Интервью для альманаха «Necromancer» (вып. 4, 17.01.2017г.)

Данная рубрика будет иметь формат интервью-бесед «за чашкой кофе». Итак, сегодня у нас в гостях практик с многолетним стажем — Lirein. С этим уважаемым человеком планируется провести цикл бесед на различные темы. Если у читателя возникнут какие-либо вопросы, он всегда может прислать письмо в Службу Поддержки Ордена Хранителей Смерти ordenxc@gmail.com с пометкой #Necromancer_emporium. Наиболее интересные и оригинальные вопросы (вместе с ответами на них) будут включены в следующие выпуски альманаха.

Сегодняшняя, вторая по счёту, беседа имеет целью разъяснить интересующимся читателям основы взаимодействия с кладбищами. Сегодня мы получим возможность ознакомиться с философией нашего гостя и перенять часть его бесценного опыта.

Necromancer:

Добрый вечер, Lirein. В прошлый раз мы с вами остановились на необходимости изучения Смерти в процессе личной эволюции каждого индивидуума. Мы также пришли с вами к выводу о том, что большинство начинающих некромантов в качестве первых исследовательских баз для своих экспериментов выбирают ближайшие кладбища. Тема сегодняшней беседы, таким образом, была определена нами ещё в прошлый раз – «Кладбища: основы взаимодействия».

И первый вопрос, вполне ожидаемый: для чего конкретно можно использовать кладбище в магических практиках? Часто ошибочно полагают, что столь специфическое рабочее пространство пригодно для столь же специфических целей.

Lirein:

Не совсем верно. Энергия кладбища, конечно, очень специфична, но только на первый взгляд. Мы живём в мире, который сам по себе представляет одно большое кладбище и который, по сути, основан на процессах смерти, убийства, умирания и т.д. Это даже не касается вопросов нашего питания. Для того чтобы поддерживать процесс жизнедеятельности в человеке приходится убивать огромно количество живых существ, начиная от животных и заканчивая растениями. Поэтому глупо предполагать, что кладбище и его сила, его энергетика способны дать только разрушительную энергию. Конечно, сложно спорить с тем стереотипом, который сложился в современном обществе. Сама смерть и связанные с ней процессы весьма болезненны для каждого человека и каждый справляется с ними по-своему. Та религия, которую мы имеем на сегодняшний день, для той совокупности знаний общества, которыми мы располагаем на конкретной территории, кладбища и энергии, которые его пропитывают, всегда будут являться разрушительными. Но на самом деле это далеко не так, потому что энергию кладбища можно использовать как для вредоносных воздействий, которые ему зачастую и приписывают, так и для исцеления и защиты, или для поисков справедливости, если случилось так, что суды или давление мнений окружающих людей не позволяет человеку найти справедливость другим путём. Каждый умерший человек, равно как и живущий, обладает своим характером, эмоциями и желаниями. Вся разница между умершим и живущим лишь в том, что живущий ещё может как-то влиять на свою судьбу, а для умершего это, по сути, конец. Потому что в этом конкретном воплощении он уже ничего не может сделать. У него будет другая жизнь, другие родители, другие цели, идеи, стремления. Он будет совершенно другой личностью, нежели та, к могиле которой мы можем прийти. Вполне возможно, что даже он сам, придя к могиле своего собственного прошлого воплощения, себя не узнает. В какой-то степени это правильно и справедливо. Однако, возвращаясь к кладбищу, к тем людям, которые на нём покоятся, мы приходим к выводу, который кому-то может показаться слишком грубым, что, по сути, кладбище – это такой же коллектив, как коллектив конкретного предприятия, города, региона или страны. Поэтому, по сути, об энергетике того или иного кладбища мы можем судить по тем людям которые его составляют. Именно исходя из этого, мы можем говорить о том, какую энергетику имеет то или иное кладбище. Здесь, конечно, существует множество нюансов, и поэтому в какой-то степени глупо предполагать, что кладбище значимых людей, историков, политиков, деятелей искусства сможет нас вдохновить на великие свершения для собственного народа или страны. Вполне возможно, что глухое сельское кладбище, где дети веками хоронили своих родителей, а родители – детей, далёкое от якобы глобальной суеты больших городов, может быть гораздо значимее для практики. Так или иначе, кладбище всегда является уникальным местом относительно других кладбищ. Его природа, те силы, которыми оно обладает и воплощению которых оно способствует, оно будет всегда уникальным. И будет большой ошибкой считать, что оно уникально для каждого по отдельности. Независимо от того, кто и как воспринимает действительность, энергия кладбища всегда будет одинаково уникальна для всех. Поэтому даже если вы найдёте одну единственную могилу, которая будет вас вдохновлять на излечение своих близких, в то время как все ваши компетентные коллеги-практики говорят от том, что данное кладбище – гиблое место в силу тех или иных причин, вам стоит прислушаться к мнению коллег и задуматься над правильностью своих убеждений.

Necromancer:

Когда мы знаем, для чего можно использовать силу кладбищ, нам следует понять, как выбрать рабочее место. Стоит ли и, если стоит, то каким образом, выбирать подходящее для работы кладбище и конкретный участок на этом кладбище?

Lirein:

Исходя из того, о чём я говорил, прежде чем выбрать кладбище местом своей ритуальной работы, вам следует познакомиться с обитателями кладбища. Начиная от простых его обитателей до хранителей кладбища. Под обитателями я подразумеваю как всевозможных мороков, теней, призванных существ, так и собственно умерших, которые ещё сохранили способность взаимодействовать с живущими. По их общему настроению, предрасположенности, убеждениям, вы можете судить о предрасположенности кладбища к той или иной работе. Например, если кладбище чрезмерно агрессивно или обладает признаками неупокоенности, скажем, бандитские группировки там прячут убитых ими людей, то кладбище подойдёт скорее для мести или иной грязной работы. К таким же кладбищам можно отнести места захоронений жертв всевозможных видов геноцида, репрессий и т.д. независимо от срока давности событий. Если кладбище в большинстве своём населено теми, кто ушёл мирно, вне зависимости от того, как именно он ушёл, на нём нет места эмоциям злости, неудовлетворения, то такое место, как минимум, подойдёт для обретения собственного душевного покоя, успокоения и очищения. Но всё же, прежде чем делать кладбище местом своих ритуальных практик, следует спросить разрешения у тех, кто его населяет, у Хранителя Кладбища. И только если вам разрешат, вы сможете на этом кладбище практиковать. В противном случае, любая практика может окончиться очень плачевно.

Necromancer:

Какие подготовительные меры перед посещением кладбища вы можете посоветовать? Как правильно идти на кладбище? Существуют правила входа, приветствий, прогулок по кладбищу? Как уходить с кладбища?

Lirein:

Всё те же меры и средства, как и перед любой другой ритуальной работой. Вы должны быть чисты и аккуратны, не должны быть под воздействием алкоголя или других средств. В зависимости от того, посвятили ли вы себя некромантии, или в силу каких-то обстоятельств вынуждены обратиться к её ритуалам, вы должны позаботиться о собственной защите. У некромантов есть свои обереги и правила защиты от тех или иных существ, как и у представителей любого другого оккультного направления. Но всё-таки есть определённые правила, которые можно было бы назвать своего рода правилами вежливости и гостеприимства. Согласитесь, что если к вам в дом зайдёт гость, обвешанный оружием и всевозможными средствами защиты, то вы навряд ли будете дружелюбны по отношению к нему. Приходя на кладбище, равно как и входя в жилой дом, обратитесь к обитателям кладбища с лёгким поклоном и словами приветствия (лучше это делать вполголоса или про себя, потому что не для всех такое поведение может быть нормальным). Если вы связаны с тем или иным обитателем более тесно – это ваш родственник, или сущность, с которой вы успели сдружиться, то поприветствуйте её тоже, отдельно. Скорее всего, она будет ждать вас у ворот кладбища и для неё такое отношение особенно важно. То же самое касается и того, как вы уходите с места захоронения. Что касается самой прогулки, если у вас нет практических целей, а особенно, если они у вас есть, ведите себя так, как вы бы хотели, чтобы вели себя с вами. Но лучше всего не выглядеть хулиганом и хамом в глазах других. Самое главное, когда вы приходите на кладбище, не противопоставляйте себя умершим, хотя бы потому, что мало кому известно, насколько тонка грань между ушедшим и всё ещё живущим. Никогда не пытайтесь повелевать мёртвыми и приказывать им. Помните, что в один прекрасный момент вы поселитесь рядом. Умершие не любят напоминания о том, что они уже ушли. Живые не любят напоминания о том, что в любой момент могут уйти. Поэтому, по большому счёту, разницы между нами нет. Помните об этом, посещая кладбище.

Necromancer:

Хотелось бы затронуть тему географии кладбищ. Насколько я понимаю, важным моментом оказывается то, где расположено кладбище, какие реки, холмы, овраги и пр. имеются на его территории. Важно ли учитывать это в своей практике? Каким образом это влияет и как это использовать?

Lirein:

География кладбища, точнее его расположение в тех или иных географических координатах, важно хотя бы потому, что существует большая социокультурная разница между теми или иными регионами. Что касается самой географии кладбища, то те же принципы, которые используются при описании свойств ландшафта, применимы и к кладбищу. В какой-то степени они даже усиливаются. Например, овраги, даже находясь в глухом лесу или посреди чистого поля, всегда считались гиблым местом. На кладбище это может усилиться. Здесь могут быть разные причины. Например, разломы в почве считаются спуском в подземные миры, то есть в миры мёртвых ну и также в миры существ, которые резко враждебны по отношению к людям. Тот же овраг, как, впрочем, и построенный на месте кладбища дом, может нарушать сформированную за долгие годы энергетику кладбища, превращая вполне безобидную энергию в разрушительную. Но может быть и так, что овраг примет на себя весь негатив, который накопился на кладбище и станет своего рода громоотводом. Правда последнее бывает чаще всего на тех кладбищах, которые возникали вокруг уже существующих оврагов и расщелин, что по мнению людей могло способствовать переходу умерших в загробный мир. То же самое относится и к наскальным кладбищам, то есть местам захоронений, которые располагаются высоко в горах. К сожалению, на сегодняшний день многие из местных правил и традиций различных регионов забыты и людей хоронят по более-менее единому образцу, далеко не всегда правильному и соответствующему традициям этой местности (как уникальной части сознания Гения Земли). Без учёта этих уникальных локальных идентификаторов-традиций теряется и часть уникальности самого кладбища, связанная с определённой местностью. Кроме прочего, такая традиция имеет определённое влияние и на ландшафтные образования на территории кладбища, без её учёта однозначно оценить его пользу, вред, практическую применимость на территории кладбища достаточно сложно. Поэтому зачастую мы можем судить только о степени упокоенности самого кладбища и о том, насколько ландшафт ей способствует или противоречит. Исходя из этого, мы можем выделить косвенные признаки, называемые неупокоенностью кладбища. Собственно, сама неупокоенность говорит о том, что деструктивные процессы, происходящие на территории кладбища, связанные с телами умерших людей, и их переходом в посмертие вышли из-под контроля. В обычном состоянии кладбище экранирует, сдерживает в себе эти процессы и как огромная мельница перемалывает их, сводя на нет. В случае же неупокоенности погост со временем напитывается деструктивными энергиями, начинает их излучать вовне и соответствующе влиять на окружающее пространство, то есть разрушать его. Мы, конечно, не говорим о формировании чёрной дыры на окраине безымянного ПГТ, но образование очередного «гиблого места» вполне вписывается в эту ситуацию. Косвенными признаками такой неупокоенности могут быть аномальные изменения растительности, не характерные для конкретной местности – высохшая раньше времени трава, сгнившие или искривлённые деревья, частые по сравнению с окружающей территорией падения деревьев, отдельных веток, обрывы или замыкание проводов, падёж скота, диких животных, птиц, потёкшие фотографии на надгробиях, слишком быстрое выгорание фотографий, разрушение самих надгробий, могильных оград и ограждения самого кладбища и т. д. Если, исключив людскую халатность и прямое вредительство, мы обнаруживаем, что все эти признаки имеют место быть, это подтверждается соответствующей энергетикой самого места и статистикой заболеваний, несчастных случаев и преступлений в ближайшей округе (до которых лучше не доводить, но которые скорее всего уже есть), то тогда мы действительно можем говорить о неупокоености погоста. И соответственно следует обратиться к специалистам Ордена. Конечно есть ещё и определённые ритуалы, которые могут подтвердить или опровергнуть неупокоенность в случае сомнений. Но не следует забывать, что маг – это тот, кто не ленится работать головой и руками, прежде чем бросаться на баррикады проблем с «настоящим магическим ритуалом» наперевес.

Интервью подготовлено: Kristof 16.12.2016 г.