Существует много различных систем западной и восточной традиции, в разной степени нормированных и кодифицированных.

В большинстве из них используются фигуры круга и треугольника, где круг обозначает область изолируемого, а треугольник — область источника воздействия.

При этом, оператор как актор ритуала может находиться в круге, вне круга, внутри треугольника, в зависимости от целей и задач производимой операции.

Вызываемый объект также может манифестироваться внутри круга (при необходимости его изоляции), вне круга (с оператором внутри круга) и даже внутри треугольника, в зависимости от цели воздействия.

Большие границы ритуального пространства также могут иметь разные формы (круглые, треугольные, квадратные, трапициевидные, и т.д.)

«Общим местом» в разных системах является ориентация священных символов по границам окружности по сторонам света и наложение символов или предметов четырёх стихий по четырём сторонам света.

Оговорюсь сразу, мной все и любые ритуальные эффекты понимаются, исключительно, как феномены нашей собственной психики: оператор не обращается ни к кому, кроме самого себя, и не представляет себе ничего, кроме своих собственных мыслей. Я стою на позициях строгой «психической» модели, не ругая при этом тех, кто пользуется моделью «спиритуалистической», полагая даймонов и богов реальными автономными сущностями.

Так вот, смысл операции заключается в том, чтобы соединить два «инаковых» мира: «мнимый» и реальный, притом, что мы способны воспринимать реальный одиннадцатимерный мир как четырёхмерный (длина-ширина-высота-время). Для удобства восприятия, принято считать, что тот самый «мнимый» запредельный мир — бесконечно-мерен или, по крайней мере, многомерен. Это утверждение не является строгим и вводится, иключительно, для удобства аппроксимации.

Так вот, чисто психологически визуализация трёхмерного объекта, спроецированного из n-мерного «мнимого» мира на двумерную плоскость представляется нелогичным и неудобным. Введение третьей ритуальной оси координат («смерть-жизнь») позволяет решить данную проблему.

В принципе, пятый элемент «эфир» присутствует и в традиционных системах как продукт сублимации четырех стихий, но он не учитывает, что помимо процесса сублимации, может иметь место обратный процесс. Необходимость включения «смерти» в качестве шестого метаэлемента операции, интуитивно, становится более понятной после прочтения работы «Life against death» американского философа и психоаналитика Нормана Брауна (трактат, в основном, посвящён критике психоанализа Фрейда) и, конечно же, книги «Символический обмен и смерть» (1976 г.) Ж. Бодрийяра.

Проблема исключения смерти из символического обмена характерна не только для светской профанной жизни, но и для ритуальной инициатической: в отдельных аспектах о ней принятно и приятно «умолчать», концентрируясь только на бесконечных «продолжениях», «возвышениях» и «сублимациях».

При введении полноценной системы координат «жизнь-смерть» , сразу же встаёет проблема «горизонта операции» или «плоскости операции» .

Смысл ритуала состоит в «представлении» и «осознании» горизонта операции выше Малкут. Соответственно, Малкут «прорастает» под горизонт операции — в клиппот.

Достаточно просто объясняется необходимость агапы и, в некоторых случаях, ритуального секса после операции: для постепенного смещения «восприятия» горизонта воздействия с линии «Нецах-Ход» сначала в уровень «Есод», а затем в уровень «Малкут» и на закрепления в нём.

Подъём психического восприятия выше уровня малкут можно сравнить со взлётом широкофюзеляжного самолёта в верхние эшелоны: если у самолёта есть дефекты обшивки (усталостная деформация, ошибки проектирования), самолёт разорвёт на части, произойдёт взрывная декомпрессия и пилот потеряет сознание от гипоксии. Точно так же и в ходе ритуальной работы: при ошибках в ритуале и недолжных подготовках к нему произойдёт такая «психическая декомпрессия» у оператора. И как самолёт должен совершить правильную посадку с выпуском закрылков, шасси и включением реверса, так и в конце ритуала необходим постепенный отход от кульминации к развязке через экспозицию, закрытие ритуального пространства и окончательное заземление по биологическому контуру: секс и еда.

В принципе, эта общая теория ритуала справедлива, на мой взгляд, и для некоторых традиционных религий. Например, в восточном христианстве (оно же православие) воскресный день специально исключается из числа постных. Т.е., по воскресеньям принято разговляться, что приходится делать, естественно, после литургии, перед которой выдерживается евхаристический пост.

Точно так же делаются операции планетарной магии. Например, перед изготовлением камей Сатурна необходимо жёсткое ограничение (молиться-поститься-слушатьрадиорадонеж) с последующей обильной агапой после ритуала.

С этой точки зрения, мне представляется дефектной латинско-католическая идея тотального целибата всего священства, т.к. она исключает пост-ритуальное заземление, которое, с учётом сложности производимых операций, должно включать в себя не только ритуальную трапезу, но ритуальное соитие. Не находя выхода накопленному потенциалу, священнослужители воспылают порочной страстью к несовершеннолетним алтарникам, что, само по себе, неприемлемо.

Некоторые подвижки в этом отношении были, разве что, у Александра VI, допускавшего некоторую волю срамным членам после святой мессы. Но наиболее оптимальный вариант, конечно, — женатое духовенство, возможно, с легализацией нетрадиционных браков по лютеранскому образцу, чтобы экстатически возбуждённая душа не металась в безуспешных поисках утешения.

Пост-ритуальное соитие даёт «плавное» снижение и постепенный выход из ритуального пространства с постепенным прохождением разных эшелонов, условно соответствющих трём нижним чакрам (уж простите за эклектику). Чтобы сделать снижение совсем плавным, возможно, после ритуала устроить ритуальный поединок или ритуальную гимнастику (дыхательные техники, ушу, кумите), с последующим переходом к совокуплению и пиру.

Если вы обратите внимание на третью иллюстрацию, то можете на ней увидеть цветовое обозначение сефир.

Сефиры нецах-ход окрашены в «зелёный» цвет, что соответствует анахата-чакре— базовое возбуждённое состояние для начальных ритуалов.

Есод окрашена в жёлтый, что соответствует манипура-чакре и малкут — в красный, что соответствует муладхара-чакре. свадхистана, соответственно, располагается на канале есод-малкут. Это лишь одна из возможных «моделей», разумеется, где я не претендую на догматизм.

Ad. Mag. Reginald (Com. Rubedo S.M.A.)
19.08.2016г.