древних греков Фригия тесно ассоциировалась с культами Диониса (Вакха) и Кибелы, Матери Богов.

Jake Stratton-Kent (c)
Перевод: Анна Блейз (с)